Editor
Editor
Jan 14, 2018 · 8 min read

Автор — Денис Длугач, специально для Буквы. 06/11/2017

Последние референдумы в Каталонии и Иракском Курдистане в очередной раз подняли спорную тему права народов на самоопределение. Сразу же вспоминаются Косово, Шотландия, Страна Басков, а вместе с ними и Крым, Абхазия, Южная Осетия, Приднестровье… #Буквы разбирались, что же это такое — право на самоопределение, как его определяет международное право и как оно работает на самом деле? Почему одни отделяются законно, а другие — нет? И есть ли правильный способ стать независимым государством?

История вопроса

Право народов на самоопределение получило свое признание в процессе распада колониальной системы после Второй мировой войны. Тогда оно было закреплено в ряде международных документов, включая Устав ООН, Декларацию о предоставлении независимости колониальным странам и народам, Декларацию о принципах международного права и других.

Сегодня это право считается одним из основных принципов международного права и является обязательными для всех государств. Всего таких принципов выделяют от 7 до 10. Почему по-разному? Потому что единого перечня и источника этих основных принципов нет. Часть из них прямо прописаны в Уставе и других документах ООН, часть сформировались из права обычая (многолетние традиции в международных отношениях), а часть не сформулированы прямо, а вытекают из других норм.
Вот они:

  • Принцип неприменения силы и угрозы силой;
  • Принцип разрешения международных споров мирными средствами;
  • Принцип невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств;
  • Принцип обязанности государств сотрудничать друг с другом;
  • Принцип равноправия и самоопределения народов;
  • Принцип суверенного равенства государств;
  • Принцип добросовестного выполнения обязательств по международному праву;
  • Принцип нерушимости государственных границ;
  • Принцип территориальной целостности государств;
  • Принцип уважения прав человека и основных свобод.

Важной особенностью всех этих принципов является то, что они равны между собой и взаимосвязаны. Это означает, что один принцип не может соблюдаться в ущерб другому. Если же внимательно перечитать их, то можно почти сразу заметить конфликт между некоторыми из них.

Так, есть принцип самоопределения народов, а вместе с ним и принципы территориальной целостности государств и нерушимости государственных границ. Они все равны между собой, и все должны соблюдаться. Нелогично? Сейчас да, но в 1945 году, когда они принимались, все было логично.

Мировая колониальная система в 1945 году

Дело в том, что изначально принцип самоопределения касался только колониальных народов бывших империй. Борьба за ресурсы и перераспределение колоний были основными причинами Первой и Второй мировых войн и многолетних конфликтов между Великобританией, Францией, Германией, США, Испанией, Италией и другими странами.

Когда же пришло понимание огромных человеческих жертв и затратности такой борьбы, то, чтобы не провоцировать новую войну и не давать никому экономического преимущества, большие страны пришли к согласию, что колонии нужно отпустить — дать им возможность самостоятельно решать свое будущее, после чего границы и территории государств должны быть нерушимыми — нападение на чужую территорию будет признаваться незаконным.

Так, во второй половине ХХ века почти все колонии стали независимыми государствами, и принцип самоопределения на тот момент, казалось, выполнил свою функцию. Пока он не оказался в совершенно ином контексте — с конца 1990-х годов после распада Югославии.

Новая реальность — Косово

Новый прецедент — провозглашение независимости Косово от Сербии в 2008 году. Это уже не колония отделилась от метрополии, а группа людей внутри целого сформировавшегося государства заявила о праве на самоопределение. Здесь и начинается конфликт между принципами территориальной целостности и самоопределения народов. Возникает вопрос — как трактовать принцип самоопределения для народов и групп людей, которые многие годы были частью, а не колониями других стран.

Страны, возникшие на территории бывшей Югославии

Распад Югославии с военным вмешательством НАТО (без мандата ООН) и дальнейшее отделение Косово от Сербии после многих лет войны между албанцами Косово и сербами, а также этнических чисток с обеих сторон вызвали много вопросов в международном праве. Уже тогда КНР, РФ, Индия, Аргентина, Бразилия, Украина, Молдова, Грузия и многие другие страны заявили о непризнании независимости Косово или же еще жёстче — о незаконности одностороннего отделения.

Тем не менее США и большинство европейских стран признали Косово. Во многом, чтобы сохранить там статус-кво (была общая позиция, что Косово не может вернуться в состав Сербии) и легитимизировать военное вмешательство НАТО. Единственные страны ЕС, которые не признают независимости Косово, — это Испания и Греция.

Большая часть тех, кто не признает, сами опасаются сепаратизма у себя на территории или же, как в случае с РФ, которая традиционно поддерживает Сербию, выступая против нарушения баланса сил на Балканах.

Как это все объяснить (оправдать)?

Учитывая большое количество очагов сепаратизма в самой Европе (Каталония в Испании, Страна Басков в Испании и Франции, Шотландия и Северная Ирландия в Великобритании, Валлония и Фландрия в Бельгии, Новая Каледония во Франции и т. д.), после прецедента Косова Западу понадобилось новое объяснение того, как должен работать принцип права народов на самоопределение. Чтобы и Косово включить, и не допустить развала в своих странах.

Празднования годовщины провозглашение независимости Косово, 2009 год / Ermal Meta / EPA

Тогда на Западе стали различать внутреннее и внешнее самоопределения. Внутреннее самоопределение признавалось за всеми. Это право каждого народа (любого сообщества, которое идентифицирует себя как народ) на культурную, языковую автономию, решение своих внутренних вопросов, включая образование и местную политику. И главное — право быть представленным в политической жизни своего материнского государства (право голосовать, избираться, высказываться по вопросам, которые затрагивают этот народ). Все это только внутри материнского государства, без права отделения.

Внешнее самоопределение — это право определять политический статус народа (провозглашать независимость или автономию и т. д.). С ним сложнее. Считается, что есть два “правильных” способа воспользоваться этим правом: хороший и плохой. Хороший — это получить согласие материнского государства и действовать в рамках его законов. Один из известных примеров — референдум о независимости Шотландии в 2014 году.

Между правительствами Великобритании и Шотландии еще в 2012 году было достигнуто согласие о том, что такой референдум пройдет и что его результаты будут уважать. Тогда, если бы Шотландия отделилась по взаимному согласию с Великобританией, ни у кого не было бы вопросов.

Плохой вариант — это когда права народа или какой-то группы серьезно нарушаются государством или другими группами, когда этот народ дискриминируют, ограничивают во внутреннем самоуправлении и культурном развитии, а особенно если есть гражданский конфликт или этнические чистки, то тогда за таким народом признается право провозгласить свое государство в одностороннем порядке. Если уже очевидно, что это единственный оставшийся способ для народа защитить себя и свои права.

Именно этот вариант использовался для обоснования независимости Косово (давний конфликт между албанцами и сербами). Среди других примеров — Южный Судан (отделился от Судана из-за конфликта между арабами-мусульманам и африканцами-христианами).

А что же Каталония?

Есть также “неправильный” способ права на самоопределение — закрыть глаза на все законы и просто провозгласить независимость. Как раз им и воспользовались каталонцы в прошлом месяце. У них есть своя автономия в Испании, и никаких репрессий в преддверии этого референдума против них не было. И все же они решили провести такой референдум — без согласия Испании и в нарушение ее внутренних законов. Поэтому результаты такого референдума фактически никто не признает. Хотя действия полиции в день голосования и последующее ограничение автономии и могли бы рассматриваться как нарушение прав каталонцев, это происходило в рамках законов Испании, почти сразу были назначены внеочередные выборы, и ЕС настоял на необходимости диалога и мирных действий со стороны Мадрида. Поэтому сегодня в Каталонии маловероятны такие последствия, как в Косово.

Ситуации в Крыму и на украинском востоке схожи с Каталонией только в том, что сейчас международное сообщество требует, чтобы любые референдумы по самоопределению проходили в рамках законов и с согласия материнских государств. Во всем остальном — это разные случаи. Начиная с того, что право на самоопределение касается только народов и только тех народов, которые еще не имеют своего государства (а это ставит под вопрос любое право на самоопределение на оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях, так как там нету отдельных народов, и самоопределение российского большинства в Крыму, так как у них уже есть свое государство — РФ), и заканчивая военной агрессией РФ и отсутствием нарушений прав людей в Крыму и на востоке со стороны Украины.

Право и геополитика

Более сложная и отличная от Каталонии ситуация в Иракском Курдистане, у которого также уже есть своя автономия и где тоже недавно провозгласили независимость на референдуме. Ирак не смог изначально эффективно противостоять распространению ИГИЛ на своей территории. Земли Курдистана защищали курдские военные отряды пешмерга, они же помогали освобождать и сам Ирак. Получается, что материнское государство не смогло защитить курдов от угроз, и они имеют право на провозглашение своего государства. Но нет. Потому что право правом, а политика политикой. Курды проживают в четырех странах: Турции, Сирии, Ираке и Иране, и ни одна из них не намерена признавать независимость Курдистана и провоцировать этим самым сепаратизм у себя дома.

Инфографика: Русская служба ВВС

Несмотря на прогресс в таких сферах, как права человека и борьба с глобальными проблемами, международное право в отношениях между государствами во многом остается правом сильных. Описанное выше “правильное” и “неправильное” самоопределение на практике было лишь оправданием определенных действий постфактум.

Государства боятся распада территорий, и это верно для всех. Проблем прибавляет и отсутствие определения того, что такое”народ” и у кого, соответственно, есть право на самоопределение. Сепаратизм во многих странах имеет экономическую подоплеку. Государства перераспределяют налоги между бедными и богатыми регионами. В ответ последние часто заявляют о несправедливости и о своем желании отделиться (та же Каталония в Испании, северные провинции Италии и т. д.).

Поэтому любое государство опасается, что одно какое-то самоопределение повлечет за собой полную дезинтеграцию и распад страны — когда каждый недовольный чем-то регион будет объявлять себя государством. Как потом объяснить, что здесь право на самоопределение есть, а вот здесь — нету?

Среди других вопросов — изменение контекста и интерпретации принципов международного права с того времени, когда они принимались. Часть ученых считают, что самоопределение народов работает только в условиях сохранения территориальной целостности государства. Другие же говорят, что принцип территориальной целостности касается только защиты от внешнего нападения, а если границы меняются в результате внутренних процессов — то проблемы нет.

Поэтому в условиях противостояния друг другу государства часто действуют по формуле: себе и своим друзьям — территориальную целостность, а врагам — право народов на самоопределение. В Косово Запад защищает самоопределение, а РФ — территориальную целостность. В Абхазии, Южной Осетии, Крыму, Приднестровье — с точностью наоборот. Возможность каких-либо народов (групп людей) провозгласить независимость зависит от готовности большинства других стран признать это. По сути — от расклада сил и политической конъюнктуры; чего сильным странам в этой независимости больше — выгоды или проблем.

Размытость, неопределенность формулировок и право сильных — вместе делают невозможным эффективно регулировать вопросы самоопределения. Хотя сейчас Украина, учитывая свою ситуацию, будет занимать позицию против любого одностороннего отделения, не следует забывать, что когда-то мы сами были жертвой такого порядка.

Когда в 1920-х правительства УНР и ЗУНР пытались добиться у Лиги Наций и отдельных стран признания своего суверенитета и независимости от Польши и СССР, но безуспешно. Нам во многом повезло, что СССР распался изнутри, и с этим были согласны 15 республик. Договор об образовании СССР хоть и предусматривал право выхода из союза, но в нем отсутствовал механизм реализации этого права. Поэтому, созрей мы сами до провозглашения независимости от СССР, для международного сообщества мы были бы такими же каталонцами.

06/11/2017

Аналітичний центр «Стратегія»

Про нас: https://goo.gl/JBgHgP

Editor

Written by

Editor

Аналітичний центр «Стратегія»: https://medium.com/аналітичний-центр-стратегія

Аналітичний центр «Стратегія»

Про нас: https://goo.gl/JBgHgP

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade