Nancy Pong
Jun 14, 2016 · 6 min read
Автор концепции Дэниэл Эклер, со-автор Шон Ронкен. Дизайн для людей — это интерактивное эссе, посвященное прошлому, настоящему и будущему антропоморфного дизайна.

Вы читаете перевод статьи “Design for Humanity”. Над переводом работали Nancy Pong и Ринат Шайхутдинов. При поддержке iSpring.

iSpring — решение для запуска дистанционного обучения.



В 1950 американский психолог Гарри Харлоу провел эксперимент, в ходе которого изолировал новорожденных детенышей обезьян от матерей. Каждый детеныш был помещен в клетку с двумя “суррогатными матерями”, одна из которых была сделана из синтетического меха и напоминала настоящую обезьяну, а вторая — из проволоки. Причем “проволочная мама” была оснащена бутылочкой с молоком, а вот “меховая” не предлагала никаких средств к существованию.

Харлоу инстинктивно предполагал, что детеныши больше привяжутся к “проволочной” матери, поскольку она способна удовлетворить их базовую потребность в пище.

К удивлению ученого, детеныши предпочитали меховую маму, несмотря на отсутствие у нее молока. Более того, когда обеих мам разместили рядом, детеныши сосали молоко у проволочной мамы, но держались за более реалистичную меховую.

Несмотря на то, что детеныши в полном объеме получали питание, необходимое для нормального физического развития, по мере взросления они становились все более тревожными и агрессивными. Отсюда следует очевидный вывод: у большинства живых существ есть не только мгновенные физиологические нужны — будь то питание или кров — но и большая потребность в эмоциональном удовлетворении.

Обезьяны Харлоу отдавали предпочтение “меховой” матери, потому отчаянно нуждались в эмоциональной связи.

Форма, функция, ощущения

В основе каждого промышленного объекта — будь то дверная ручка или стул — лежит функция. Мы создаем объекты чтобы решать проблемы и удовлетворять потребности: от простейших, воспринимающихся как должное (как, например, беспрепятственный проход из комнаты в комнату) до более специфических (например, комфортное место, где можно посидеть).

Тем не менее, с тех самых пор как Луис Салливан в конце 20 века предположил, что “форму определяет функция”, в принципах дизайна существуют некоторые противоречия. Функция может быть определяющей для многих дизайнов, но насколько строго придерживаться этого принципа? Некоторые считают, что очень строго: австрийский архитектор Адольф Лоз даже назвал орнамент преступлением.

Чтобы разобраться в вопросе, давайте проанализируем преимущественно функциональный объект: раскладывающееся кресло La-Z-Boy, специально сконструированное для комфорта и релаксации. Все его детали функциональны: от мягкой обивки и до боковой ручки, при помощи которой кресло можно разложить практически до горизонтального положения. Кто-то скажет, что дизайн кресла настолько ориентирован на функциональность, что оно выглядит — иначе не скажешь — уродливо.

Другая крайность — стул Пикассо: противоречивый предмет мебели, на котором невозможно сидеть. Пикассо зарисовал набросок стула, а потом сложил прототип из бумаги — словно бумажного журавлика оригами. Назначение стула чисто эстетическое; его конструкция в шутливой форме олицетворяет связь между вторым и третьим измерениями. Короче говоря, экспериментальный дизайн стула Пикассо не имеет никакого отношения к функциональности.

Форма и функция — это общие принципы, которые принимает во внимание даже самый молодой дизайнер в ходе разработке нового объекта. Но есть и третий, более тонкий принцип дизайна, который многие дизайнеры подсознательно соблюдают, но редко ставят во главу угла в своих работах: этот принцип — чувства.

Функция может быть определяющей для многих дизайнов, но насколько строго придерживаться этого принципа?

Хотя стул Пикассо и затрагивает эмоциональную сторону нашей личности, все же его прямое назначение скорее связано с интеллектуальным развитием человека: он заставляет нас задуматься об эстетике, перспективе и форме как таковой.

Совершенно другая ситуация с Водостойким садовым стулом Берта Лёшнера. Этот и другие стулья из коллекции дизайнера наделены человеческими особенностями и призывают зрителя сопереживать неодушевленным объектам. Стул, который обычно убирают подальше с глаз на задний двор, вдруг превращается в старинного друга, которого незаслуженно забыли. Зритель чувствует себя виноватым, что оставлял его одного под дождем последние 10 лет.

Не каждый объект, затрагивающий наши чувства, делает это столь явно. Некоторые предметы удивительным образом объединяют в себе функцию, форму и чувства. На ум сразу приходил стул Shell дизайнера Ханса Вегнера. Этот предмет дизайна не только красив и очень функционален, своими приятными “улыбающимися” линиями он пробуждает наши чувства: будь то спокойствие, уют или даже радость.

Человек и машина

Когда мы впервые видим человека, нас посещает мысль не “Как же он работает?”, а скорее “Что я чувствую по отношению к нему?”. И если впоследствии вас спросят об этом человеке, вы начнете описывать его/ее личность: “Она достаточно непринужденная, умная и забавная. Мне с ней весело!”

Может показаться необычным применять такой же подход к неодушевленным предметам, но давайте на минутку задумаемся о наших личных вещах. Наверняка среди них найдется множество предметов, которые уже не особо красивы или функциональны. Зачем же мы их храним? Потому что у нас с ними образовалась определенная связь, они что-то для нас значат: подарок на день рождения от лучшего друга или старый билет на фильм, на который вы со второй половинкой ходили на первое свидание. Эти связи влияют на нас на подсознательном уровне, вдыхая жизнь в неодушевленные предметы.

Когда мы впервые видим человека, нас посещает мысль не “Как же он работает?”, а скорее “Что я чувствую по отношению к нему?”.

Эти эмоциональные связи (или их отсутствие) являются невидимой валютой современной жизни — рекламные агентства на них собаку съели. 30-секундная реклама жвачки Trident концентрируется не на форме (то есть самой жвачке), не на функции (свежее дыхание), а на эмоциональном опыте (поцелуй на первом свидании). И если реклама сработает — то только потому, что они успешно превратили безобидную сахарную пластинку в эмоциональную связь с привлекательной женщиной.

Ни для кого не секрет, что Фольксваген Жук, выпускающийся с 1938 года и до сих пор, является лидером продаж в истории автомобильной промышленности. “Машина для людей” с дружелюбно скругленными линиями, мультяшными глазами-фарами и улыбающимся бампером — Жук обладает настолько приветливым дизайном, что Дисней снял о машине фильм “Херби, фольксваген-жук”.

Как говорит исследователь дизайна Сэм Ливингтон, причина притягательности Жука кроется глубоко внутри нас: “Покупатели в некотором роде воспринимают облик машины как лицо человека и относятся к нему соответственно: к агрессивному — с агрессией, а к дружелюбному — с симпатией. И даже если сознательно люди не видят “лица” машины, на подсознательном уровне это все равно происходит”.

Дизайн для людей

Интерактивное эссе, посвященное прошлому, настоящему и будущему антропоморфного дизайна.

1: Вы здесь!

2: Apple, человечный с самого начала

3: Разговорные интерфейсы

4: Умное будущее

5: Эмоциональные машины

6: Компьютеры тоже плачут

7: День, когда ты станешь киборгом

.

.

Спасибо за внимание

Это интерактивное + развивающееся эссе. Пожалуйста, пишите, если у вас есть идеи по поводу нового контента, модификаций текущих статей или чего-то еще.

Привет, я Дэниэл. Я основал несколько компаний, включая Piccsy и EveryGuyed. Сейчас я подумываю начать новую карьеру или заняться консалтингом. Пишите на почту.

Со-автор этой статьи Шон Ронкен.

Спасибо Гордону Хуэй за его вклад.


Если вам понравилась статья и перевод, дайте нам знать — нажмите кнопку Recommend

А если у вас есть на примете какая-нибудь классная статья по UX и не только — скиньте нам ссылку, и мы будем рады над ней поработать.

Нас можно найти в Facebook: Nancy Pong и Ринат Шайхутдинов.


Мобильное приложение «Заметки о психике» | Mental Notes

Полезный инструмент для встряхивания мозгов. Подкидывает идей как привлечь, удержать и направить внимание пользователя

Mental notes — это колода из 53 карточек с описанием психофизиологических моделей поведения людей, которые лежат в основе принципов веб-дизайна. Они помогают дизайнерам, проектировщикам лучше понять поведение пользователей и найти эффективные решения при создании дизайна интерфейсов.

Скачать приложение в Appstore

Дизайн для людей

Серия статей Дэниэла Эклера о прошлом, настоящем и будущем антропоморфного дизайна

Translated from original by Nancy Pong.

Nancy Pong

Written by

Ольга Жолудова. Копирайтер и переводчик. Про копирайтинг: https://vk.com/copywriter.blog Про жизнь: https://www.instagram.com/nancypong4/

Дизайн для людей

Серия статей Дэниэла Эклера о прошлом, настоящем и будущем антропоморфного дизайна

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade