Допить, допеть и догореть…

Текст написан Марией Левченко под сильным впечетления
от концерта Дмитрия Шурова,
состоявшегося 13 Августа в Reikarz Pool Party Place,
и подкреплен душевными фотогарфиями
от Антона Пашинского.

Очередная суббота по ту сторону баррикад — пока мы прятались за уютом собственных домов, сгусток мертвенно-серых туч ширился над городом, черкая беспечные планы людей. День, будто в жерло вулкана подкинули льда — кто как, а я наслаждаюсь и смакую его. Что остается в такое время? Уснуть или вдыхать аромат вторгающейся в город осени в чашке горячего чая. Или пренебречь ритуалами из бульварных романов и просто засесть в Интернет.

Листая ленту, полную бессмысленного контента, наткнулась на афишку и губы растянулись в широченной улыбке.
- Представляешь, Пианобой приезжает. Сегодня. Черт..

- Так пойди.
 В голове прокручиваю, почему , собственно, так тянет ответить «Не знаю» — прорва изношенных колонками песен, я так ждала этого.. Я буду.

Будучи в настроении аффективно приподнятом, несвойственном мне для субботнего вечера , собралась на одном дыхании и запрыгнула в такси. Выглядываю в окно — надо же, длиннейшая шлейка замерзших улыбающихся людей у ворот. Ожидаем.Хлопнув дверью машину, скольжу в гущу событий — за возбужденными кучками людей не видно ни столов, ни шатров — все напрочь схвачены ожиданием. Знакомые лица, лица новые, лица истерично-фанатичной молодежи и сдержанных взрослых женщин, полностью оправдывающих черкнутую на афише надпись «вечер ИНТЕЛЛИГЕНТНОЙ музыки». Влюбленные тургеневские девушки с розой и одна с охапкой подсолнухов — все равны в своем восторге и ожидании.

Спешно сбегаю к бару, пока голодную публику занимают какие-то славные ребята из кавер-группы. Недурно. Более чем. Подпеваю, скрадывая расстояние до первых нот старого, потертого, с чудаковатыми надписями отруки, пианино Шурова. Разбавив ожидание джин-тоником, пропускаю какой-то конкурс — очередной «селфи-забег» , где жертвы — два лоснящихся от новизны Мерса, место действия — фейсбук, конкурентоспособность определяется лайками, а девиденты — невесть какие «приятные сюрпризы».

Черт с ним. Я жду.

Имея природную уникальную способность пропустить момент, я оборачиваюсь уже на голос Боя. Толпа будто прилипла к сцене, а я довольствуюсь тем, что мне удается узреть — бокал красного в руке, белая рубашка, очки и короткая милая подначка о неблагосклонности природы и любви к этому городу. Кажется, вечер стих в предвкушении первой ноты. «Я.. от тебя покрываюсь родинками…» — и я закрываю глаза, умышленно опережая текст, а публика выдыхает в лирическом восторге. Даже летающие мимо столиков официантки успевали шевелить устами, напевая излюбленный мотив.

Потом драматичная «Родина». Потом воздушно-любовные «Этажи». И венец — «Кохання». Как возможно так легко облечь сладость простых слов в музыкальную оболочку? Хронически пылающая любовь и ненарочно, а извне выучено каждое слово. Пленительные звуки, убегающие из-под пальцев окатывают кожу мощным фриссоном. И короткие объятия влюбленных. И слезы женщин, сбивающихся на хохот то ли от счастья, то ли от одиночества. 

 Чудно…