Часть 3. Фьорд Вечности

В которой мы много гребем, ловим треску, нас почти спасает вертолет, а в конце я оказываюсь черти где с дырявой лодкой.

Фьорд Кангерлуссуатсиак, он же Evighedsfjorden — «фьорд Вечности» (датск.), фьорд в муниципалитете Кекката, Западная Гренландия. Фьорд берет начало с пулсирующих ледников ледового купола Манитсок и в глубоком каньоне идет через ненаселенный горный район к проливу Дэвиса. Длина фьорда — 75 километров, глубина — 700м, высота горных вершин, подступающих в фьорду — более 2000м.


Итак, вышли мы на верх 200-метровых скал над фьордом. Лучше, чем ледопад, но слезать где-то надо. На космоснимке (см. ниже) отчетливо видно, что можно слезть сильно левее, перевалив через зеленое плато. Но это метров 400 вверх, а потом еще с километр вбок. А фьорд–то вот он, плещется под ногами.

Темные пятна — это явно тень от скальных сбросов. Парапланов с собой нет, значит это не для нас. Остается небольшое светлое пятно между сбросами. Обычно так выглядят кулуары, по которым со сбросов ссыпается каменная осыпь.


Пройденный путь.

Но это же Гренландия, тут своя атмосфера. Светлое пятно оказалось монолитной мраморной скалой, которая крутизной 20–25 градусов шла прямо в океан.

“Ох…, гугл!” сказали мы и пошли прусским шагом в резиновых сапогах с рюкзаками в сторону океана по скале.

Фоток “мы идем по скале” не будет, будет потом видео с гопрошки. Пока вот тут на фотке виден примерно путь к фьорду.

Но мы спускались плюс–минус вертикально вниз, этого на фотке нет. Можно посмотреть со стороны:

Спустились как раз к обеду. Правда, пресной воды нигде не нашли. Но не беда, вокруг же полно айсбергов! Накололи и растопили.

Как сейчас помню, забацали мировой борщик.

Чайки рядом тусовались, но рыба не ловилась. Правда, я в океане умею ловить рыбу только рядом с речками.

Дойти в этот день нам нужно было до поворота фьорда налево, то есть вооон туда.

После обеда вышли на пакрафтах.

Сначала пересекли фьорд, чтобы дальше уже идти вдоль берега.

Масштабы потрясают воображение. Вот этот ледопад валится, наверное, метров на 600 по абсолютной высоте.

А вот те самые скальные сбросы, которые было видно на космоснимке:

Правее них прямо с ледникового щита длинными водопадами падают реки.

Каждые 45 минут останавливались у какого–нибудь ручья, чтобы размять ноги.

Ледники сильно отступили относительно даже гугловских снимков. Этот уже не достает до воды:

Весь берег усеян айсбергами.

Воображение рисует шторм, выбрасывающий их из воды, но на самом деле это был просто отлив.

Фигачили как следует, поскольку ветра нет и все на что мы могли надеяться, это наши собственные 3–4км/ч.

Оставшаяся часть дня прошла достаточно однообразно.

Мы втопили и гребли–гребли–гребли. изредка передыхая в небольших бухтах. У фьорда здесь практически отвесные стены, палатки ставить негде.

На каждой остановке я честно пытался ловить рыбу. И с воды тоже пытался, но все впустую.

В одном месте попались прикольные водоросли. Выглядят довольно мерзко, но все же красиво.

Еще один ледник не дополз до воды:

Снова тихая бухта, чтобы размять ноги, но опять слишком круто для лагеря. А так–то уже давно пора.

Причудливые скалы. Знатоки говорят, что лава.

Небо понемногу затягивало, даже кажется дождь принялся моросить.

А мы все гребли, гребли…

И наконец дошли до идеального места для лагеря на стрелке рукавов фьорда: закрытая от ветра бухта, пресная вода в ручье, места под палатку на высоком мысу.

И ягоды! Да, там были голубика и шикша.

Еще рядом с палаткой росло довольно много подберезовиков, о таком мы и мечтать не могли! Закинули на ужин в булгур.

Также я провел работу над ошибками и понял, что в океане рыба живет где–то около дна. Половил со дна — и результат не заставил себя ждать. Гренландская треска!

День восьмой, 01.08

Утро встретило низкой облачностью и новостью, что Женя не может ходить, так как вчера сильно растянул (в лучшем случае) ахиллово сухожилие. Ладно, этот день еще на веслах, а дальше посмотрим. Мяса никогда не бывает много.

В направлении океана все конкретно затянуло. Надеемся, что до нас не дойдет.

Панорама “стрелки”, где сходятся рукава фьорда.

Пошел дождь, а тут еще и прилив. С некоторым трудом выгребли из своего рукава: на выходе он сужается, и прилив создавал приличное течение.

Клочья облаков уже только что на голову не садились.

Размяли ноги на островке, поросшем какими–то злаками. Тоже, наверное, съедобные.

Откуда–то справа–сверху во фьорд спускался ледопад чудовищных размеров. На фотографии ниже есть пакрафт, попробуйте найти.

Ладно, вот подсказка. Видите там слева из него в воду ручеек стекает?

Внушает.

Исток “ручейка”:

Дальше новые чудеса: берега из крутых зализанных скал. В сильный ветер тут, должно быть, неуютно.

Только мы в очередной раз вылезли размять ноги, а я развернул спиннинг, как послышался подозрительный стрекот.

Откуда–то со стороны Кангерлуссуака (а до него, надо понимать, километров 150–200) летел вертолет. Вертушка сделала круг и стала снижаться.

Я с подозрением посмотрел на Женю — и когда успел вызвать?

Сажать вертолет в 20 метрах от пакрафтов — дурацкая идея, они легкие и неплохо летают по ветру. Мы попытались жестами объяснить это пилоту, но видимо у эскимосов эти жесты значат что–то другое.

Вертолет небрежно коснулся одним шасси скалы, оттуда выскочили два мужика в форме и побежали к нам. Подбежали с радостными криками “ура, наконец–то мы вас нашли!”

Я прохладно поинтересовался, кого это нас? Оказалось, что они ищут одинокого туриста по имени Michael Hasemann из Германии, который на пакрафте пошел такой же маршрут, но в противоположном направлении — из Кангерлуссуака в Маниитсок. Вышел две недели назад, накануне не связался с женой по спутниковому телефону в условленное время, и вот теперь его ищут.

В ходе разговора ребята погрустнели, выяснив, что во–первых мы не один, а целых трое, а во–вторых, не из Германии. Я их понимаю — вероятность искать в этой части Гренландии одного человека с пакрафтом, а найти других примерно один на миллион. Правда, как писал старик Прэтчетт, шансы один на миллион выпадают в 9 случаях из 10.

Евгений стойко молчал про свою ногу, поэтому полиция полезла обратно в вертолет. Хотя телефон их он все–таки взял, я видел!

С немцем, на самом деле, странная история. Я примерно за полгода до похода анонсировал его в европейской группе пакрафтеров, тогда еще маршрут как раз планировался из Кангерлуссуака в Маниитсок. Откликнулось пара человек из Канады и Штатов, которые в итоге не смогли пойти. Довольно странно, что парень из Германии пошел один по тому же маршруту в то же время и ничего мне не написал.

Как выяснилось уже осенью, для немца все закончилось печально. Не путешествуйте поодиночке.

Дошли наконец до конца фьорда. Время обеденное, то бишь нагнали полдня из графика. Однако погода плохая, да и нога Евгения вызывает вопросы.

Решили остановиться здесь, отдохнуть половить рыбу подлечиться. Черт с ним, с графиком, здоровье дороже. Да и вертолет все кружит.

Облака мало–помалу разбежались, дождь закончился.

Отправились исследовать берег, заодно покидали блесну. Пусто.

Нашли вот такую пепяку (увидели, конечно, раньше — еще с воды).

Вы тоже подумали, что это спускаемый модуль, а на стенке следы от когтей? Вот–вот.

В общем, если кто соберется снимать фильму ужасов про Гренландию — декорации уже там. Дверь открывал с опаской.

А потом я решил совместить приятное с полезным — а это добром никогда не заканчивается.

То бишь вспомнить, как оно рафтить на пакрафте и заодно половить рыбу в море с лодки. Выбрал вот эту речку, которая протекала метрах в пяти от палатки.

Прыгнул в нее, сплавился через простой порожек в окиян, распустил снасть. Покидал — ничего. Решил поводить дорожкой у дна. Ну как у дна — где–то там, внизу. Только гребнул пару раз — чую, схватила. Вытащить не могу. Размотало метров сто лески вертикально вниз. Ну думаю, трындец мне (на самом деле нет, трындец был позже).

Кое как держу спиннинг коленями, потихоньку гребу к берегу. Выгреб на мель, вытянул треску — теперь атлантическую. Сколько весит — не помню. Сами смотрите.

Так вот, достал я треску, вытащил ножик и стал ее разделывать. И тут решил подуть не то чтобы Foehn, но просто сильный стоковый ветер. Который дул потом, сука, до конца похода во все стороны с ледникового щита. Но начать дуть он решил именно тогда, когда я разделывал свою рыбу.

И вот я наблюдаю свой пакрафт, летящий на высоте полутора метров мимо меня в океан, и ловлю его чем было — то есть рукой с вот таким ножиком.

Сперва обрадовался, что поймал, но

пакрафт сделал “тюююю…”

и оказалось, что в нем теперь есть дырка длиной сантиметров 20–30. И сидим мы просто ну в самой дальней точке маршрута от всего. Вот это был трындец.

Я, конечно, сдержанно порадовался тому, что Женя поймал лосося на два кг.

И тому, что этим поганым ветром окончательно раздуло облака.

Но на душе было мрачно.

Весь вечер клеил дырку. К счастью, у меня в пакрафте расстегиваются баллоны, поэтому удалось качественно заклеить и изнутри и снаружи, и придавить камнями до утра. Спасибо клею AquaSure. Но все равно было неспокойно — дальше предстоял сплав по бурной речке, а потом еще один.

Женя расходил ногу, значит растяжение. Ахиллово оно такое — если растянутое как следует растянуть, то оно перестает болеть и можно ходить. Правда, потом болит еще сильнее и долго не проходит.

А вот что бывает, когда кусок льда с ледопада падает во фьорд. Закон Архимеда, цунами, вот это всё.

Но это была маленькая волна. Когда мы с Сашей уже залезли в спальники, снаружи раздался грохот. Женя заорал “Цунами!” таким голосом, каким в горах кричат “Лавина!”. Вот фотография ледопада вечером, до обвала.

А вот он же утром.

Как видно, с ледопада обвалилось пара сотен тысяч кубометров льда (кусок где–то 200х50х20м). Волна очень красиво начала заливать берег по кругу, начиная от ледника. Вместо того, чтобы достать камеры, фотоаппараты и снимать это, мы бегали вокруг палатки, стоящей в 100 метрах от берега, и собирали вещи. Могли и не собирать, волна не дошла до нас метров 15.

Интересный выдался денёк.

Продолжение — “Часть 4. Вперёд и вверх”