Место где дом

Когда мы только собирались переезжать, естественно стал вопрос куда. Со страной мы уже к тому времени определились, но вот конкретный город был под большим вопросом. Краков? Вроцлав? Лодзь? Познань? Гданьск? Варшава была отброшена в еще в квалификационном раунде, как слишком большая и непригодная для жизни. То, что никто в Варшаве никогда до этого не был, абсолютно не помешало принять это ответственное и единственно правильное решение. Но вернемся к нашим кандидатам. Как быть? Из двух вариантов можно выбрать простым метанием пятикопеечной монеты с последующим ползаньем на карачках в попытке выяснить орел или решка, но с таким количеством опций придется устраивать целый чемпионат, с таблицей и переигровками. Опять же какую систему выбрать? Круговую, с итоговой таблицей, или на вылет с бескомпромиссным финальным матчем. Сложновато, но и положа руку на сердце, мы не могли настолько слепо доверять свою судьбу маленькому диску из сплава с неизвестным нам составом и названием, поэтому было принято решение ехать на разведку.

В это время, нам, как нельзя более удачно, подвернулась недельная шенгенская виза. Когда я говорю «нам» я имею ввиду себя и своего тогда еще девятилетнего сына. Жена с почти двухлетней дочкой остались дома. Перед этим жена глубоко и надолго сходила в интернет и вернулась оттуда с распечатками билетов и хостельных резерваций, что сразу решило большую половину наших проблем и превратило нашу поездку из вылазки в тыл врага во что-то более похожее на экскурсию.

Чтобы не утомлять подробностями этого длительного путешествия, скажу, что у Пшемышля не было шансов изначально — слишком близко к границе. Краков затоплен туристами. Во Вроцлаве ужасный автовокзал (Сейчас я прекрасно понимаю, что, во-первых, это дело поправимое, а во-вторых мне же жить не на вокзале. Но ничего не поделаешь, впечатление испорчено.) Весь Лодзь показался чуть лучше, чем вроцлавский автовокзал. Темно было, неуютно и весь город перерыт. В Познани, ночью, по дороге в хостел, мы попали под дождь и потом я зачем-то спросил у девочки на ресепшене чем отличается «dobre» от «dobrze» и она мне долго пыталась что-то объяснить в полвторого ночи.

Внимательный читатель из предыдущего абзаца, по детальности описания, уже сделал правильный вывод какой город был выбран для ковровых бомбардировок моими резюме на плохом английском и душераздирающем польском.

Кстати, теперь, каждый раз, когда я приезжаю в Познань, я задаю себе вопрос, что мне в нем понравилось тогда и не нахожу ответа.

Но «не так сталося, як гадалося», Познань к счастью оказался глух к моим мольбам и успешно проигнорировал все мои попытки туда проползти, просочиться, пробраться, пролезть и не могу придумать еще какое-нибудь про-. Но зато я оказался нужен в Пиле, ударение на первый слог, районном центре с населением в семьдесят тысяч человек. И хотя поначалу у нас были определенные сомнения, вызванные размером города, и мы относились к этому месту как к своего рода перевалочному пункту, сейчас, после трех лет прожитых здесь, каждое путешествие будь то в Рим, Париж, Познань, Львов, Милан или Амстердам закачивается вздохом облегчения и благодарности случаю, что мы живем именно здесь.