(Письмо 8) NARKAV — Национальная кофейня

Вот тут, с правой стороны по проспекту Фердинанда (потом — Национальному), в доме 339 с 1917 года будет открыта Национальная кофейня — НАРКАВ

Национальная (Narodni) кофейня появилась сто лет назад, в начале Национального проспекта, уже знаменитого своими кафе. Вновь открытое заведение сразу стало успешно конкурировать с “театральной” Славией и “интеллектуальным” Лувром — сюда ходили “левые” и авангардисты.

Кофейня была сравнительно небольшой (во времена ее расцвета, в 1923–28 годах ее даже пришлось достраивать за счет внутреннего дворика) и за плотно составленными мраморными столиками авангардисты соседствовали с католиками и журналистами официальных городских газет, а поэты — с художниками и архитекторами. Немудрено, что атмосфера здесь была весьма живая — посетители спорили, ругались, ходили от стола к столу, знакомились, устраивали чтения стихов. Чуть позже сюда стали хаживать и ученые с актерами, так что иногда мест не хватало, и публика шла дальше по проспекту в Славию, где можно было манерно выпить абсенту на парижский манер.


Здесь любило собираться знаменитое общество “Деветсил” к которым заезжал из СССР и Владимир Маяковский:

В Праге встретился с писателями-коммунистами, с
группой «Деветсил». Как я впоследствии узнал, это — 
не «девять сил», например, лошадиных, а имя цветка
с очень цепкими и глубокими корнями. Ими издается
единственный левый, и культурно и политически (как
правило только левые художественные группировки
Европы связаны с революцией), журнал «Ставба».
Поэты, писатели, архитектора: Гора, Сайферт, Махен,
Библ, Незвал, Крейцер и др. Мне показывают в журнале
15 стихов о Ленине.
Архитектор Крейцер говорит: «В Праге, при постройке,
надо подавать проекты здания, сильно украшенные
10 пустяками под старинку и орнаментированные. Без
такой общепринятой эстетики не утверждают. Бетон и
стекло без орнаментов и розочек отцов города не устраивает.
Только потом при постройке пропускают эту
наносную ерунду и дают здание новой архитектуры».

В.В. Маяковский, “Ездил я так”, текст


Здесь любили бывать и основатели Освобожденного театра, Йиржи Восковец и Ян Верих, режиссер Эмиль Буриан. Сюда ходили братья Чапеки, Йозеф и Карл, группа “Твердошеии” (группа художников-кубистов и нео-классицистов). Одним словом, в период между Первой и Второй мировыми войнами здесь собирались сливки чешской культуры и несчетное количество “секундатов” — друзей, приятелей, и всей читающей публики.

После коммунистического путча в 1948 году Национальную постигла та же участь, что и многие другие “знаковые” кофейни — она была национализирована и закрыта. После реституции ее вернули наследнику последнего хозяина, а в 2007 году здесь, на старом месте, снова открыли кофейню, под тем же названием, под которым ее знала вся Прага времен Первой Республики. И если бывают на свете гении места, то пражский обязательно захаживает в Национальную кофейню, или, как ее раньше называли молодые чешские авангардисты, друзья Маяковского и Бретона, NARKAV.