Учим шведский методом погружения

Краткий самоанализ языковых изменений за два года жизни в Швеции: шведский и русский языки. Советы по изучению шведского после/перед переездом.

Natalia Munina
Mar 22, 2018 · 9 min read

У меня есть три истории об изучении шведского языка в Швеции:

  • ребенок, переехавший в 6 лет;

До переезда шведский не знал ни один из нас. В июне был заключен договор, в начале сентября получено разрешение и муж сразу уехал. В начале октября переехали я и ребенок.

Я знала, что Швеция организует курсы для вновь прибывших и решила, что тратить лето на интенсив по шведскому слишком ресурсозатратно и трудно, так как через пару месяцев будет возможность изучить его с носителями.

Следует стремиться перевесить различия между предпосылками детей и учеников для получения образования. (Школьный закон 1, глава 4)

История первая. Детская.

Ребенку очень очень очень очень очень повезло. Во-первых, мы переехали, когда ей было 6 лет, то есть она пошла в нулевой класс (класс “подготовка к школе”).

Если бы ей было 7 лет, то она бы пошла сначала в класс для детей, не владеющих шведским, и история, вероятно, была бы другой.

Во-вторых, она была единственная девочка в классе, у которой оба родители не шведы. То есть полностью, абсолютно, 100% шведскоязычная среда.

В-третьих, шведская школа доброжелательная и мягкая. От ребенка не требуется героических свершений. Да, на тот момент это был первый в опыте педагогов не говорящий на шведском ребенок, но доброжелательность, искреннее внимание и отсутствие жестких требований, помогли им совместной пройти адаптационный период.

В-четвертых, мой ребенок экстраверт. Она очень болтлива, извините, я хотела сказать коммуникабельна, контактна, доброжелательна и сразу завела себе друзей. (Отдельное спасибо родителям, которые не боялись, как приглашать ее в гости, так и разрешать своим детям приходить в гости к нам).

В-пятых, школа сама по себе не плохая, как и весь микрорайон в целом. Мне кажется, что расположение нашей квартиры (самый центр городка) тоже сыграло свою роль в интеграции.

В-шестых, она умела читать и писать по-русски. Теоретически и по-английски, но тут скорее она имела представление о латинском алфавите. Плюс математическая программа подготовки в питерском детском саду была несравнимо сильнее.

Итак

Первые две недели: я сопровождаю ребенка в школу на целый день. Мы вместе танцуем, поём, едим. Изучаем все процедуры. Я стараюсь держаться “за плечом”, так как она довольно быстро осваивается и понимает как начинается день, как надо рассаживаться за столом.

С группой занимается два учителя. Некоторые моменты учитель суфлирует мне на английский, я суфлирую на русский. Никто не ставит перед собой целью, чтобы моя дочь освоила программу. Пока только адаптация.

В группе есть мальчик с русскоязычной мамой, но русским он владеет довольно плохо. Мы с ним общаемся на английском. Он билингв.

Остальные дети с удовольствием вступают в коммуникацию со мной, ребенком, задают какие-то вопросы, я прошу мальчика переводить или пытаюсь догадываться сама. На этом этапе шведским языком я не владею.

1–3 месяц: ребенок практически не говорит на шведском языке, но постоянно находится в среде. Дома мы разговариваем на-русском, но пытаемся играть в игры о языке, включая обучающие, вырезаем карточки со словами, смотрим мультфильмы.

4–10 месяц (до окончания нулевого класса): ребенок освоился и начал говорить по-шведски. Одновременно начал проседать русский язык. Начались изменения в грамматических конструкциях, появился акцент. На удивление она значительно расширила словарный запас, хотя некоторые слова типа “маяк” вызывали у нее затруднения.

В программе нулевого класса есть изучение алфавита, обучение основам чтения, так что она учит буквы и учится читать вместе со всеми детьми.

Целенаправленные занятия шведским дома закончились.

Лето было спланировано таким образом, чтобы был только месячный перерыв. Большую часть времени мы проводим с ней вместе. В поездке в Осло она говорит с норвежцами на шведском. Много читает шведских книжек дома. Русские книги читает с трудом и нежеланием.

10–20 месяц (первый класс): начались предоставленные Швецией курсы русского языка. Согласно рекомендации Всех, дома мы говорим по-русски, смотрим русские фильмы и мультфильмы. Я всячески подчеркиваю, что русский язык важен для общения с бабушками и дедушками, а так же многие любимые ею мультфильмы на шведский язык не озвучены.

В школе началось домашнее чтение. По моей просьбе ей дали доступ к аудиоверсии книги для домашнего чтения, чтобы она могла повторять за диктором. На мой взгляд ее акцент слышен довольно сильно, но шведы относятся к этому спокойно.

Она полностью понимает школьную программу, спокойно общается со сверстниками.

Дома начинаем делать упор на русский язык.

Летний перерыв длится почти два месяца. За это время русский язык выравнивается (или я перестаю остро реагировать на ошибки в согласовании слов и вставление терминов на шведском).

Мы смотрим дома, как шведские, так и русские видео. Она читает как на русском, так и на шведском. Иногда с трудом, иногда запоем. Под настроение.

20–25 месяц (начало второго класса и по текущий момент): я добилась, чтобы ей предоставили учителя, который сопровождает ее один раз в неделю на обычных уроках, помогая ей понять материал. (Через три месяца занятий помощь отменили, так как она и так все понимает, по крайней мере с точки зрения языка.)

Дополнительно с ней занимается специалист, помогающий поставить произношение, рассказывающий о традициях Швеции и о лексике за пределами школьной программы (например кухонная утварь или предметы быта).

Продолжаются занятия один раз в неделю родным языком. На занятиях собирается разновозрастная и разноуровневая группа из примерно 10-ти человек. Я стараюсь поддерживать занятия, требую выполнение домашних работ, стимулирую чтение на русском доступными способами.

Грамматических ошибок в русском языке значительно меньше, чем было в прошлом году. Пассивный словарный запас наверняка не сравним с тем, что было бы, если бы мы жили в России.

Домашнее чтение на шведском она продолжает тренировать вместе с аудио версией.

В школе начинается введение английского языка: отдельной дисциплины нет, но они поют, пишут письма на английском и смотрят фильмы, который учитель по настроению суфлирует.

Английский не позиционируется как иностранный язык. Скорее как язык международного общения. При этом если года три назад она отказывалась смотреть фильмы на английском и бурно злилась, то теперь это неизбежная данность. Есть часть фильмов, которые она смотрит на английском.

Итого: за два года ребенок выучил шведский в достаточной степени, чтобы спокойно себя чувствовать как в школе, так и за ее пределами. Русский язык не очень богат, но не потерян и относительно чист. Третий язык ложится спокойно, без конфликта.

Мысли она излагает многословно, путано и сбивчиво на всех известных ей языках. Мыслей слишком много, их трудно уместить на кончике языка.

История вторая. Взрослый и курсы шведского.

Швеция предлагает бесплатные курсы шведского языка плоть до уровня выпускника гимназии.

Уровни изучения:

  • SFI (Svenska för invandrare) A, B, C, D.
Шведский для понаехало тут

SFI — базовый уровень изучения языка, и успех во многом зависит от ситуации в коммуне. Меня отправили сразу на уровень В, который я прошла за два месяца. Полгода я занималась уровнем С и полгода на D. В летние каникулы предлагалась летняя школа, в которой обычно соединялись несколько уровней, а обучение было более развлекательным.

Учиться можно и больше, причем сейчас тенденция, чтобы ученики закончили курсы как можно быстрее, освобождая место следующим, хотя к занятиям я приступила где-то через три недели после приезда. Запись происходила на уровне: “Здравствуйте, я знаю, что в Швеции есть курсы шведского для недавно приехавших” — “Здравствуйте. Ваше первое занятие будет в аудитории J026, 4 ноября, с 10.00 до 14.00. Приходите”.

Количество формальностей при подаче заявления сведено до минимума.

На SFI я занималась 15 часов в неделю, причем первые полгода это были трехчасовые занятия каждый рабочий день, что было очень эффективно. Дальше занятия были три раза в неделю по пять часов с перерывом. Это тяжело.

Группы большие, до 25-ти человек. Группы очень разные, причем не только по скорости освоения языка, но и по общему уровню образования. Например в один день мы около 20-ти минут выясняли, что такое “музей”. В большинстве своем это беженцы, причем от 19 до бесконечности.

На занятиях учат не только языку, но и обычаям и традициям. Включая постоянные напоминания о том, что душ надо принимать не реже раза в день.

Так как группы большие, то придерживаться индивидуальной траектории сложно, но можно. Учителя стараются ее поощрять и основной упор я делала на сочинениях, которые сверх программы сдавала учителю на проверку. Это оказалось очень эффективно.

SFI не ставит своей задачей обучить хорошей, грамотной шведской речи. Основная цель, чтобы человек мог спокойно объясниться в магазине и найти простую работу.

Произношением и тонкостями грамматики никто не увлекается. Исправляют только самые грубые ошибки.

Окончание этой программы приравнивается к уровню развития языка выпускника школы.

Если заниматься дополнительно, то эффективность будет очень высокой и уже можно переходить к прослушиванию новостей не на упрощенном, а на обычном шведском, как и к чтению неадаптированной литературы.

После этого уровня можно идти в техникум на курсы как с дополнительным обучением шведскому, так и без него.

SAS — Svenska som andra språk. Шведский как второй язык.

SAS — занятия уровня гимназии.

Полтора часа в неделю обязательно, еще три часа в неделю — по желанию.

Группы маленькие, по 5 человек. Но и преподаватели у меня бесконечно болели (или болели их дети), а занятия отменялись. Основная работа делается дома. В классе скорее объясняют задания и проверяют. Больше чтения и презентаций, но очень мало обсуждений. Катастрофически мало говорения, но много сочинений.

Подход более индивидуальный. Обычно на этом уровне учатся те, кому действительно надо. Кто хочет учиться дальше. Соответственно культурный уровень различается не так сильно.

Могут быть люди, проживающие в Швеции около 10-ти лет, но решившие получить высшее образование. Для поступления в институт требуется SAS 3.

Занятий грамматикой не очень много. В основном расширяется кругозор и изучаются подходы к анализу литературных произведений.

Я закончила SAS grund и 1 за полгода. Еще полгода ушло на SAS 2. Теоретически можно было напрячься и закончить весь SAS за год, но необходимости в этом нет, а обучение идет значительно сложнее, а прогресс не столь ярко выражен.

Зато на дополнительных занятиях можно попросить, чтобы ставили произношение, разбирать сложные тексты итд. Значительно больше и теснее контакт с преподавателем.

Этот курс приближен к гимназическому курсу шведского языка как родного. Например анализ литературного произведения я сдавала вместе со шведскими шведами. Но, конечно, учиться с ними на одном курсе было бы трудно, хотя, возможно, полезно. Все же у них сильно отличается произношение.

Живя в Швеции вполне возможно выучить шведский язык за 2 года до уровня, когда можешь выходить работать на шведском языке. Шведы лояльно относятся к акценту и к попыткам помогать себе на работе английским.

От переводчика у врача я отказалась к концу SFI C, и все свои вопросы в гос и не гос структурах решаю на шведском. Читаю, слушаю и понимаю неадаптированные тексты.

Большая часть сложностей возникает при живом общении: у шведов очень высокая скорость речи и они любят разговорные словечки, которые ни в книгах ни на курсах не встречаются.

Обучение бесплатное. Предоставляется все, включая учебники и рабочие тетради.

Над произношением надо работать больше.

Через год после активного изучения шведского, начались проблемы с английским, которым я владела свободно. Сейчас мне часто проще общаться на шведском, чем на английском. Переключение между языками занимает около 5-ти минут. Такое впечатление, что в отличие от родного языка, они “записывались” в одну часть мозга и конкурируют там за место под солнцем.

Русским языком я всегда владела специфически, но сейчас возникает перенос шведского фиксированного порядка слов на русскую грамматику, что иногда звучит странно.

Многие термины проще употреблять как есть, не подбирая шведский аналог.

История третья. Взрослый, работающий в англоязычной среде.

Мужу оказалось сложнее всего. Рабочий язык английский, и определенным стрессом стал переход на английский язык как основной рабочий.

Естественно у него нет возможности заниматься по 15 часов в неделю языком очно. Курсы от работы — всего один час в неделю, причем они то есть, то нет.

При этом группа более ровная, предполагается довольно высокий культурный уровень, скорость овладения материалом выше, потому что средняя скорость усвоения выше.

Шведский язык не является необходимым для жизни и работы в Швеции, но если хочется продвижения по карьерной лестнице, то он нужен и в программировании тоже.

Спустя два года его уровня достаточно, чтобы поддерживать общение на шведском на бытовые темы, слушать неадаптированные новости, пусть и не все понимая.

Сложнее всего ему начать говорить и не свалиться в более удобный английский, хотя, возможно, это еще обусловлено особенностями темперамента.

Итого

Не стоит забывать, что само по себе погружение в другой язык приводит к увеличению нагрузки на психику.

Не стоит во всем полагаться на курсы, которые предлагает Швеция. Надо еще и самому прикладывать усилия.

Выучить шведский “как родной” не получится никогда. Это оксюморон, который никто вокруг не поймет потому что шведский тебе “не родной”.

При изучении языка заранее стоит обратить внимание на выбранный диалект, потому что диалекты отличаются достаточно сильно. Мне правили звук ä, потому что я открывала рот, будто я и Стокгольма, а на западном берегу так никто не говорит. Это важно.

В любом случае, шведы окажут всю посильную помощь в изучении языка. А лучше всего по началу общаться с кем-нибудь с севера Швеции. У них темп речи значительно ниже, что упрощает общение.

http://www.digitalasparet.se — ресурс для изучения шведского языка.

Там, где мы есть

Коллективный блог о жизни в эмиграции

Natalia Munina

Written by

Born in St. Petersburg, Russia. Now living i Kungälv, Sweden. I’m tutor, event manager, wife and mom.

Там, где мы есть

Коллективный блог о жизни в эмиграции