Наш первый год в Амстердаме

Стадия эйфории

Если вы решили, что я так скоро забросила этот блог, то зря :) Просто мы с Андрейсергеичем провели почти два незабываемых месяца в больнице и были немного заняты… Про местную медицину я теперь знаю больше чем стоило бы, так что в скором будущем вас ждет веселая серия постов про госпитали, врачей, реанимацию, скорую помощь.. вот это все. Не переключайтесь, как говорится.

Теперь, когда мы, наконец, дома — бодры-веселы и предпринимаем (пока) тухлые попытки вернуться к обычной жизни — я вспомнила, что пропустила нашу “годовщину”. Так что я пожалуй сейчас притворюсь, что за окном все еще начало января и расскажу вам про то, как прошел наш первый год в Амстердаме.

Ощущения

Первые недели самой четкой была мысль — “Мы это заслужили

Наверное поэтому мы не испытывали подросткового трепета и бесконтрольных волнений. Мы просто приехали и стали жить в другой стране, с которой у нас намного больше общих интересов.

Отягчающим обстоятельством было практически полное отсутствие серьезных бытовых проблем — у Сережи уже была работа, полностью мебелированные апартаменты были арендованы на ближайшие 3–4 месяца, а вопросы андрюхиного здоровья начали решаться сами собой после единственного визита в детскую консультацию… — поэтому следующей пришла мысль: “Мы тут как будто в отпуске!

Декорации, конечно же, добавляли.

Первые месяцы мы жили в районе De Pijp, где гуляя по тихим улицам с узкими кирпичными фасадами ты постоянно натыкаешься на какие-нибудь крутейшие хипстерские кафешки, невероятной милоты рестораны, антикварные лавки и странные магазины где одновременно продаются украшения ручной работы и бутылки с вишневой газировкой.

Мы ходили пешком к Музейной площади, гуляли вдоль Амстела и каждую неделю покупали чумовые букеты на местном рынке, потому что пройти мимо цветочных прилавков было совсем невозможно. Мы жили в “настоящем” таком амстердамском кирпичном доме с мимими-балконами, арками и высокими окнами… В общем это было и правда похоже на затяжной отпуск и это было отлично.

Через пару месяцев легкость нашего бытия начала, конечно же, таять, но окончательно меня отпустило только к середине лета.

У этой идиллической картинки также был один забавный побочный эффект — я настолько быстро приняла свою новую жизнь в Амстердаме, что очень скоро перестала удивляться и радоваться тому, за чем мы сюда приехали.

Теперь это больше похоже на короткие приступы эйфории. Когда нагло заглянув в чужое окно видишь как хозяин учится играть на саксофоне; когда в середине января на газоне замечаешь цветущую маргаритку; когда случайный прохожий с улыбкой говорит “Привет!” просто потому что ты задумавшись задержала на нем взгляд; когда впервые поступаешь так сама; когда из окна своей гостиной видишь как вдалеке по каналу проплывает пара лебедей… — в голове, как титры к какому-нибудь модному сериалу, всплывают слова: “Я живу в Амстердаме… охренеть”.

К середине весны вместе с истекающей арендой квартиры в центре сошел на нет и наш конфетно-букетный период жизни в Амстердаме. Пришла пора вить гнездо.

Мы переехали в наши, пусть все еще съемные, но уже долгоиграющие аппарты (на границе пафосного Oud Zuid и разношерстного Nieuw West) и впервые поняли что теперь, наконец, мы дома. Мы можем жить здесь столько, сколько захотим и никакая съехавшая московская бабка не прикажет нам “валить через неделю”.

Так что мы впервые перестали мыслить категориями “только самое необходимое” и “это только на пару лет” и подошли к процессу витья гнезда (даже слишком) серьезно… Видимо поэтому оно у нас все никак не примет завершенный вид, а мы продолжаем ломать головы о размеры ламп, цвета штор и места для полок, картин и фотографий. Кажется это никогда не закончится… впрочем, ну и пусть.

Подозреваю, что примерно к этому абзацу вы начали думать: “да она запарила со своими эпитетами и восторгами.. где драма, а?!” И вы правы, без нее никак.

Очевидно, условная субстанция под кодовым именем “судьба” (ну или “высшая справедливость” — кому как больше) посчитала примерно также и стала подсыпать нам ложки дегтя, пока они не заполнили всю бочку.

В июне мы узнали как быстро в Амстердаме приезжает скорая помощь, потом проверили это еще несколько раз… и к концу ноября нас с Андрейсергеечем окончательно заперли в больнице где мы героически встретили Синтерклааса, оба Рождества и Новый год.

Подробностей, впрочем, пока не будет… в первую очередь потому, что подсознательно все еще кажется: если не говорить о проблемах — они просто возьмут и исчезнут. На самом деле последствия наших новогодних приключений никуда от нас теперь не денутся, они будут расходиться кругами еще ближайшие несколько лет… так что когда-нибудь я вам про них все таки расскажу.

Но пока пусть тут будет что-нибудь менее личное и более интересное.

Город

Если кто-нибудь вам скажет, что “Амстердам — грязная клоака, кишащая наркоманами и проститутками” — обнимите этого человека и пожалейте от всей души. Бедняш либо никогда не был в Амстердаме, либо (что хуже) — потратил свое время и деньги, чтобы приехать и посмотреть на толпы укуреных туристов и оплывших венесуэльских женщин, которыми, действительно, кишат несколько центральных улиц и популярные тропы в квартале Красных фонарей.

Но это не настоящий Амстердам. Это грамотно расставленные и обыгранные декорации, естественная резервация, для тех, кто сюда едет за “травкой и телочками”, кому плевать на город и его жителей, кто будет целый день пилить селфи, а вечером пойдет в рейд по кофешопам. Для этих замечательных людей существует свой, отлично соответствующий потребностям, Амстердам, который не имеет никакого отношения к городу в котором я живу.

Чтобы увидеть и полюбить настоящий Амстердам, нужно всего лишь сместиться на 50 метров от тех маршрутов, которые прописаны путеводителе. Пройти по параллельной улице, перейти на другую сторону канала, сесть в кафе за углом…

Но главное за что я весь этот год ежесекундно обожала Амстердам (и продолжаю до сих пор) — это доступная среда.

Эта приятная мелочь не играет никакой роли в твоей жизни, пока ты не оказываешься прикованной к коляске… пусть даже обычной, детской. И только выкатив ее в первый раз из дома ты на самом деле понимаешь, насколько враждебно настроена, например, Москва к любому человеку не способному самостоятельно преодолеть пару ступенек. А главное — насколько сам факт такой невидимой дискриминации высасывает всю “нормальность” из твоей повседневной жизни, итак изрядно побитой другими прелестями материнства.

В Москве в пешей доступности у меня был всего один продуктовый магазин, куда я могла попасть с коляской, одна аптека и небольшой рынок (с напрочь разбитым асфальтом на котором коляску трясло как при шторме) — вот по ним и проходила граница моей самостоятельной будничной жизни. В минуты слабости я от этого даже рыдала.

В Амстердаме я, наконец, могу делать все, что угодно — без машины и даже без велосипеда. Для нас открыт и доступен весь город, без исключений. И вместо бессмысленных кругов по трем дорожкам в ближайшем сквере у нас с мальчиком и его коляской теперь каждый день много важных дел — мы ходим по магазинам, катаемся на трамваях и метро, “мотаемся по врачам”, продолжаем исследовать окрестности и периодически ходим всей семьей куда-нибудь поужинать. Я перестала чувствовать себя инвалидом… Впрочем, даже инвалиды не чувствуют себя здесь “инвалидами” — в том смысле, в котором мы привыкли это понимать.


Ну и конечно то прекрасное, от чего я с первой секунды и до сих пор в восторге: под окнам и у нас живут зайцы, в 50 метрах от нашей станции метро — цапли, лебеди, утки и еще какие-то странные черные птички, которые исключительно мерзко орут. Здоровые зеленые попугаи уже вторую неделю дразнят наших котов, ковыряясь в соседской кормушке. А во дворе стремительно распускаются подснежники и через пару дней зацветут нарцисы.

Не представляю как можно не любить этот город.

Люди

Когда-нибудь, наверняка, я пожалею об этих словах, но пока я искренне уверена: голландцы — прекрасны.

Не какие-то отдельные личности, а именно нация и общество в целом. Это, друзья, королевство здравого смысла. А там где его одного недостаточно — всегда найдутся подробные инструкции.

Отличный пример — рождение ребенка. Какой бы ты ни была умницей до — первые месяцы, а может и весь первый год с новым человеком, это бесконечный неразрешимый пазл: почему он плачет? почему он не ест? что за сыпь на щеках? как его одевать в -5? какие игрушки давать? когда с ложки кормить?… итого, сотня вопросов в минуту.

Что делаем мы? — выносим мозг педиатру, маме, более опытной подруге или, на крайний случай, идем в интернет на форумы где резвятся голопопики и шилопопы. В нашем обществе нет процедуры адаптации “молодой мамы”, поэтому мы мечемся и ищем самые понятные, но далеко не всегда верные, решения своим проблемам.

Что делают голландцы? — сначала (сразу после родов) отправляют к вам kraamzorg — медсестру, которая проводит с вами несколько дней, помогает наладить быт (может помыть квартиру или забрать старшего ребенка из школы, например, если нужно) и отвечает на все глупые вопросы. А затем, при первом визите в детскую консультацию вам выдают “синюю книжку”, в которой описаны все важные этапы жизни малыша (с рождения до 4 лет) и официальные рекомендации педиатров про сон, еду, игры, горшок, эмоциональное и физическое развитие и даже про то, что стоит делать, чтобы действительно получать удовольствие от материнства.

Все. Одна книжка и минус 99 вопросов в минуту. Это так просто, так логично и так легко реализуемо. Очень по-голландски.

Еще один замечательный голландский пунктик — всеобъемлющее стремление к нормальности. Не важно с какими сложностями вам придется столкнуться — мать одиночка с тремя детьми? сломанная нога? врожденная глухота? да что угодно… — вы всегда должны иметь возможность жить максимально нормальной жизнью: находить время для себя и своих увлечений, встречаться с друзьями, учиться, работать, иметь свой дом. И даже если вы не готовы сразу принять эту философию, общество рано или поздно вынудит вас это сделать, потому что у него уже есть ответ на вопрос, который пульсирует в вашей голове: “как сделать мою жизнь опять обычной?”

В каком то смысле это абсолютная противоположность нашей культуре, в которой “всегда есть место подвигу”. Поэтому, например я, до сих пор отлично справляюсь в критических ситуациях, но совершенно теряю боевой настрой на длинной дистанции и неосознанно сопротивляюсь той самой нормальности, которая так меня восхищает. Да-да, очень по-нашему.

Возвращаясь к голландцам… несмотря на почти безупречно логичный порядок вещей некоторые ситуации по началу сбивают с толку. Например, голландцы фанатично оберегают свою privacy, считая вмешательство в личную жизнь признаком исключительно дурного воспитания, но мало кто из них задергивает шторы, как будто специально выставляя свою жизнь напоказ. Они упорно экономят воду и электричество, включая свет и отопление только на несколько часов в день, но не сомневаясь ни секунды потратят “вырученные” 30–40 евро на пару букетов цветов для своей гостиной. Они не носят шубы и осуждающе смотрят даже на вашу куртку с натуральной опушкой, но без проблем купят домой большой кожаный диван. Официально большинство голландских компаний работает до 6 вечера, но на самом деле любой уважающий себя голландец в 6 вечера уже сидит дома, за столом и поливает соусом свой только что приготовленный ужин.

Со временем в этих противоречиях тоже находится логика или они просто перестают казаться абсурдными — видимо так (нормально) происходит вживление в мой мозг нового культурного кода.


Чтобы картинка не была совсем уж идиллической, готова согласиться с теми “негативными” чертами, которые обычно приписывают голландцам — скупость, сдержанность граничащая с равнодушием, прямолинейность или, например, желание планировать все на пару месяцев вперед — даже встречи с семьей и друзьями.

В большей или меньшей степени (в зависимости от человека или конкретной ситуации) это действительно похоже на правду, но я не вижу в этом серьезных проблем для себя самой. Что-то — например скупость — нужно просто принять, чему-то — например сдержанности (которая, в моем понимании, является обратной стороной личной свободы) — можно найти объяснение, а что-то — например прямолинейность — для меня скорее плюс, ибо это и моя слабость тоже. И да, кое-чему — например долгосрочному планированию — однозначно стоит поучиться, так что недавно я завела себе календарь, куда теперь записывается все… в том числе и встречи с друзьями.

Единственное, что в моем личном рейтинге сейчас записано как наиболее неприятная черта голландцев — это нежелание (а порой и неспосбность) принимать самостоятельные серьезные решения, если они стоят за рамками тех самых “подробных инструкций”. Возможно именно так слишком сильный и благополучный социум и начинает побеждать слабеющую личность.

Язык. Точнее языки

Английский. На деле, тут присутствует некоторая мешанина из мифов и правды.

По блогам и тур.сайтам ходят авторитетные утверждения вроде “более 80% (а иногда и 90%) голландцев отлично знают английский язык” или “абсолютное большинство жителей NL свободно говорит на английском” — и это на самом деле близко к правде, только с несколькими уточнениями:

  • Это действительно так, если в основном вы общаетесь с людьми не старше 40–45… или не младше 7–10 лет :)
  • Это правда, если говорить о населении крупных городов — Амстердам, Роттердам, Гаага, Утрехт. Но вот в маленьком провинциальном Сомерене, где мы как-то провели пару дней, даже 20летние девочки в центральной закусочной понимали и объяснялись на английском с непосильным трудом.
  • И наконец, это правда, если вы не выходите за пределы “зоны комфорта”. Работа, тусовки, кино-вино-домино — здесь с английским не будет проблем, но как только вам нужно пойти к врачу, пообщаться с какими-нибудь социальными службами или вызвать домой электрика — вот тут то и проверяется настоящий уровень взаимопонимания.

Надо признать, в большинстве (даже тяжелых) случаев вас все таки поймут, но сам процесс общения будет мучительным для всех. Поэтому экспатские коммьюнити и форумы полнятся топиками с запросами и рекомендациями “хорошо говорящих” huisarts (семейных врачей), хэндимэнов, акушерок, нянь, учителей йоги и представителей прочих полезных профессий.

И да, еще одна маленькая бытовая неприятность — на этикетках продуктов не будет ни слова на английском. Найсссс….

Голландский (на самом деле Нидерландский, но не суть)

Любой экспат скажет, что учить голландский — сложно. Не потому что для правильного произношения букв “G” или “R” нужно идти к логопеду; и не потому что слова звучат почти как в немецком, но спеллинг будет такой же адовый, как во французском (написанных букв может быть в 2–3 раза больше чем произнесенных звуков); и не потому что в этой маленькой стране (размером меньше Московской области, кстати) в соседнем городе будут говорить уже совсем на другом диалекте… а потому, 9 из 10 голландцев услышав ваши жалкие попытки сказать что-то на их родном языке, сразу перейдут на английский, чтобы прекратить ваши мучения. В итоге не смотря на то, что вы полностью погружены “в среду” реальных возможностей практиковать голландский не так уж много.

Наша прекрасная соседка Кейт — ирландка, живущая в Амстердаме уже 40 лет — призналась, что в какой то момент просто запретила всем своим друзьям, коллегам и даже мужу обращаться к ней на английском, и только так, через полгода смогла, наконец, освоить разговорный голландский.

Сама я системно учить голландский пока даже не начинала и знаю, наверное, не больше сотни слов, выученных “естественным путем” подсматривая Андрюхины мультики.

Но по всему выходит, что самое сложное — это разобраться с произношением.

По-моему, экзамен на уровень А1 в этой стране должен состоять всего из одного задания: произнесите корректно слово “пожалуйста”… Потому что переводится оно как — alsjeblieft — и выговорить нужно практически каждую из прописаных букв. Я вот до сих пор сильно не уверена, что смогла бы с ходу пройти такой тест.

Ностальжи

Вот тут кратко: ностальгия — не мучает. От слова “совсем”.

Да, я скучаю по друзьям и родным, и даже немного по самой себе — той, которой я была, когда жила в Москве, в Астане.

Но я совсем не хочу возвращаться. Потому что… home is where the heart is.


Мой канал Little Big NL в Telegram, Instagram, Facebook