I’m no IT-Superman, или рассказ о новой клинике в СПбГУ

В СПбГУ набирает обороты практика работы различных клиник, в рамках которой студенты могут решать реальные задачи под руководством опытных сотрудников Университета. Яркие примеры такой практики — юридическая и психологическая службы помощи, пользующиеся популярностью в том числе среди обучающихся. Сейчас в СПбГУ готовится почва для создания новой клиники — IT-клиники. Её создатели, Севрюков Сергей Юрьевич и Блеканов Иван Станиславович, рассказали #чтд, чем будет заниматься эта служба, кто в ней будет работать, а также почему она будет сильно отличаться от других подобных проектов в СПбГУ.

Севрюков Сергей Юрьевич — старший преподаватель кафедры технологии программирования (слева); Блеканов Иван Станиславович — кандидат технических наук, заведующий кафедрой технологии программирования (справа)

Вы создаёте IT-клинику. Что это такое и с чем это едят?

СЮ: Создаёт университет, а мы приобщены к этому процессу. Идея такая: есть у каждого студента такой образовательный компонент, как производственная практика. Важно, чтобы студенты осуществляли её на реальных, а не просто тренировочных задачах. IT-клиника — продолжение этой истории. Вообще слово «клиника» пришло из медицины. «Клиническое обучение» — это отработка молодыми врачами каких-то навыков на реальных пациентах под контролем опытного врача. В университете клиническое движение активизировалось: заработала юридическая клиника, в рамках которой студенты юридического факультета могли разбирать реальные кейсы граждан, но, подчеркну, под контролем опытных коллег. Попытка переложить это на другие области — это, на самом деле, такой вызов.

Отвечая на вопрос: «Что такое IT-клиника, и с чем это едят?»: для начала, IT-клиника — это эксперимент, не что-то готовое и не то, что будет работать сразу так, как мы ожидаем. Это эксперимент, направленный на создание условий, в рамках которых студенты, опытные научные сотрудники и представители компаний, используя ресурсную базу как университета, так и партнёров университета, могут отрабатывать реальные задачи. Под партнёрами имеются в виду представители не только IT-компаний, важно отметить. Реальные задачи могут приходить извне: например, комитет по транспорту Санкт-Петербурга озадачен, как можно оптимизировать движение на определённом участке, — а также возникать в самом университете: у нас старый сайт, нужно переделать. Решая эту задачу, студенческие команды могут получить и практические навыки, и будущий фидбек по этому решению. Но видно сразу отличие: если в юридической клинике у нас гражданин — один, студент — один, кейс — один; то в IT эта модель вырожденная, есть какой-то командный фактор. Производственная практика на настоящий момент, возможно в силу традиций, построена так, что студент один работает над одной задачей под руководством одного куратора. Мы как раз хотим эту, скажем так, систему координат немножко подвинуть, создав условия не только в части ресурсов, но и в такой важной части составляющей IT-проектов, как работа в команде.

Междисциплинарность — это ещё одна часть эксперимента: в команду либо на постоянной, либо на периодической, либо даже на разовой основе могут входить специалисты из других предметных областей, но не в лице заказчиков, а в лице экспертов. Например, выпуская продукт для иностранного пользователя, нужно не забывать про юридическую сторону международных отношений. Или, если мы решаем медицинскую задачу, нам нужен медик, который мог бы пояснить какие-то детали предметной области. Создавая такую общность для студентов, мы ориентируемся не только на математиков, программистов, физиков, но и на студентов других направлений. Пожалуй, это будет особенностью среди всех клиник, которые существуют сейчас в университете и направлены на одну какую-то предметную область, не выходя за её пределы. Мы же хотим айтишникам и математикам показать, что при решении задач существуют ещё какие-то важные точки зрения, которые нужно учитывать.

На кого ориентирована эта клиника среди студентов?

СЮ: Хороший вопрос. По традиции, мы предлагаем пройти преддипломную практику в формате IT-клиники для студентов 4 курса бакалавриата и 2 курса магистратуры, но мы попытаемся выйти за пределы этих границ и предоставить возможность для деятельности в клинике и студентам 3 курса бакалавриата, вряд ли ниже, и студентам 1 курса магистратуры. Кроме того, если будет работать заложенная нами идея, что студент для попадания в команду должен пройти достаточно большой отборочный путь из различных тестов, интервью и прочего, то мы зацепим студентов и более младших курсов, т.е. не в следующем году, а через несколько лет контакт со студентом будет устанавливаться гораздо раньше его попадания в клинику. Поясню для чего: после присоединения к какой-то команде ваша ответственность сильно повышается. Если по каким-то причинам что-то не понравилось или вы осознали, что не ваш уровень, вы покидаете проект, то вы подводите не только себя, вы подводите ваших коллег. А второй шанс поработать в таком формате может представиться только через год, поэтому и нужно выстроить отборочный путь, который не только нам, как «входному интерфейсу» покажет, кто этот человек, но и ребятам поможет сориентироваться, с кем им будет комфортно работать, а с кем — нет.

Ну и, наверное, мотивировать. Раз они прошли такой сложный отбор, то и уходить будет тяжело.

ИС: Кроме того, у студентов будет ответственность при выборе. Они будут иметь возможность познакомиться с различными проектами, но выбрать для работы смогут только что-то одно.

Планируется ли, что эти бизнес-проекты будут коммерческими? Будут ли студенты получать гонорар за это дело?

СЮ: Ни университет, ни мы не будем препятствовать образованию каких-то финансовых потоков в пользу студента. Существуют так называемые гранты — зарплата стажера, если ты практикуешься в компании. И, конечно, при соблюдении всех необходимых условий вроде заключения соответствующего трудового договора никаких помех для их получения создаваться не будет. Но и не будет общей основы, подразумевающей, что каждый студент, пришедший в клинику, получит какой-то денежный бенефит. Это, скорее, конкурсная среда не только для ребят, но и для партнёров, увлекающих дополнительными возможностями студентов именно в их задачу. Вообще, деньги — это, понятно, популярный ресурс, но мы предусматривали и другие бонусы, как способы мотивации. Например, участия в закрытых конференциях, командировки, получение доступа к каким-то корпоративным вычислительным ресурсам.

ИС: Имеются в виду, например, командировки в Германию. Если речь идёт о T-Systems, с кем мы разговаривали, у них такая практика есть, когда они направляют куда-то и всё это оплачивают.

Как уже было сказано, мы думаем о том, чтобы студентов как-то мотивировали внешние компании. Конечно же, в проекты денежного характера будет более серьёзный конкурс. Компании, при условии разного уровня студентов, сами будут участвовать в процедуре отбора группы для решения задачи.

Ещё отдельный момент связан со студентами, которые хотят проходить практику, но они слабы в программировании или ещё в чём-то, тогда возникает вопрос: а что они сделают для проекта? Например, они могут выполнять операторские задачи: собирать определённые данные, как-то эти данные обрабатывать. Это тоже работа. Она не то чтобы грязная, но тоже очень много усилий тратится на предобработку этих данных, чтобы метод какого-нибудь машинного обучения запустился, и всё было хорошо.

СЮ: Хочу дополнить Ивана. Важно, что собирая эти данные, студенты находятся в прозрачной среде, видят, как эти данные впоследствии будут использоваться. Даже если вы не можете похвастаться своим уровнем и занимаетесь не такими высококвалифицированными задачами, вы можете прикоснуться к следующим этапам и посмотреть, что происходит дальше. Это тоже часть мотивировки, т.е. студент поймёт: да, я, на самом деле, зря тут сижу на попе ровно, мне нужно ещё вот в этих вопросах прокачаться, и тогда я могу, сделав этот level-up, решать более интересные задачи. Когда же студент проходит практику отдельно, он этого не видит.

IT-клиника — это чья инициатива? Университета или ваша личная? Как она вообще появилась?

Бабелюк Екатерина Геннадьевна

СЮ: История долгая. Как я сказал, клиническое движение насчитывает уже около десятка лет. Первый серьёзный положительный опыт не в медицине был у юристов. Екатерина Геннадьевна Бабелюк, будучи не только проректором, но и в своё время преподавателем юридического факультета, видела, что такая форма, возможно, применима и к другим областям. Был период, когда просто поднималась идея — попробовать. И в ответ, с моей стороны в частности, звучали негативные оценки, что IT работает совершенно по-другому, там нельзя в такой форме ставить работу. Потом стало понятно, что синергия внешних компаний-партнёров с большим ресурсом и студентов, которые тоже учатся не в группах по 2–3 человека, а в большом количестве, скорее всего, должны привести к такой форме коммуникации. Тут уже тяжело сказать, чья это идея. Это уже вызревает в ходе отработки этой идеи.

Юридическая клиника (ссылки на другие клиники см. внизу статьи)

Университет, конечно, берёт на себя задачу организационного характера: помогает с документальной частью и коммуникацией среди внутренних подразделений. Мы же с Иваном в основном пытаемся понять, как это должно быть устроено изнутри. Если экспериментировать в такой форме, нужно понять, что сделать, с помощью каких людей, какой должен быть штат, какие задачи у этих людей должны быть. Ну и тут вряд ли это смог бы сделать человек, который не приобщён к IT, не приобщён к студентам. Это в любом случае должны быть выходцы из технических факультетов.

Кто-нибудь с матмеха помогает вам?

СЮ: Тоже хороший вопрос. Нельзя сказать, что нам кто-то помогает или противодействует с других факультетов. Есть уже яркий пример, когда мы общались с представителями факультета свободных искусств: с дизайнерами, как ни странно. Они проявили очень большой интерес к этой инициативе, в виду того, что IT создаёт множество продуктов, которым нужен дизайн, нужен юзабилити. И они сами были бы очень рады, если бы могли свои навыки применить к чему-то реальному. Мы, в свою очередь, тоже понимаем, что мы можем в голове крутить различные алгоритмы, но как это красиво потом подать — уже не наша компетенция.

ИС: Ну они прям много чего умеют делать, на моё удивление.

СЮ: Очень интересные примеры были показаны, да. Когда мы говорим о матмехе, тут надо понимать, что у матмеха достаточно большая своя экспертиза и, в частности, в проведении практик. Есть, например, компания «Ланит-Терком», которая организует практику для студентов. Мы выходим на контакт с матмехом, хотим показать, что наша площадка пытается стать не конкурентом, а общей площадкой, где вы можете продолжать свою работу, но это только начало диалога.

ИС: Основная концепция IT-клиники заключается в том, что она является университетским центром. Привлекаться будут факультеты, имеющие пересечения с IT, с каким-то вычислительными аспектами, т.е. там могут и должны обучаться студенты матмеха, физфака, прикладной математики, свободных искусств — у них там целое направление есть, причём не только на уровне UX или UI. Они продумывают, как, например, упаковать продукт в коробочном варианте, или как должно выглядеть устройство: насколько компактно, красиво. И, надо сказать, встречаются очень интересные решения. Поэтому IT-клиника — это не только ПМ.

Я имел в виду несколько другое: кто помогает вам организовывать это на данном этапе? Сейчас главная задача — это договориться, продумать всё — на этом уровне.

СЮ: Во-первых, есть целое подразделение в университете, которое занимается практикой студентов. В задачу этого подразделения входит, например, создание договорных основ с партнёрами, поиск этих партнёров (ИС: Регулирование юридических взаимодействий.) Во-вторых, собственно, мы с Иваном и ещё несколько наших коллег — Александр Крылатов(кандидат физико-математических наук, доцент кафедры математического моделирования энергетических систем — прим.ред.), Анастасия Широколобова(ассистент кафедры математического моделирования энергетических систем — прим.ред.) — это уже маленькое комьюнити на ПМ-ПУ. Пока это 4 человека, но мы, рассказывая об этой инициативе, привлекаем всё больше и больше новых заинтересованных лиц.

Крылатов Александр Юрьевич и Широколобова Анастасия Павловна

Что касается «в пути», то это матмех: налаживаем контакт с Борисом [Асёновичем] Новиковым (руководитель лаборатории машинного обучения и организации информации в JetBrains, профессор кафедры информационно-аналитических систем — прим. ред.), но, потенциально, мы можем выйти и на [Андрея Николаевича] Терехова (генеральный директор компании «Ланит-Терком», заведующий кафедрой системного программирования — прим.ред.).

Новиков Борис Асёнович (слева) и Андрей Николаевич Терехов (справа)

Есть ещё сотрудники из управления образовательными программами. Потому что эта практика должна увеличиться в объёме. Производственная практика сейчас мало того, что месяц, так это ещё в часах, допустим, по два часа в неделю. Мы раздвигаем период с месяца до максимума, который можем выделить — с октября по апрель, и увеличиваем количество часов в рамках этого периода. Это уже большая работа над учебными планами: вовлекаются и учебно-методическая комиссия, и управление образовательными программами, которые должны согласовать различные нюансы.

В конце концов, нужно не только переиспользовать существующие ресурсы вроде компьютерных классов или серверного оборудования, — нужно создать условия, где команды могли бы креативить. Потому что в классе ты можешь кодировать, а для креатива тебе нужна площадка, где есть соответствующая атмосфера. Но тут стоит отметить, что как раз у Ивана есть не параллельная задача, а подзадача создания клиники — это создание целого центра компетенций, который как раз по своей форме ориентирован на такую работу. Это будет у нас, в Петергофе.

А на каком этапе сейчас находится создание этой самой IT-клиники, и когда планируется её запустить?

СЮ: Сейчас мы заканчиваем работу над дорожной картой — это некий документ, в котором прописаны этапы, которые нужно пройти перед открытием клиники. И ответственными лицами, с соответствующими сроками, будет выпущено распоряжение. Можно сказать, что это будет общим достоянием и некоторым ориентиром — будет возможность посмотреть, как эта работа строится. С декабря мы приступаем непосредственно к реализации этой дорожной карты. Вся работа, выполненная до настоящего момента, была направлена на понятие концепции. С декабря мы начинаем уже действовать, и при позитивном сценарии мы можем провести открытие клиники в мае или июне, т.е. в конце учебного года, но открытие не равно запуску всего процесса. Образовательные какие-то вещи начнут работать с сентября-октября 2018 года. Это пока планы. Я повторю: IT-клиника — это, прежде всего, эксперимент, т.е. нельзя сказать, что вот всё: мы знаем, как это будет и прочее. Понятно, что при реализации могут возникать какие-то проблемы.

ИС: Поэтому ещё параллельно всему этому готовятся различные РПУДы (рабочая программа учебной дисциплины — прим.ред.) по этой практике: по IT-клинике в целом, а также по центру компетенции,как подразделению IT-клиники. Сейчас идут активные переговоры с внешними партнёрами, с некоторыми мы уже встречались. Это, в первую очередь, IT-компании, либо междисциплинарные ребята, такие как Тинькофф банк, Deutsche Bank. С одной стороны, это финансовый сектор, но, с другой стороны, эти компании имеют свои собственные IT-отделы, которые заточены на разработку специализированного ПО с применением различных современных технологий анализа данных в своих задачах и т.д. Помимо своих миссий у них есть ещё и образовательная миссия: они активно интегрируются в разные университеты, открывают базовые кафедры, т.е. достаточно детально подходят к рекрутингу студентов, ища среди них наиболее одарённых на самых начальных этапах, чтобы в дальнейшем “воспитать” их. Поэтому разные переговоры ведутся, с разными компаниями: уже где-то 3–4 таких крупных компании проревьюривовали, совместно, так сказать, коллаборацию прошли. (СЮ: Но это не считая те компании, с которыми уже налажены отношения.) Т.е. это новые, которых нет сейчас в университете.

СЮ: Для них, в свою очередь, клиника может быть таким входом в университет, т.е. открытие кафедры или магистерской программы — это большой и сложный путь, а попробовать поработать со студентами в формате клиники — это более доступный вариант.

У меня к вам больше вопросов нет, но, если хотите поделиться чем-то ещё с нашими читателями, буду рад услышать.

СЮ: Хотелось бы ещё раз повторить, что это эксперимент. Участие студенческого сообщества приветствуется здесь не только в формате «А нам нужно пройти практику и, оказывается, её нужно пройти в клинике. Окей, мы пойдём в клинику». Студенты тоже могут выступать со своими идеями и предложениями: что можно было бы сделать на этой площадке, кроме того приветствуются предложения, что можно сделать для площадки, чтобы она начала работать и работала так, как более комфортно для студента, как он видит. Мы открыты для диалога.

Правильно задали вопрос: «А с кем вы работаете? С кем мы контактируем?» Вы заметили, что во всём нашем перечислении пока нет студентов, поэтому финальный месседж в этом и состоит, что, раз контакт состоялся между нами, то вы можете распространять этот контакт и далее. Мы всячески приветствуем любое общение на эту тему, любое предложение, любую помощь.

ИС: Практикуйтесь, ребят.

СЮ: Это резюме. А вообще, за этой фразой скрывается большая истина. Фундаментальное образование университетское, теория, которую постигаете в течение трёх лет, к сожалению, может не дать нужного эффекта, когда вы попадаете в реальный мир. И вот этот задел, который у нас остаётся в виде 4 курса для практики — это только начало. Вообще, нужно переориентировать образование в ту сторону, когда практики становится, по крайней мере, не меньше, чем теории. Клиника — это форма обучения, она может постепенно вырасти. Может где-то вынести какие-то теоретические курсы в другие формы, в онлайн-курсы, например, и высвободить время для практической работы. Поэтому, как бы мы не называли эту инициативу, главное понимать, что эта инициатива направлена на развитие практической работы студентов. Поэтому, как Иван сказал: «Практикуйтесь, ребят».

Автор: Анатолий Максимов

Редактор: Ульяна Барсук

Действующие клиники СПбГУ:

Психологическая клиника, лингвистическая клиника, социальная клиника

P.S. Если вам есть, что предложить для работы клиники, свяжитесь с Сергеем Юрьевичем или Иваном Станиславовичем.