Что убивает куликов по всему миру?

Исследователи с достоинством встретили полярных медведей, комаров и нападения чаек в Северной Канаде для того, чтобы разобраться в тревожащем их вымирании.

В прохладных летних условиях Пол Смит исследует арктический ландшафт в поисках куликов.

Четыре вооруженных биолога выползают из вертолета на острове Саутгемптон в Северной Канаде. С опаской просматривая горизонт на предмет полярных медведей, они отправляются в путь по простирающейся до замёрзшего побережья Гудзонова залива тундре в резиновых сапогах.

Один час работы вертолёта стоит практически 2000$, и у исследователей есть всего лишь 90 минут на земле, чтобы посчитать куликов, прилетевших размножаться на незащищённый от ветра пустырь близ полярного круга. Но такое путешествие затратно в том числе и для птиц. Бекасовые, ржанки и исландские песочники прилетели сюда с тропических широт из далёкого южного полушария. Они делают эти эпические рейсы каждый год; некоторые за всю жизнь пролетают расстояние большее, чем от Земли до Луны.

Тем не менее, даже этим прирождённым воздухоплавателям не удаётся улететь от всех проблем, подстерегающих их на пути. Популяции куликов сократились, в среднем, примерно на 70% по всей Северной Америке с 1973 года, и виды, размножающиеся в Арктике, пострадали больше всего. Падающие цифры говорят активистам, занимающимся охраной природы, и учёным том, что без каких-либо действий некоторые виды могут исчезнуть совсем.

Хотя тенденция кажется понятной, основные её причины — по-прежнему загадка; так как кулики пролетают огромное расстояние в течение года, наиболее разрушительными последствиями обладают именно те опасности, что подстерегают их на этом нелёгком пути. Данные говорят о том, что быстрое изменение климатических условий в Арктике тоже вносит свою лепту в общее дело, но этовсё же только один фактор. Кроме того, не стот забывать о развитии инфраструктуры береговых линий, промысле мечехвостов на Карибских островах и подсечно-огневом земледелии в Северной Америке. Сложность задачи состоит в обнаружении наиболее серьёзных угроз и, после, разработке планов по увеличению численности куликов.

“Это чрезвычайно сложно — птички облетают весь шар, так что причиной может быть что угодно, где угодно, на всём их пути,” — говорит эколог Пол Смит, учёный-исследователь канадского национального исследовательского центра дикой природы в Оттаве, прибывший на остров Саутгемптон для того, чтобы собрать свидетельства об угрожающем упадке. Он возглавляет ведущую группу по оценке способностей куликов выдерживать неблагоприятные условия изменяющихся северных экосистем.

Исследователи говорят, что сейчас как никогда наиважнейшей задачей является понимание того, как условия в Арктике влияют на размножение и выживание птиц. “Это безотлагательно, — говорит Ян ван Гилс, эколог королевского нидерландского института морских исследований в Текселе, изучающий упадок исландских песочников, одного из вида подотряда куликов, которые размножаются в русской Арктике. — Либо сейчас, либо никогда”.

Выстрелы из ружья и блинчики

В его главном лагере на острове Смит выглядит так, будто он выходит из технической лаборатории Силиконовой долины, если бы не ружьё на его плече. Он постоянно в движении, просыпается ещё до семи утра, и в 9 он уже готов отправиться на север обследовать куликов. В 6 вечера он на кухне напевает себе под нос, готовя пищу для голодных членов экспедиции, возвращающихся с охоты за гнёздами. Он решает некоторые проблемы с компьютером перед сном, а потом, в 2 часа утра, выползает из своего спального мешка, когда любопытный полярный медведь забредает в лагерь. Смит отпугивает его несколькими предупреждающими выстрелами, которые впоследствии поспособствуют оживлённой беседе за блинчиками, приготовленными им же этим же утром, чуть позже. После, он выходит на прогулку для установки коллекторов загрязняющих веществ в оттаявшие, глубокие по колено озёра, чтобы проверить уровень загрязнения в них, который может влиять на птиц.

Чернозобики (Calidris alpina), одни из 14 видов куликов, регулярно размножающихся на острове Саутгемптон.

Смит посещает это место, известное как Восточный залив, ежегодно с 2000, когда его отправили сюда в качестве студента биологического факультета, чтобы помочь организовать лагерь по изучению малоизвестного подотряда куликов. В скором времени он был заинтригован птицами (размеры некоторых особей которых не больше воробья) пролетавшими через весь мир, чтобы отложить яйца на широкой и открытой местности. Мокрый снег сдесь не редкость в июне, холодные ветра тянут с Гудзонова залива в июле, а сугробы могут продержаться даже до августа.

Смит в настоящее время возглавляет исследования на участке Ист-Бэй площадью 12 квадратных километров, одним из старейших лагерей в Арктике, исследующих куликов. Он также соруководитель совместного проекта Канады и США под названием “Арктическая программа для регионального и международного надзора за куликами” (Arctic PRISM). Проект, начавшийся в 2002, отправил команды в более чем 2000 мест на территории, раскинувшейся от Аляски до Баффиновой Земли в восточной Канаде, для наблюдения за 26 видами куликов, размножающимися в Североамериканской Арктике. Смит с его канадской коллегой Дженни Рауш своей работой покрывают центральную и восточную Арктику, и первый раунд масштабной работы PRISM близится к концу.

Это время года коротко и утомительно как для птиц, так и для биологов. Лагерь Ист-Бэй, находящийся несколькими сотнями километров севернее границы леса (граница леса — сложный переход между лесной и безлесной экосистемами), оживает в июне вместе с началом брачного периода и криками дюжин видов куликов. Среди них — размером с малиновку — исландский песочник, прилетающий с другого конца света (из Южной Америки); несколько ржанок и бекасовых; камнешарки (Arenaria interpres), зимующие в Латинской и Южной Америке.

Наблюдение за исландскими песочниками позволяет заносить данные об их полётах в Арктику и из Арктики в анимированную карту, которая показывает данные, собранные системой слежения”Мотус”. Представители подвида песочников rufa как правило продолжают свои миграции в Южную Америку, где система “Мотус” имеет всего несколько станций.

Кулики летят на север в Северную Америку и Евразию по четырём основным направлениям, и по пути многие виды попадают в беду. Отчёт о состоянии птиц Северной Америки, опубликованный совместно с природоохранными службами Соединённых Штатов, Канады и Мексики показывает огромный спад численности куликов за последние 40 лет.

Восточно-Азиатский и Австалийский миграционные пути, где озёрные и водно-болотные угодья сильно пострадали от индустриализации, содержат в себе большее количество вымирающих видов птиц. Среди наиболее близких к вымиранию видов — Кулики-лопатни (Calidris pygmaea), которых, согласно данным международного союза охраны природы, осталось всего несколько сотен.

Проблема исландских песочников распространяется на несколько континентов. Численность особей подвида rufa, размножающихся в канадской Арктике, упала на 75% с 1980-ых; сейчас этот таксон находится под угрозой исчезновения. “Исландские песочники дарят мне то самое неприятное ощущение,” — говорит Рауш, биолог, исследующий вымирание куликов вместе со службой дикой природы Канады (CWS) в Йеллоунайф. И несмотря на четыре потраченных лета иследований в местности ей ещё только предстоит найти хотя бы одно гнездо песочника rufa, в местности которая давно считается основным местом гнездования птиц.

Главная проблема для подвида rufa заключается в огромном миграционном пути, протянувшемся более чем на 3000 километров на юг. Во время миграций в Южную Америку, птицы останавливаются, чтобы подкрепиться питательными яйцами мечехвостов (Limulus polyphemus) на заливе Дэлавер. Но согласно исследованиям, варварский отлов мечехвостов в этой местности лишил песочников жизненно необходимого “топлива”.

Тем не менее с другой стороны, главной проблемой может быть изменение климата. Нидерландская команда вана Гилса выявила, что исландские песочники, размножающиеся в Русской Арктике, производят на свет меньше потомства в течение лета, если снег выпадает слишком рано. Он подозревает, что причиной этому может быть недоедание. В тёплое время года птенцы песочников пропускают пики численности насекомых, поэтому они не вырастают достаточно большими.

Мигрируя в места западноафриканских зимовок, недоразвитые птенцы сталкиваются с серьёзными проблемами, так как их короткие клювы не могут достать глубоко зарытых моллюсков (любимое лакомство куликов). “Мы видим, что меньшие по размерам особи имеют меньшие шансы выжить по сравнению с их крупными сородичами, и поэтому погибают чаще,” — говорит Ван Гилс.

Он рассказал, что впервые совсем близко видел гнездящихся песочников прошлым летом в Арктике, когда присоединился к американской группе исследователей, занимающейся изучением подвидов, мигрирующих в Аляску, в которой, по-видимому, замедляются темпы роста птенцов из-за потепления. И хотя данные, собранные ими в прошлом году, до сих пор изучаются, ван Гилс считает, что причина совсем иная — птенцы пропускают пики численности насекомых.

Условия меняются так же быстро и в канадском научно-исследовательском центре Смита, где льда в прошлом году (тут видимо ссылка на статью, которая вышла больше, чем месяц назад [3]) растаяло больше, чем три десятилетия назад. “Но когда речь заходит о снижении численности куликов на Восточном побережье, — говорит Смит, — могут быть более серьёзные проблемы, чем изменение климата”.

Белые гуси (Chen caerulescens) первые в его списке подозреваемых. Численность гусей в североамериканских популяциях быстро выросла, и по их вине водно-болотные угодия вдоль побережья Гудзонова залива, являющиеся важнейшими дозаправочными станциями куликов, пришли в небывалый упадок.

Также гуси неожиданно появились и на гнездовых участках куликов, которые из-за них превратились в пустоши; а ведь трава необходима куликам для маскировки своих гнёзд на открытой местности. Так же возможно, что гораздо больший вред гуси приносят привлечением на эти территории лис и иных хищников, которым “под руку” попадаются помимо гусиных ещё и яйца и птенцы куликов.

Остров Саутгемптон идеально подходит для изучения влияния гусей на популяцию куликов, потому что сейчас на нём находится около одного миллиона гнездящихся особей. А дочерняя группа исследователей расположенная на соседнем острове Котс, которым управляет Смит (меньше часа пути на самолёте Твин Оттер) сможет дать ответ на этот вопрос, так как сейчас там нет ни одного гуся.

Спрятанные гнёзда

“Смотрите, куда наступаете”, — говорит Кеннеди, указывая на большие камни из-за страха разрушить пестрые яица ржанки. Прошлым летом Кеннеди, будучи докторантом Университета Трента в Питерборо, Канада, сопровождала группу из шести человека для поиска гнезд.

Молодые биологи мгновенно определяют птиц по их силуэту, голосу и поведению. К тому же они быстро обнаруживают белых медведей, которые могут появиться, казалось бы, из ниоткуда, поэтому исследователи всюду носят с собой дробовик, даже в туалет.

Биологи проходят по 10–15 километров в день по тундре и растапливают водоемы, чтобы найти и затем отследить гнезда. Также они проводят много времени лежа неподвижно на мокрой земле в ожидании того, что кулики решат вернуться к своим яйцам. Может пройти несколько дней, прежде чем хорошо спрятанные гнёзда будут обнаружены. Некоторые из них — нечто вроде чашек, закопанных в землю; другие — просто трава, грязь и случайные перья, собранные вместе.

Исследователи помещают на лапу птицы опознавательный браслет.

Исследователи взвешивают и измеряют птиц и их яйца и устанавливают за гнездами наблюдение. Они также дарят многим птицам своеобразное украшение — металлический браслет на ноге и нанотег размером с жемчужину, который прикрепляется к перьям на их хвосте. “Надо быть осторожным, чтобы не приклеить себя к птице”, — говорит Кеннеди, придерживая нанотег на перепончатопалом галстучнике, пока пока засыхает клей.

После процедуры птицу отпускают, а волосоподобная антенна на теге излучает электронный импульс, который может быть распознан принимающей станцией на вершине блокпоста в лагере. Всё это — часть трекинг системы “Мотус” (Motus tracking system), сети из около 300 принимающих башен, разбросанных по Северной и Южной Америке. Нанотеги Мотуса весят меньше 0,3 грамм — настолько легкие, что даже самые маленькие кулики и их птенцы могут их переносить. Сигнал от тегов становится доступным, если птицы находится в пределах 15 километров от принимающей станции.

На своем компьютере Смит проследил за тем, как исландские песочники совершили более чем 3000-километровый перелет в Арктику из залива Делавэр на побережье США за три дня. “Я слышу “динь-динь-динь”, как только они наталкиваются на башни”, — говорит Смит.

Кулики совершают одну из наиболее длительных миграций в животном мире. Один только исландский песочник, с номером браслета B95, более 20 лет путешествовал от Южной Америки к Арктике и обратно.

Нанотеги, используемые командой Смита в Арктике, помогают получить необходимую информацию об “ультрамарафонских” миграциях. В 2014 году Смит с коллегами обнаружил, что исландские песочники делали остановки для “дозаправки” в ранее неизвестном месте на побережье залива Гудзона.

“У куликов может не быть иного выхода — они уже находятся на северном краю мира”.

Ко всему прочему, нанотеги ценны для получения данных о размножении птиц, так как позволяют команде Смита отслеживать, сколько времени взрослые особи проводят на своих гнездах и как далеко от гнезда забредают птенцы в поисках насекомых — лишь пара новых переменных из множества вохникших из-за гусей. Несущие кулики взлетают из гнезд, чтобы защитить их от пасущихся гусей, тем самым оставляя яйца и птенцов уязвимыми для лис и хищных птиц.

В этом году хищники забрали большинство яиц куликов из исследовательского участка на Восточном берегу залива. Всего лишь 20 яиц из 296 продержались достаточно долго, чтобы вылупиться, а на острове Котс, в месте, где нет популяции белых гусей, вылупилось более половины яиц. Смит утверждает, что шанс куликов с острова Саутгемптон на репродуктивный успех упал так сильно, что популяция больше не может поддерживать себя.

Исследование усиливает давние опасения о гусиной вспышке в Северной Америке. Гуси раньше зимовали в прибрежных болотах Луизианы и Техаса, но теперь проводят сезон наслаждаясь остатками урожая на фермах, расположенных на Юге и Северном Западе США. А весной они улетают в Арктику для размножения.

Роберт Роквелл, популяционный биолог и эколог в Американском музее естественной истории Нью-Йорка, утверждает, что это было “довольно ошеломляюще” наблюдать, как популяция гусей резко возросла с 1,5 миллионов особей в 1960-х до, по его приблизительно оценке, 20 миллионов сейчас. Он руководил длившимся десятилетия проектом в заливе Ла Пераус на побережье Гудзонова залива, в котором они с коллегами впервые продемонстрировали, как гуси могут разнести пышный зеленый газон или болото и сделать местность непригодной как для растений, так и для животных, например, куликов. Последующее исследование показало, что гуси принесли долгосрочный ущерб экосистеме, который сократил биологическое разнообразие растений, насекомых и птиц на некоторых других местностях.

Действительно ли гуси оказывают настолько сильное воздействие, чтобы быть главной причиной снижения численности куликов, до сих пор неясно. Роквелл утверждает, что вопрос об их влиянии — ключевая проблема и одобряет команду Смита за попытки ответить на него.

Птицу и ее гнездо трудно обнаружить на этом пестром ландшафте.

Сражайся, чтобы лететь.

Брэд Эндрес, американский координатор плана по сохранению числености куликов, принадлежащего службе охраны рыбных ресурсов и диких животных США, говорит, что существует большая необходимость понять, каким именно образом различные внешние угрозы могут влиять на выживаемость куликов — будь это канадские белые гуси, изобилие насекомых на Аляске и в России или же истощение кормовой базы и станций дозаправки, вызванное бурным развитием прибрежной инфраструктуры в тропической зоне и средних широтах. Исследователи пытаются предсказать, какие угрозы представляют для куликов наибольшую опасность, чтобы помочь руководству выработать наиболее эффективные меры для сохранения биоразнообразия. “Но это довольно информационно-ёмкая система, — говорит Эндрес, — так что пока мы имеем такое обилие источников информации, это сложно осуществить”.

Ван Гилс также подчеркивает необходимость поиска причин, повлёкших за собой ситуацию, которая, как он считает, ухудшатся, учитывая рекордное потепление, зафиксированное в Арктике. “У куликов может не быть иного выхода — они уже находятся на северном краю мира”, — говорит Ван Гилс, предсказывая вымирание многих подвидов песочников в ближайшие 50 лет из-за потепления и несоответствия колебаний численности куликов и насекомых.

В настоящий момент кулики возвращаются в солнечные южные края, приземляясь на пляжах и болотах, разделяя их с охотниками, туристами и ловцами креветок. Рауш и Смит повесили свои сапоги и вернулись за рабочие столы, чтобы составить новые планы устройства лагерей и потрености в самолётах, которые они используют в следующем году, чтобы в июле снова посчитать куликов в Арктике.

Одной из приоритетных задач была отправка группы охотников за гнёздами на остров Принца Чарльза на северо-запад Гудзонова залива, полностью заселённого куликами ещё с момента открытия в 1990-х годах. Рауш и Смит летали туда в конце июля, чтобы разведать места для исследовательских лагерей. И, по словам Смита, как только их самолёт коснулся земли, они увидели то, чего совсем не надеялись увидеть: остров целиком был покрыт гусями.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated ОколоНаука’s story.