Дорогу осилит идущий

Фото: https://4brain.ru/

Фото с известным фигуристом Евгением Плющенко здесь для привлечения внимания. А сама заметка серьезная — о том, какие варианты развития есть у некоммерческих организаций России, работающих с уязвимыми слоями населения. Хотя и Евгений, или, точнее, его татуировка, тоже не будут забыты.

Рабочий визит в другую страну позволяет не только обменяться опытом с иноязычными коллегами, но и отдохнуть от своих. И пускай они давно стали родными, такой отрыв от коллектива помогает взглянуть на собственную организацию со стороны и попытаться понять, в каком же направлении развиваться и как диверсифицировать подходы к привлечению средств. Чтобы не остаться у разбитого корыта, когда крупный зарубежный донор перестанет финансировать твою программу, бизнес станет тратить меньше средств на твою поддержку, а государство “оптимизирует расходы” обязательно в твоем лице.

Итак, какие варианты действий есть у НКО, работающих с уязвимыми группами, — наркопотребителями; людьми, живущими с ВИЧ, вирусными гепатитами, туберкулезом; секс-работниками; бездомными и другими?

  1. Объединение

Общение с прагматичными американскими коллегами показывает, что несколько организаций могут задаться общей целью и решить, что достичь её по отдельности не получится, а вот вместе — вполне. В таком случае можно создать коалицию или альянс, “связанные одной целью, скованные одной цепью”. Цель может быть такой: “полное искоренение наркомании в Санкт-Петербурге”. Под этим, конечно же, имеются в виду не карательные меры в отношении наркопотребителей, а разработка и внедрение комплексного решения проблемы. Это, как минимум:

  • профилактика, направленная как на общее население, так и на сами уязвимые группы;
  • снижение вреда от наркопотребления — то есть обеспечение доступа наркопотребителей к врачам, чистым шприцам, тестированию на инфекции, которые передаются половым путём или через кровь;
  • кейс-менеджмент и реабилитация;
  • ресоциализация наркопотребителя в общество, включая помощь в поиске работы, жилья и т.д.;
  • система поддержки, доступная в любой момент, включая группы взаимопомощи, горячую линию, вебсайт, закрытое сообщество в социальных сетях, общение по мессенджерам, скайпу, и др.;
  • работа с семьёй наркопотребителя.

Отдельно взятая организация не сможет вытянуть это в одиночку. Государственное бюрократическое ведомство — тем более (см. плачевный опыт ФСКН). А вот объединение некоммерческих организаций, имеющих опыт работы по одному или нескольким из заявленных направлений, может “выстрелить”.

У кого искать деньги: у бизнеса, у государства, у частных жертвователей.

Плюсы, или сильные стороны объединения: потенциальный донор видит вполне ясную цель. Да, она кажется утопичной, но объединение нескольких организаций, давно и успешно работающих в этом поле, даёт бОльшую уверенность в успехе. А цифры по количеству оказанных услуг и клиентов, сложенные вместе, будут смотреться более внушительно в заявке или информационных материалах альянса. Внутри самого альянса можно наладить обмен ресурсами, идеями и эмпатией.

Минусы, или слабые стороны объединения: может произойти столкновение ЭГО руководителей НКО. Сильный директор удерживает организацию на плаву в трудные времена и ведет коллектив за собой в светлые. Однако, когда несколько сильных директоров сходятся вместе на одном собрании, может получиться конфликт. И если человек затаит обиду, дальше будет только хуже. Кроме того, перед коалицией остро встанет финансовый вопрос — сколько собственных средств вложить на старте, и как распределять деньги, полученные от доноров.

Варианты решения: “Конференция лидеров по гражданским правам и правам человека” (The Leadership Conference on Civil and Human Rights), основанная в 1950 году и объединяющая более 200 самых разных организаций, делится собственными наработками по этому вопросу:

  • Необходимо ставить четкие цели, составлять конкретные планы и равномерно распределять ответственность.
  • Необходимо разработать принципы работы, свод этических правил и другие документы, регулирующие функционирование альянса.
  • Необходимо отслеживать динамику властных отношений (power dynamics) в альянсе.
  • Необходимо осуществлять регулярную коммуникацию между членами альянса наиболее удобным для них способом.

Пример: организация “Дорога вместе юго-восточной Луизианы” (United Way of Southeast Louisiana) в 2013 году пересмотрела свой подход к тому, как можно добиться долгосрочных изменений, и, проведя исследование в регионе своей работы — семи округах штата Луизиана, — пришла к выводу, что главная причина многих социальных проблем — это бедность. В результате организация поставила перед собой такую цель: искоренение бедности в юго-восточной Луизиане. Был разработан план, предполагающий совместную работу некоммерческих организаций, фондов, органов государственной власти, религиозных организаций, бизнес-сообщества, учебных заведений и рядовых жителей региона над достижением этой цели.

Фонд “Дорога вместе” существует и в России. Его миссия: содействие развитию профессиональной системной благотворительности и осуществление эффективных благотворительных программ. Его вебсайт: http://www.unitedway.ru/kto-my/o-fonde/

2. Популяризация уязвимых групп среди жертвователей

Частные жертвователи — это будущее устойчивости некоммерческих организаций, работающих с уязвимыми группами. Некоторые НКО, вроде питерской “Ночлежки”, помогающей бездомным людям, развивают это направление фандрайзинга достаточно давно и очень успешно. Пришла пора нащупывать подходы к частным донорам и организациям, которые помогают другим уязвимым группам — например, наркопотребителям.

Пример: организация Bridge House (Новый Орлеан), в этом году празднующая свое 60-летие. Осуществляет бесплатную долгосрочную реабилитацию, да еще и с гендерным уклоном (для мальчиков — отдельный центр, для девочек — свой), наркозависимых людей без жилья, без работы и без средств к существованию. В 2016 году лечение в Bridge House прошли 822 человека.

Как собирают деньги: в прошлом году 36 % бюджета организации удалось собрать благодаря государственной поддержке (федеральной и полученной от правительства штата Луизиана). 16 % составили поступления от продажи подержанных автомобилей, 21 % — поступления от благотворительных секонд-хендов, и 27 % составили частные пожертвования, собранные в том числе на различных благотворительных мероприятиях.

При чем здесь подержанные автомобили? Организация принимает подержанные машины в дар, а потом самостоятельно их реализует. В прошлом году доход от их продажи составил 987 149 долларов, связанные с ними расходы — 484 759 долларов. Таким образом, чистая прибыль Bridge House от реализации программы с подержанными авто превысила 500 000 долларов.

Этой организации будет посвящена отдельная заметка, следите за обновлениями!

3. “Культивация” и “патронаж” доноров

Лично для меня было открытием, когда во время одной из встреч нам показали досье на… потенциального донора. Имя, фамилия, где живет, сколько стоит дом, сколько зарабатывает, есть ли у него история пожертвований, сколько он мог бы потенциально жертвовать организации, фотография, семейное положение и т.д. Получились своеобразные “Несекретные материалы” (Non-X-Files), поскольку вся эта информация находится в открытом доступе.

Такие CRM для некоммерческих организаций разрабатывает, в частности, компания Blackbaud. С помощью ее софта можно не только составлять досье на донора, компания предлагает и другие решения, связанные с цифровым маркетингом, адвокацией, бухгалтерией, аналитикой, корпоративной социальной ответственностью, волонтерством и т.д.

Посмотрите, как это устроено. За этим будущее некоммерческого сектора, и в том числе — тех организаций, которые работают с уязвимыми группами:

Будем искать похожие разработки в России, а также составлять подробную базу доноров — частных, бизнеса, фондов — и стратегию работы с ними, включая регулярную коммуникацию и активизацию.

Продолжение следует.

P.S. А фотография Евгения Плющенко здесь к тому, что на руке у фигуриста вытатуировано знаменитое крылатое изречение: Viam supervadet vadens (лат.), или «Дорогу осилит идущий». Мне кажется, в тему.