Екатеринбург за храм, Неосвердловск против

Alexey Larkin
May 22, 2019 · 8 min read

Ярко желтое лицо саркастичного смайлика смотрит на сквер. Сквер нелеп. Редкие деревца, хилый газон, напоминающий лысеющую голову престарелого профессора, неухоженный фонтан и ступеньки, исписанные граффити. Слева от фонтана прямая советская “бетонка”, чуть дальше высокая “стекляшка” а-ля офис в третьесортном американском городке, ниже драмтеатр, впитавший от обоих архитектурных соседей, а за ним — знаменитый Ельцин-центр с портретом ЕБНа, напоминающим замороженного Хана Соло. Панорама озера тоже не радует: сплошной новодел вне единого смыслового видения, стадион “Динамо”, а вдалеке виднеется Храм-на-Крови — единственное светлое пятно традиции и русскости в городе НеоСвердловске.

Появление граффити — первый признак разрухи. Творческая молодежь всегда ищет отдушину в ярких красках.

Бетонный шар, разрисованный под смайл, очень важный символ — протест против уныния! В Екатеринбурге есть все, что можно для жизни, но ничего, что нужно. Ничего, что дало бы не способ жизни, но ее смысл. Екатеринбург невероятно уныл. Уныл в своей индустриальной сути, в своей промозглой погоде, в своем наивном говоре, в своей почти полной изоляции от всех — от Европы и от Азии, от России и бывшей Страны Советов. Неосвердловск светел и беспросветен.

Храм святой Екатерины призван был стать символом перерожденного Екатеринбурга — русского города, традиции которого только предстоит создать и осмыслить. Но стройка натолкнулась на протест, в котором я попытался разобраться.

Другой такой же приличный по форме, но отвратительный по сути архитектурный пейзаж еще предстоит поискать
Храм-на-крови — пока что единственное светлое пятно в Екатеринбургском ландшафте

Вечер субботы — 18 мая.

Слева ваш покорный слуга автор, справа — милое лицо храмоборческого движения

Суббота оказалась довольно спокойной, по сравнению с предыдущей парой дней. Сквер лениво патрулируют Росгвардейцы и личная охрана предпринимателя Алтушкина — от гвардейцев они отличаются только отсутствием штатной формы, в остальном отличий не сыскать, суровоглазые лица сразу заметны в толпе. К вечеру обещали “перфоманс с яйцами”, накануне такой уже случился — силовиков классически закидали сырыми желтками, но на этот раз подошли более креативно. Из сотни вареных яиц, с написанными на них именами протестующих, на земле выложили двусмысленное послание “Все снесем”. Квадрокоптер запускать не стали — то ли его не было, то ли просто вид жидкой толпы с верхнего ракурса не понравился бы заказчикам инсталляции. Закончив ритуал Контр-Пасхи, немногие оставшиеся принялись танцевать под шарманку и пересказывать случившееся зрителям собственных фейсбучных стримов.

Сквероверы на праздновании своей Скверо-Пасхи носят специальные хоругви в виде яичка
Милая девушка Маша — соорганизатор акции, руководила кладкой яиц.
Маше помогали пришедшие на помощь активистки-закладчицы. Автора мероприятия они называют своим учителем, но не говорят где и чему у него учатся.

Силовики ждали силы — логично, не правда ли? Они ждали проламывания заборов и закидывания стен яйцами, но все развернулось и вот какой важный вывод мы должны из этого сделать:

Уличные полит.движения прошлых лет создавались на основе качалок и спортивных секций, сегодняшние — на базе театральных кружков и художественных мастерских.

Грубая сила перестала работать. Сверкающие молниями в глазах, абсолютно растерянные братухи-борцухи оказываются осмеяны и унижены толпой детей, вооруженных селфи-палками и стримами. Не нужно сложных политических технологий и больших денег чтобы придумать десяток “перфомансов”: пускай они даже будут не очень выразительными, зато всем участникам нравится, ключевое сообщение передано, доволен и заказчик и исполнитель. Отвечает ли власть (/олигархия/церковь/система — кто угодно, в зависимости от конкретных обстоятельств) на эти вызовы? Раньше не отвечало, теперь придется.

Воскресенье — 19 мая.

В воскресный день в Храме-на-крови яблоку негде упасть

После праздничной литургии в честь дня рождения последнего Государя я погулял по городу, осмотрел Ельцин-центр (отвратительный ТЦ с понтами музея современного искусства), немного отдохнул и направился в сквер. Там уже было гораздо веселее, чем накануне.

К протестующим сквероверам прибавилась сотня православных, которых, по мнению храмоборцев “привезли на автобусах”. На самом деле все было проще — митрополит Екатеринбургской епархии владыка Кирилл просто пригласил всех желающих православных в сквер во время утренней проповеди. Православные пели тропари и военные песни прошлых лет, гуляли с детьми и фотографировались. Поддержку мероприятию оказывали люди из “Движения Сорок Сороков”, которые вопреки моим ожиданиям никого не пугали, а наоборот радостно разливали горячий чай и угощали пирожками всех пришедших.

К “Движению Сорок Сороков” лично я отношусь с некоторым скепсисом, хоть и без негатива — это хорошие люди правильных взглядов, но позицию свою (которую я разделяю ибо тоже русский и православный) они доносят не теми методами, которые привычны мне. Тем не менее, мне было интересно спонтанно (я действительно не знал, что он прилетит) поговорить с Андреем Кормухиным в том самом сквере Екатеринбурга, где гремели митинги и протесты. По его просьбе я публикую беседу без редактуры.

В это время с другой стороны сквера происходил локальный концерт стыдной группы леваков-музыкантов. Почему стыдной? Потому что в 21 веке топить за социализм — удел необразованных неудачников. Но главным образом композиция была посвящена нехитрому лозунгу “Занимайся политической борьбой”. А ведь начиналось все как “локальные протесты жителей против застройки” — ну да, ну да.

Православные защитники храма в лице Андрея Афанасьева и Царьград ТВ устроили открытую площадку дебатов прямо в парке: поставили стол, стулья, конфетки и прямую трансляцию видео и предложили любому желающему оспорить мнение Афанасьева о постройке храма. Формат получился великолепный: ярко, эмоционально, очень интересно и максимально дружелюбно. Довольны остались обе стороны, каждый участник спора ушел домой с пониманием, что с другой стороны не пустой “бот”, а реальный человек со своей позицией

Ведущий Царьграда Андрей Афанасьев предлагал любому желающему поспорить с ним о стройке храма.

В основном протестующие придерживались позиции “мы не против храма, мы за сквер”, мое общение с ними проходило примерно в таком ключе:

- У нас вон сколько много пустырей, почему на них нельзя храмы поставить?

- Как много пустырей и где они?

- Ну вот 3–4 точно есть, не очень далеко от центра.

- А почему вы не попросите превратить эти пустыри в парки: высадить там деревья, поставить качели и т.д.? Алтушкин мог бы пойти на это в качестве компромисса, это выгодно обеим сторонам

- Ну, у этого сквера же своя история, это культовое место.

- Тогда почему в культовом месте обсыпалась плитка, все исписано граффити, почти лысые газоны, нет освещения набережной и забора — в темноте ребенок легко шагнет в воду и утонет от спазма и переохлаждения

- Ну, вы правы в этом, но нам все равно нужен именно этот сквер

Тогда-то у меня и стали закрадываться первые (не первые!) робкие (не робкие!) сомнения в том, что протестующие все как один пытаются сохранить “любимый парк” и мозги их ни на йоту не промыты либеральной пропагандой.

Но безусловным моим фаворитом стал дядя Богдан — так я прозвал пожилого активиста, который 2 часа веселил публику своими кричалками. Примечательно, что дядя Богдан не стоял на месте и каждые 15 минут менял собственную позицию. В итоге я так и не понял выступает ли он за или против Храма/Путина/Православия/Планеты Нибиру и т.д. По чьей команде дядя Богдан появился в парке мне тоже неизвестно, он одинаково качественно мог бы сработать с любой стороны конфликта.

Стоит ли думать, что храмоборчество в русских городах — элемент более глубоких процессов?

Почитаем недавний доклад RAND, в нем есть следующие бесхитростные пункты:

>Diminish faith in the Russian electoral system — ослабление веры в российскую избирательную систему.

>Create the perception that the regime is not pursuing the public interest — создание впечатления, что режим не преследует общественные интересы.

>Encourage domestic protests and other nonviolent resistance — поощрение внутренних протестов и другое ненасильственное сопротивление.

А теперь внимательно посмотрите видео с протестов против строительства храма и вслушайтесь в то, что говорят как обычные протестующие, так и “лидеры мнений” типа того же фрика-Чиркова:

Сперва я думал, что “рука Госдепа” за этими акциями — блажь и выдумка путинистов/нодовцев/других неадекватов. Но прямая выгода для американских глобалистов (государственных или частных) видна невооруженным взглядом :

Продавливание идеи референдумов по любому поводу от постройки гаража до важнейших государственных вопросов просто уничтожит всю систему власти в России.

Этот мощнейший инструмент дестабилизации страны подается под соусом “будем жить как в Швейцарии, у них там тоже много референдумов”. Это требование протестующих не может быть выполнено и не должно быть выполнено, поручение Путина о проведении “опроса” — уже слабость, я надеюсь, что вынужденная, а не собственноручная.

“Кто мы, откуда, куда мы идём?” — очень важные для города вопросы

Вместо заключения.

Нужен ли большинству жителей города храм? Большинству жителей города (любого) нужна еда, вода, модные шмотки, и унитазы с турбонаддувом чтобы быстрее избавляться от переваренного шлака и бежать за новым. Храм им действительно не нужен. Храм, по сути, единственное, что может превратить потребителя в Человека, поэтому протесты против храмов будут такими же массовыми как протесты пятиклассников против укола манту.

Храм раздражает эстетические чувства, оторванного от своих корней, человека, храм дает образ будущего и превращает существование в жизнь. Храм пугает. “Нет, ну а как тут скейтеры тогда будут кататься, если рядом церковь?! Как здесь будут Литл Биг выступать на летней сцене, а напротив храм стоит!” — говорит девушка по имени Таня с маленькой собачкой на руках. Её наивный девичий голос с легким уральским говорком не оставляет сомнений в искренности вопроса. И действительно, как же так — целый Литл Биг с одной стороны и какой-то православный собор с другой…

Надо ли мне еще что-то говорить?

Алексей Ларкин — t.me/nikral

More From Medium

Top on Medium

Top on Medium

Top on Medium

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade