Нелинейный монтаж

Этот город не жалеет никого. Он спускает тебя по водосточным трубам прямиком в пекло без оглядки на твоё состояние, твоё положение, твой характер. Мало кому удаётся пропустить путешествие в Ад. В этом городе почти не осталось душ, не обожённых похотью и…

- Боооос!?
- Молли, не сейчас, я пишу!
- К тебе клиент!
- Да блин… Окей, да, хорошо. Пусть заходит.

Душ, не обожжённых похотью и… и чем ещё? И грязью?.. стоп, как можно обжечь грязью? Что за чушь? Ладно, потом.

Я отодвинул печатную машинку, как раз когда в кабинет вошли.


- Ну, что скажете?

Она откинулась на спинку кресла напротив, закинув ногу на ногу.
Острые плечи ультрамаринового пиджака наклонились, словно у статуи Венеры. Тонкая полоска уличного света упала на её лицо, образуя вуаль из лёгкой полутьмы.
Ну, конечно, только ради этого момента стоило повесить новые жалюзи. Хотя, в офисе давно пора было сделать полноценный ремонт.

- Итак, я правильно понял, миссис-
- Мисс Ви, — голос обволакивал, как пар в турецкой бане.
- …Вы хотите, чтобы я смонтировал для вас этот ролик?
- Всё верно.
- Почему же вы не пойдёте к телевизионщикам?
- У меня… сложные отношения с телевидением.
- Вы же понимаете, что я один, и на моём оборудовании это займёт в разы дольше?
- Я готова ждать.

Её вызывающе красные губы искривились в еле заметной ухмылке и молниеносно обхватили тонкий мундштук.

- Мэм, здесь не курят.

Она вопросительно посмотрела на полную пепельницу у меня на столе.

- Эм… клиенты… клиенты, здесь не курят.
- …
- Окей, так. Мой прейскурант вы знаете?
- Я ознакомлена с ним, да.
- Тогда я попрошу свою помощницу составить договор и дать вам на подпись. Кстати, я не думаю, что вы привезли с собой бобины… Вы же не привезли их, верно?
- Не поместились в сумочку. Не под эти туфли.
- Под чёрные вы носите саквояж?
- Вы сможете забрать плёнку у моих юристов. Это на углу пятой и Коллинз, офис “Бернстин, Бернстин и Бернстин”.
- Окей. Эй, Молли! Контракт на ролик… Мисс Ви, ещё раз, как ваша контора… ага.
Молли, будь так добра, контракт на ролик для “Великолепных Вафлей Вернера”.


Небоскрёбы окружают тебя словно гигантские братские могилы. Пустые глазницы офисных окон безразлично взирают на тебя при входе в Некрополь. Добро пожаловать в Даунтаун — здесь тебе недолго ходить живым.

У детектива Лоуренса Лавлесса не было заблуждений на этот счёт…

- Добрый день, сэр! Чем я могу вам помочь?
- Здравствуйте, а я к мистеру, эм, Бернстину… одному из Бернстинов, в общем. Я за плёнкой.
- Конечно, сэр. Скажите, пожалуйста, ваше имя и фамилию.
- Ларри. Ларри Ли.
- Спасибо. Я передам мистеру Бернстину. Попрошу вас пока подождать здесь. Не желаете холодный чай или кофе?
- Холодный чай — самое оно!

Я уселся ждать адвоката в просторном мраморном фойе, стены которого были раскрашены какой-то дичайшей кашей. Свежие работы… чёрт, как же зовут этого мужика? Поляк? Поллок? Молли от него без ума.

- Мистер Ли? — из дальнего угла зала ко мне энергичной походкой подошёл низкорослый пожилой мужчина в коричневом твиде.
- Здравствуйте…
- Харви Бернстин. Очень приятно! Крепкое рукопожатие! Вы из..?
- “Не-ЛИ-нейный Монтаж Ли”.
- Точно! Как оригинально.
- Стараемся.
- Пройдёмте.

Выйдя из лифта на четвёртом этаже, мы сразу оказались в вычурно отделанном офисе Бернстинов. Тёмное лакированное дерево и зелёные узорчатые обои лихо контрастировали со светлым модернизмом фойе. Адвокаты.

- К сожалению, сэр, у нас нет зала, где вы смогли бы посмотреть материалы.
- Ну, ничего, я как-нибудь разберусь.
- Сюда, пожалуйста.

Мы завернули в длинный коридор, стены которого были увешаны маслянными портретами. “Айк Бернстин”, “Мэлвин Бернстин”, “Джеремайя Бернстин”, “Арам Бернстин”, “Эбенезер Бернстин”…
Что ж, в постоянстве этой конторе не откажешь.

Харви с трудом вытащил футляр с бобиной из сейфа, стоявшего в конце коридора.

- Мисс Ви просила передать, чтобы вы были крайне деликатны с этой плёнкой. Копий у неё нет.
- Ну что вы, я же профессионал.


- Ну что вы, я же профессионал, — медовым басом произнёс детектив Лавлесс.

Блондинка напротив дрожала как струна виолончели после громогласного аккорда. Она боялась, боялась самого худшего — что её муж окажется таким же гнусным проходимцем как и все кобеля в этом Богом забытом городе. Детектив Лавлесс был лишь отражением объективной реальности, которая редко жаловала слабых и недостаточно циничных.

- Мистер Лавлесс, я… я…
- Что, “вы”?
- Я бы не хоте-ГЛАРГАХРГАР!

- ГЛАРГАХРГАРАР, — как только я сел за руль своего верного Пежо, меня начали душить.
- Не дёргайся, говнюк! — звериный рык у моего левого уха не добавлял спокойствия, но я всё же попытался принять наименее болезненную позу, посильнее вжавшись в сиденье. Хватка верёвки или струны, или что это там было у меня на шее, чуть ослабла.
- Слушай сюда, говнюк. Ты отдаёшь мне плёнку этой дамочки и я оставляю тебя в живых.
- Но… что я ей скажу?
- Скажешь ей, что потерял бобину, испортил всё при монтаже, уронил в Гудзон…
- Мы же во Флориде.
- Да мне плевать, говнюк! — гаррота сжалась посильнее. — Доставай плёнку. Я знаю, ты только что положил её в багажник.
- Да, хорошо… только дай мне выйти.
- Поступим так — ты достаёшь бобину и кладёшь на тротуар. Потом садишься в машину и не рыпаешься минут 10. И никаких фокусов, понял, говнюк?! У меня есть пистолет.
- Окей, оке-ей. Отпусти!

Хватка ослабла. Я медленно вышел из машины и прошёл к багажнику, стараясь не оглядываться на заднее сиденье. Достал бобину, положил рядом с задним колесом, вернулся за руль.

- Готово.
- Всего хорошего, говнюк!

В зеркале заднего вида я увидел как высокая фигура в бежевом плаще со стоячим воротником резво убегала по Коллинз авеню с бобиной под мышкой.

Ну, что ж, потом как-то объясню Барри, что его заповеднику для бобров пока придётся обойтись без рекламы.

Горло чертовски болело. Вот же ж говнюк!


- Здравствуй, Лар- о, Боже, что у тебя с горлом?! Ты как-будто с виселицы.
- Кхе-кхам-кхе, всё ок, Молли. Принес-кхи мне, пожалуйста, чай.
- Чёрный или зелёный?
- Молли!

Болезненные ощущения в горле стали полегче. Я зашёл в монтажную, достал из футляра бобину и принялся готовить проектор к показу. После пережитого сегодня, лучше бы этот ролик оказался “Гражданином Кейном” от мира рекламы слоёной выпечки.

Проектор завёлся и широкоформатное полотно озарило зал молочной белизной.
Через секунду оно начало резко мигать, потом пошла чуть размытая картинка.

- Что за… ?

На меня сурово взирал крупный шкафоподобный мужчина, сидевший за широким письменным столом, заставленным стопками одинаковых книг. Одет он был в какую-то светлую военную форму, нечто явно офицерское. На голове — остроугольная фуражка.
По композиции кадр напоминал записи обращения президента, за спиной у сидевшего даже висели флаги.

Флаги со свастикой.

- Граждане! Наша нация в огне! — громогласно произнесло мясистое лицо. — Мы на грани краха! После того как наши братья и сёстры трагически пали в борьбе с красной язвой, наше движение ещё долго не сможет набрать полную силу. Но я призываю вас объединиться! Во имя великой и священной борьбы. Во имя Рейха, что восстанет из пепла, чтобы дать решительный отпор.
Хайль-

- Мооолли!


Всё шло наперекосяк.

Детектив Лавлесс полз вдоль стенки вонючего переулка, зажимая рану в левом плече. Тёплая кровь стекала по его руке, словно то была разбитая батарея центрального отопления. Мир вокруг плыл. Сознание рисовало образы причудливых чудовищ вместо мусорных контейнеров и стопок картонных коробок.

Если этот город и был вратами в Ад, то Лавлесс только что снёс последний замок.

Муж виолончели не безобразничал с какой-нибудь старлеткой в придорожном мотеле, о нет — всё оказалось гораздо, гораздо хуже. Заброшенный склад, люди в мантиях, сотни зажжённых свечей. Пасы руками, запах тмина, бормотание в тихом унисоне.

И девушка, лежавшая в центре круга на бетонном полу. Лавлесс не был уверен в том, что видел, сама реальность происходившего до сих пор не до конца настигла его. Однако, звуки, которые издавало это дитя, её конвульсии, сияние в её глазах явно были за пределами возможного.

Он не мог просто сидеть и наблюдать, конечно же он ринулся в бой… и тут же вынужден был бежать — под мешковатыми мантиями оказались спрятаны томми-ганы и пистолеты. Пара капюшонов слетела, Лавлесс успел заметить знакомые лица. Кажется, одним из них был прокурор.

Дело дрянь. Стоя посреди грязного переулка, с окровавленной рукой, детектив Лоуренс Лавлесс пытался придумать, что ему делать дальше.
Но в одном он был точно уверен — ни за что, ни при каких обстоятельствах нельзя было обращаться в полицию. Копы наверняка были замешаны…

- …Да, детектив, “Великолепные Вафли Вернера” на пятьдесят седьмой и девятой, — я старался не выдавать беспокойство.
- Окей, отлично, — детектив Дэшинг закрыл и убрал блокнот в карман коричневого пальто. — Если вспомните что-нибудь ещё, не стесняйтесь, звоните.
- Конечно, сэр. Я, честно говоря, был немного озадачен.
- Ещё бы! Ну, ничего, мы постараемся поймать этих мразей. Гордон, бобина у тебя? Окей. Так, пока неясно, как в эту картину вписывается душитель. Мы выставим патрульного неподалеку от вашего офиса, ну, чисто на всякий случай.
- Мы будем только за.
- Отлично! Ладно, всего хорошего, и поменьше вам приключений. Мистер Ли, мэм. Пошли, Гордон.

Дверь за детективами захлопнулась.

- Молли.
- Да?
- Чай будешь?
- Ага…

Я поставил старый чугунный чайник на небольшую плиту.

- Любопытно, — сказала Молли.
- Ты о чём?
- Зачем было отдавать тебе плёнку?
- Может, она действительно хотела, чтобы я всё смонтировал.
- Наивно было думать, что ты не позвонишь в полицию.
- Да уж, прокол. Какой ты будешь?
- Что? А. Эрл Грей. Слушай, может это был своеобразный, ну, крик о помощи?
- Мол, смотрите, какие злодеи вам вафли пекут?
- Я не думаю, что они вообще что-то пекут.
- Ну да, возможно, — я присел рядом с Молли на край стола. Отхлебнул чай. Слегка обжогся. — С другой стороны, она могла же просто сказать всё как есть. Зачем эти сложности?
- Пфф, не знаю.

В матовом стекле входной двери появилась высокая тень. Тень громко постучала.

- Войдите.
- Спасибо за бобров, было очень интересно… говнюк!


Перед нами стоял долговязый мужчина средних лет, в бежевом пальто, с бобиной под мышкой. Душитель.

Сначала я попытался придумать, как бы так ненавязчиво задержать его здесь, дав Молли знак, чтобы она вызвала патрульного…

А потом я просто плеснул горячий чай ему в лицо.

Душитель выронил бобину, потянувшись к глазам. Офис залило оглушительным визгом. Я подбежал к нему и дал пару раз под рёбра.

- Молли! Полиция!

Она мигом выбежала на улицу, пока я пытался пригвоздить гостя к полу.

- Где пистолет?!
- Аргх, ты, говнюк, ты чё творишь?!
- Где пистолет, спрашиваю?!
- Да нет у меня пистолета, твою мать!
- Сутра же был!
- Я соврал, больной ты ублюдок! Хосспаде, как же больно!

Послышались шаги, в дверях появились Молли с патрульным.

- Детективы скоро приедут.
- Спасибо, лейтенант.

На душителя надели наручники и усадили на стул напротив стола Молли. Патрульный крепко держал его за плечо, чтобы у этого персонажа даже мыслей не было бежать.

- Ну, и зачем тебе плёнка мисс Ви?
- Мисс Ви? Миссис Ви! Миссис Войдт! Это моя жена, чёрт бы вас побрал! Сучка мне прилично жизнь попортила…
- Не при даме.
- Да мне насра-ой, — от патрульного прилетела лёгкая оплеуха.
- Твоя жена состоит в нацистской ячейке?
- Что? В какой ячейке? Она сбежала к этому Вернеру в его пекарню. Сбежала С МОИМИ ДЕНЬГАМИ, чтоб её.
- И ты не знаешь ни о какой агитации или там…?
- Слушай, я знаю, что эта су- суу-, короче, она у них там рекламой заведует или ещё какой чушью. Я лишь хотел достать её, ударить по больному. А ты мне этих бобров подсунул.
- Достать, украв плёнку?
- А что бы ты сделал?
- Ну, не знаю, не стал бы душить непричастных монтажёров например!
- Да наверняка было не так уж и больно.
- Иисусе, какой же ты идиот.
- Не наглей, говн- ауч!
- О, детективы! Я так рад вас видеть.
- Хо-хооо, пройдёмте с нами, милочек! — неотразимая улыбка Дэшинга нарушила баланс белого в офисе. Они с Гордоном ловко взяли душителя под мышки и поволокли к выходу.
- Эй, вы чего? Эй! Руки! Что, в чём..? Это вообще личное дело! Это… это касается лишь меня, моей жены и вот этого говнюка. Эй, отпустите! Куда вы меня…! Требую адвоката! Вы поняли!? И… и причём тут нацисты? Эй! — его голос становился всё тише, пока трио не скрылось в салоне полицейской машины.

- Ну и денёк, — устало протянула Молли.
- Да уж. Хм, зато, — я наклонился и взял в руки упавшую бобину, — зато Барри таки получит своих бобров!
- Ты умеешь расставлять приоритеты, босс.
- А то.


Они все были мертвы.

Лоуренс Лавлесс сидел посреди сцены театра Иннсмут, окруженный трупами некогда безумных культистов. На его руках неподвижно лежала блондинка-виолончель. В его голове звенела пустота.

Далёкие сирены стремительно приближались к театру, словно грифы, несущиеся на свежую падаль. Оставалось недолго.

Они все были мертвы.

- Лавлесс… — послышался слабый голос из его обьятий.
- Да, я здесь.
- Лавлесс, кхе-кхам-кхе, это же конец, правда?
- Да. Третий акт начался для нас как только ты вошла в мой офис.
- Мне так жаль, Лавкх-кхлесс.
- Тише-тише.
- Лоуренс?
- Да? — сирены гудели как стая разъярённых пчёл.
- Лоуренс, я вас люб-

- Боже, какая сопливая мелодрама, — Молли пролистала рукопись до конца.
- Ну, это этот… катарсис.
- Как скажешь. Кстати, у блондинки не могло быть платья такого фасона в… это 30-е?
- Это анахронизм.
- Это я-не-знаю-историю-изм.
- Ты придираешься!
- Критика должна быть честной, а главное, полной, Ларри.
- Будешь сидеть без премии в этом месяце.
- Тебе совесть не позволит, — она звонко засмеялась. — О, звонят! Погоди, я возьму. Не-ЛИ-нейный Монтаж Ли, чем могу помочь? Да. Да, конечно, минутку. Боос! Это от Бернстинов.
- Угу, соедини, пожалуйста, — я взял тркбку. — Слушаю.
- Мистер Ли? Ларри! Здравствуйте, это мистер Бернстин. Нет, другой. Дэвид Бернстин, очень приятно. Ларри, я сразу к делу. Видите ли, наша контора крайне дорожит своей репутацией и ставит во главе угла эффективность работы с клиентами. Бернстины — это в первую очередь гарантии, гарантии, которые выполняются. Вы понимаете о чём я? Не очень? Ну, как бы то ни было, я приношу свои извинения за недоразумение, что произошло сегодня утром. Понимаете, мой партнёр Харви — человек, подкованный юридически, но не технически и… эээ… ближе к делу? Ну, ладно. Ларри, вам выдали не ту бобину. Плёнка Мисс Ви всё ещё у нас. Прошу прощения за неразбери… эм… Алло? Мистер Ли, вы ещё здесь? Аллоо? Ларри, вы меня слышите? Ларри…

31.10.2016