Миллиарды мимо кассы. Почему торговым сетям не удается победить коррупцию в отрасли.

В новых экономических реалиях, когда владельцы розничных сетей требуют сократить издержки, ежемесячно наемные менеджеры выводят из компаний миллиардные суммы. На Северо–Западе объем откатов в ритейле исчисляется сотнями миллионов рублей.

Больше всего возможностей для коррупционных схем возникает в отделах закупки, эксплуатации объектов, аренды и строительства. Например, менеджеры из отдела аренды крупных сетей в Петербурге могут иметь 500–800 тыс. рублей левого дохода при открытии одного магазина. Во время строительства гипермаркета “доход” топ–менеджеров, которые принимают решение о выборе подрядчика, превышает 50 млн рублей (10% от стоимости работ), супермаркета — 10–15 млн рублей. Ежегодно схемы выбора подрядчиков ужесточаются, в них задействуют большее количество персонала, но ситуацию это не спасает.

Доходная торговля

Торговля — одна из крупнейших российских отраслей, по данным Росстата, ее доля в объеме ВВП составляет 15,8% по итогам 2016 года (второе место после операций с недвижимостью). Для сравнения: доля добычи полезных ископаемых — 9,6%. И хотя оборот розницы в России уже не первый год сокращается (в 2016 году падение составило 5,2%, до 28 трлн рублей), лидеры рынка чувствуют себя неплохо: выручка крупной сети исчисляется триллионами рублей, а число открываемых магазинов превышает тысячу в год.

Больше всего соблазнов получить вознаграждение от контрагентов возникает у сотрудников отделов закупки. Ситуацию не спасает даже централизованное проведение тендеров, которые, кстати, далеко не всегда анонсируются, поэтому зачастую в них участвуют “свои” компании. Кроме того, в сетях огромное количество наименований товаров (в универсамах — 3,5–5 тыс., в гипермаркетах — до 30 тыс. наименований), и далеко не по всем категориям проводятся тендеры.

В регионах возможностей “заработать” меньше, но они есть — менеджеры по закупкам могут поделиться с потенциальными поставщиками ценной информацией: например, по какой цене сеть готова закупать ту или иную категорию товаров. И тогда поставщик подгоняет свое предложение под нужные требования сети.

Простор для творчества дают и акции, которые проводят на местах. “Региональный менеджер по закупкам соглашается взять в акцию от поставщика не полпалеты сосисок, а целую палету, при этом прекрасно понимает, что магазин столько не продаст. Откат — примерно 150 тыс.”, — рассказывает сотрудник одной из сетей. Для торговой сети это медвежья услуга — магазин понесет убытки из–за нереализованных остатков скоропортящегося товара.

Кулибин в аренде

Давно отработанные схемы с установленным ценником действуют в отделе эксплуатации магазинов и в отделе строительства и развития.

Самый банальный способ, который сегодня почти сошел на нет из–за больших рисков для менеджера сети, — брать сумму, равную арендной плате за месяц или два, у собственника помещения в карман при заключении с ним договора аренды.

“Сегодня так поступают в основном федералы при заключении договора с собственником, который больше полугода не мог сдать помещение”, — рассказал один из участников рынка. Месячная аренда универсама средней площадью 500 м2 составляет 500–800 тыс. рублей в месяц.

Есть и более изощренный способ, его придумал много лет назад петербургский топ–менеджер. Несколько созданных в его интересах юрлиц “перехватывали” торговые помещения у сети, которую он же и возглавлял. Когда адрес торгового помещения впервые выносился на обсуждение — открывать или нет там универсам, топ–менеджер “браковал” локацию. Помещение выкупал или брал в аренду посредник из числа упомянутых юрлиц, и вот из его рук, уже по более высокой цене, и получал помещение ретейлер. Этот топ–менеджер успел поработать в нескольких крупных сетях, пока схему не раскрыли. Стоимость строительства гипермаркета составляет в среднем 500 млн рублей (без учета покупки или аренды земельного участка). За выбор “своего” подрядчика топ–менеджеры получают 10% вознаграждения от суммы контракта. Открытие супермаркета обходится сети в 100–120 млн рублей на арендованной площади.

Пересчитать лампочки

Бывший операционный директор крупной сети гипермаркетов рассказал, что огромное количество случаев злоупотреблений он выявлял во время эксплуатации магазинов. Бюджет на эксплуатацию давно работающего магазина может достигать 1 млн рублей в месяц. “Например, закончился фреон в холодильнике, нужно купить один баллон, а эксплуатация заказывает шесть. По факту поставляется один, а деньги за пять баллонов делятся между сотрудниками конкретного магазина и подрядчиком. Очень сложно проконтролировать, сколько нужно фреона на самом деле и сколько по факту заправляют. Доходило до того, что заказывали 40 баллонов!” — рассказал экс топ–менеджер сети. “Греют” руки и на спецосвещении. Вместо перегоревших 20 ламп заказывают 40, стоимость одной лампы достигает 3 тыс. рублей. Проверить, сколько перегоревших ламп было заменено, конечно, невозможно. Почти так же распространена ситуация, при которой расходы на реконструкцию магазина федеральной сети “подтягиваются” до уровня сметы — если предусмотрено на ремонт 12 млн рублей, то даже при затратах 8 млн рублей в смете будет фигурировать 12. “Это делается, чтобы расходы на следующий магазин не были урезаны”, — поясняет знакомый со схемой участник рынка.

На детекторе лжи

Владельцы сетей с разной степенью эффективности борются со злоупотреблениями. Кто–то вводит в повседневную практику проверку на полиграфе, кто–то лично участвует в ключевых переговорах. Помогает также независимый аудит деятельности компании, телефон доверия для сотрудников и контрагентов, контроль службы безопасности.

Но и противодействие сильно, ведь цена просчета слишком дорогая. Как правило, коррупционные практики подпадают под состав статьи “Мошенничество” или “Причинение ущерба путем обмана или злоупотребления доверием”. Максимальное наказание по этим статьям — до 10 лет лишения свободы. Справедливости ради, до судебных тяжб доходит редко, информация о проворовавшихся сотрудниках редко даже выходит на рынок. Зато вполне может стать дополнительным способом насолить конкуренту. Владелец крупной местной сети универсамов на вопрос о выявленных им в компании коррупционных схемах ответил, что не готов делиться такой информацией. “Иначе все наши бывшие сотрудники, которые перешли к конкурентам, потеряют доходы в тех компаниях”, — отметил бизнесмен.

ОЛЕГ СОЛТАНОВ

экс–владелец Агентства эффективных закупок

“Я несколько лет пытался раскрутить бизнес закупок на аутсорсинге. У меня сложилась неплохая команда, нам удавалось заключать контракты с небольшими компаниями, оборот которых доходил до нескольких миллиардов рублей. У нас контракты были и полугодовые, и годовые. Когда мы начинали делать аудит действующих контрактов конкретной компании и искать лучшую цену в России на конкретный товар, нам удавалось находить ее на 10–20% ниже. В итоге мы экономили собственнику от 10 до 50%, а это десятки миллионов рублей. Но пробиться в федеральные сети или крупные компании из других сфер мы не смогли. На собственника бизнеса не всегда был выход, а топ–менеджеры встречались со мной, разговаривали, задавали вопросы, но всегда отказывали. Я думаю, что топ–менеджмент не был заинтересован в том, чтобы впускать постороннего человека. Во–первых, это значит расписаться в плохой работе своей команды, а во–вторых, не исключено, что он участвовал в каких–то коррупционных схемах. В итоге я решил свернуть этот бизнес”

АЛЕКСАНДР МЫШИНСКИЙ

генеральный директор ГК “Реалъ”

“Большие компании имеют большие бюджеты на развитие. Отследить адекватность затрат на каждом этапе открытия новой точки, начиная от принятия решения о заключении договора аренды и до момента пробития первого чека, очень сложно, отсюда и высокий уровень коррупции в федеральных сетях. Имея в своем распоряжении определенную сумму на каждый объект, некоторым нечистоплотным сотрудникам бывает сложно удержаться от соблазна. Поэтому все большую роль в деятельности компании играют отдел персонала и служба безопасности. Так как наша компания открывает магазины не так интенсивно, как федералы, мы имеем возможность оценивать каждый пункт затрат индивидуально. В принятии решения об аренде новой торговой точки собственники участвуют лично. Только потому удается держать расходы под контролем”

МАРИЯ МАРГУЛИС

генеральный директор агентства “1000 кадров”

“Увольнения сотрудников по причине воровства случаются. Такое бывает даже с экспатами: у коррупции нет национальности. Но на рынок информация редко выходит. Во–первых, мало кто хочет выносить сор из избы, ведь это бросает тень и на саму компанию, она не уследила. Во–вторых, увольнение одним днем сотрудник может оспорить. Компании очень сложно доказать воровство, и в любом случае для доказательства вины по этой статье должно быть проведено объективное расследование (читай: через следственные действия полиции), а затем подтверждено решением суда. Что касается дальнейшего трудоустройства провинившегося — оно возможно. Иногда новый работодатель просто не знает о неприглядных фактах в биографии, а порой знает, но готов закрывать на них глаза. Например, если у сотрудника есть нужные связи.”

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.