Бездна.

Кишащая тварями дыра тьмы, гетто желаний и амбиций, собственный карманный ад, который ты всегда носишь с собой. Настоящая злоба, настоящая суть изнанки вещей, туман и слякоть, теплота крови и пепелище жаждущего. И там есть свой король, свой Сатана, ехидно улыбающийся каждому поведению остального, ведь его власть не ограничена ничем зримым. Он Он бесконечно жесток и зол, но тебя он любит. Жертву этого несправедливого мира, которую все шпыняют и не обращают внимания. Вечно одинокого и непонятного… кто же мог быть таким, как не особенный? Кто же такой, кому не предначертана судьба стать великим и повести за собой всех, кто отвернулся вначале? И последние станут первыми, и руку ведёт ведомый, призраки мучений и страх свободы обвивают шею, согревая её тёплой кожей Кожей того, кто по-нсатоящему любит, заботится и не молчит. Он сделает всё, чтобы возникло ощуещние счастья, он он обманет, он предаст, он украдет и будет врать… а так ли это пдохо на самом деле? Все мы грешны и это поле — арена сражений где не судят победителей, а проигравшим не дают и слова. Это обстоятельства, в котором и приходится существовать. Использовать людей, высасывать из них всю кровь и идти по трупам. Силой приобретается уважение и не важно, страх это или что-либо ещё.

И если поставить весы добра и зла этого мира, если оценить будто на смертном одре наш дом, то сколько так называемого зла будет перешивать добро? Мы живём в аду, мы и есть ад. И каждый из нам сам Сатана и демон, который делает жизнь лучше. Мир строился на войнах, на смертях и предательствах. Герои перевирались от контекста к контексту, Боги менялись, но зло оставалось единым всегда. Нерушимая сила нашего мироздания вечна и её сыновья делят этот лакомый кусочек, на котором живут. Выживает сильнейший и никакие чистые и искренние помыслы не смогут это предотвратить.


человечество имеет выбор. каждый из нас волен выбирать относительно своей свободы. выбор существования как битвы на громадном поле боя, где защищает интересы только единственный человек, заранее обречены впутаться в эту канитель.и вот сердце наполняется чувством непонимания и злобы, обиды и боли, становясь игроком в этой борьбе. Путь предопределён, ориентиры намечены, цели поставлены, желание и жажда руководят.. полный вперед. котёл начинается вариться. огонь в глазах становится непредсказуемым. Слепота, единственный курс и самосожжение.

и лихо мчавшись по волнам гнева вдали увидишь огонёк, который не похож ни на что сущее в этом месте. Этот огонёк настолько прозрачен, что взглянувши на него уже приходит понимание существования другого мира, противоположного, но очень близкого. И этот огонёк, как инородное тело, кажется таким далёким по месту, но почему-то прекрасным и согревающим своей простотой. Оглядываешься по сторонам, теряешь равновесие и падаешь. Упав, в грязи и саже, со слезами на глазах и с израненным сердцем падаешь на колени и сознаёшься во всём. С потонувшим кораблём, безоружным, никто не желает убийства. появляется огонёк проникает в грудь, мир меняется на глазах, оставаясь таким же, только теперь с красотой и безграничной свободой, которую невозможно описать, которую невозможно открыть.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.