Отчёт ОЗХО о химической атаке в Думе доказал применение хлора

В пятницу 1 марта Миссия по установлению фактов Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) обнародовала окончательный отчёт о предполагаемой химической атаке в Думе 7 апреля 2018 года. Отчёт строится на данных анализа проб, взятых с мест предполагаемых атак, опросах свидетелей, анализе фото- и видеоматериалов, а также выводах экспертов в области баллистики и архитектуры.

Основные выводы доклада:

  • На месте предполагаемых химических атак были обнаружены следы ядовитых химических веществ, в частности хлора, в количестве, превышающем естественное содержание в окружающей среде;
  • ОЗХО не обнаружила на месте атак зарина, других фосфорорганических соединений или вообще веществ, запрещённых Конвенцией по запрещению химического оружия (хлор в их число не входит);
  • Симптомы жертв, наблюдаемые на изученных Миссией видеоматериалах, говорят об отравлении ядовитым веществом. При этом ОЗХО не имела возможности взять анализы у пострадавших или провести вскрытие жертв, которые были вскоре похоронены (город Дума фактически капитулировал перед сирийскими войсками на следующий день после предполагаемой атаки — прим. CIT);
  • Повреждения газовых баллонов, найденных на месте предполагаемых атак, а также элементов зданий, в которые они попали, соответствуют соударению «с большой кинетической энергией» (в недавно опубликованном докладе немецкой экспертной группы Global Public Policy Institute говорилось о массовом сбросе промышленных баллонов с хлором с вертолётов Ми-8 правительственных ВВС. Есть сведения, что именно это произошло и в Думе — прим. CIT);
  • Исследованные материалы «дают достаточные основания, чтобы утверждать, что имело место применение ядовитого химического вещества в качестве оружия» (этот вывод прямо противоречит официальной позиции Кремля, согласно которой атака в Думе была инсценировкой — прим. CIT);
  • Эксперты ОЗХО, посетив предполагаемые химические лаборатории (в которых, по заявлениям российских военных и государственных СМИ, повстанцы изготавливали химоружие — прим. CIT), не обнаружили в них признаков синтеза отравляющих веществ. В докладе делается вывод, что в лабораториях производили преимущественно взрывчатку.

В докладе (начиная с пункта 8.48) приводятся и показания свидетелей в больнице, где было снято видео, где оказывают помощь якобы пострадавшим от химической атаки, аутентичность которого поставил под сомнение продюсер Би-би-си Риям Далати. По словам свидетеля, неправильное оказание помощи пациентам, страдавшим от удушья после обычной бомбёжки, объясняется паникой на фоне новостей о химических атаках. Жертвы же настоящей химической атаки были доставлены в другую больницу.

Как и в предыдущих отчётах о подобных инцидентах, ОЗХО не назвала виновных в химической атаке, унесшей жизни более 30 человек, поскольку миссия организации в Сирии не обладает такими полномочиями. Однако установленный в отчёте ОЗХО характер повреждений зданий и баллонов, соответствующий соударению на большой скорости (то есть, вероятнее всего, падению с высоты), а также история применения баллонов с хлором в качестве импровизированных боеприпасов для сброса с вертолётов, говорит о том, что химическую атаку нанесли именно силы, лояльные сирийскому президенту Асаду.

Здесь следует напомнить, что в октябре 2017 года Россия ветировала продление работы Совместного механизма расследований ООН и ОЗХО, который обладал полномочиями делать выводы о виновности той или иной стороны в применении химоружия и за время своей работы успел обвинить в химических атаках силы Асада и боевиков «ИГ». Однако в ноябре 2018 года ОЗХО получила мандат называть виновных в химатаках, несмотря на протесты российской и сирийской делегаций. К сожалению, сирийская Миссия установления фактов до сих пор работает без этого мандата, поэтому, возможно, ОЗХО сможет называть виновных только в будущих конфликтах с применением химоружия.