3

я знаю, что сейчас, спустя три, три ебаных года, три года смертей, говна , надежд и слез, большинство из нас разочаровались если не во всем вообще, то в очень и очень многом. мы злы, мы почти потеряли надежду, мы почти отчаялись. мы ищем момент, когда мы свернули “не туда”, когда мы проиграли, когда все потеряли. мы уже почти покорились ужасной, преступной, болезненной мысли, что все было зря. и кто я такая, чтобы пытаться убедить нас в обратном, когда происходят все эти дикие вещи. я даже пытаться не буду. просто хочу кое-что сказать.

три года назад было сделано то, что должно было быть сделано. и кроме вас, кроме нас, делать это было некому. если спросить каждого-каждого, молодого и старого, живого и павшего, зачем они делали то, что делали, зачем выходили, зачем стояли с флагами и хорошим настроением, зачем собирались на многотысячные марши, зачем везли шины и дрова, зачем разносили чай и бутерброды, зачем шли с деревянными щитами туда, откуда нельзя было вернуться, то мне кажется, помимо всех логических, и несомненно разумных ответов, по сути верным будет один — потому что так было надо. вы знаете лучше меня, что есть моменты, когда ты не думаешь, зачем это нужно, а просто встаешь и идешь, потому что так надо, потому что так правильно, потому что если ты не пойдешь, это будешь уже не ты, потому что ты не хочешь потом до самой смерти искать ответ на вопрос о том, почему ты не пошел. так было надо и точка.

и после всего, что ты сделал, что вы сделали, что мы сделали, ты не можешь даже допускать мысли о том, что все было зря. потому что это не наша мысль, потому что именно это нам говорили “с той стороны”, это они нас уверяли, что мы ничего не добьемся, это они хотели, чтобы мы сдались и ушли. и знаешь, что? они до сих пор там. они до сих пор этого хотят. они хотят, чтобы ты все бросил и ушел. они ждут этого. но я верю, что ты не уйдешь. я хочу в это верить.

в каком-то фильме было выражение “хороший человек на плохой работе”. это о нас. мы на самом деле хорошие люди. и у нас очень, ооочень плохая работа. и ее очень много. и нам все труднее находить в себе силы, чтобы продолжать ее выполнять. но кроме нас ее делать некому.

с этого дня начинаются печальные годовщины, даты, которые что-то изменили раз и навсегда, которые унесли жизни лучших из нас, которые показали нам, за что мы боремся, как тяжело дается свобода, и как легко утратить достоинство. но сегодня я хочу нас поздравить.

потому что так надо.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.