Иностранцы, воюющие за Украину

Истории троих добровольцев из украинских батальонов

Существует множество исследований об иностранных бойцах, воюющих бок о бок с пророссийскими сепаратистами на Донбассе. Большая их часть — граждане России, а иногда — действующие российские военные. В сентябре DFRLab изучила троих любопытных бойцов из Сербии, Америки и Колумбии. «Следы», оставленные ими в интернете, позволили понять, что заставило их приехать на Донбасс и рисковать жизнью на поле боя. Однако иностранные бойцы воюют не только за сепаратистов: сотни иностранцев из Восточной Европы, Скандинавии, Западной Европы и других частей света присоединились к украинским добровольческим отрядам, в том числе к отличающимся неоднозначной репутацией полку «Азов» и батальону «Айдар». Положение 10 Минских соглашений предполагает вывод с востока Украины всех иностранных бойцов и наемников. Так почему же эти бойцы прибыли сражаться за Украину? Что их история помогает узнать о конфликте? Наконец, что Украина сделала, чтобы убрать их из зоны боевых действий?


Украинские добровольческие батальоны: кто они и кому подчиняются?

При изучении группировок пророссийских сепаратистов довольно сложно установить их точную принадлежность и состав. За поледние два с половиной года различные группировки «повстанцев» конфликтовали, объединялись, заключали союзы, а иногда и вовсе «растворялись». Хотя «официально» эти группировки подчиняютя самопровозглашенным Донецкой и Луганской «народным республикам», некоторые из них имеют более тесные связи с Россией — причем, по слухам, разными группировками «заведуют» разные российские силовые ведомства. Украинские добровольческие отряды более структурированы, чем их российско-сепаратистские аналоги, однако некоторые все равно находятся в «серой зоне».

В сентября 2014 года Hromadske сообщало, что за Украину воюет около 50 добровольческих батальонов. В конце 2014 года украинские власти предприняли усилия по интеграции всех действующих добровольческих батальонов в украинские силовые структуры, в том числе в МВД, Нацгвардию и Вооруженные силы Украины. Однако далеко не все эти батальоны создавались как самостоятельно действующие группы — большинство были созданы с разрешения украинских властей или уже действовали под эгидой украинских военных. Большая часть добровольческих батальонов стали «батальонами территориальной обороны» Минобороны Украины, тогда как прочие вошли в состав Национальной гвардии или Министерства внутренних дел.

Иностранные бойцы имеют полуофициальное решение сражаться только в рядах батальона «Азов» — одного из наиболее эффективных украинских батальонов (и пользующегося наиболее неоднозначной репутацией), действующего в районе Мариуполя. На самом деле ситуация гораздо сложнее: множество добровольческих отрядов формально не подчиняются украинским властям, например батальоны «Правого сектора». Как и в нашей сентябрьской статье об иностранных бойцах на стороне сепаратистов, мы изучим «следы» проукраинских иностранных бойцов в Сети, чтобы понять, кто они, зачем прибыли в Украину и чем занимались на Донбассе.


Австриец Бен Фишер

В июне 2016 года издание VICE News опубликовало крайне интересную статью о пребывании на Донбассе в рядах связанной с «Правым сектором» «Оперативно-тактической группы Воловика» (в статье VICE — “Voloveka”). Центральное место в статье было отведено австрийцу по имени Бен Фишер, воевавшему бок о бок с еще 26 членами «ОТГ Воловика» на фронте под городом Новогродовка. Изучив пребывание Фишера в Украине, можно подробнее узнать не только о том, почему бойцы из Европы приезжают в Украину, но и о том, как именно незаконные формирования с иностранными бойцами в составе участвуют в боевых действиях.

Фишер дал интервью белорусскому телеканалу Belsat, в котором рассказал, почему приехал воевать на восток Украины.

На вопрос, зачем он приехал в Украину, бывший военнослужащий австрийской армии Фишер рассказал, что ему не нравится активность России в Украине, а также собственно Россия и ее политика. В интервью Фишер высказался в поддержку «Правого сектора» и описал свои впечатления от войны. Он в значительной степени разочаровался в войне и исполнении Минских соглашений и высказался в поддержку «Второй революции» и смены действующей власти в Киеве.

Хотя большая часть добровольческих батальонов вошли в состав украинских силовых органов, «ОТГ Воловика» находится вне правового поля и фактически является «незаконным вооруженным формированием». Однако, как сообщается в статье VICE News, между властями и этой группировкой «Правого сектора» существуют неформальные договоренности:

Украинская армия тоже обязана арестовывать членов «Правого сектора», когда те появляются на линии фронта, но не делает этого. По ночам сочувствующие «Правому сектору» офицеры загружают школьный автобус «воловиков» реактивными снарядами и прочим крупнокалиберным оружием, которое запретили европейские наблюдатели. Украинская армия при помощи этой организации обходит положения минского соглашения. Когда «Правый сектор» наносит удары по сепаратистам, не подпускающим международные организации к своим окопам, Украина заявляет инспекторам, что «Правый сектор» вышел из-под ее контроля. Местная полиция также не станет арестовывать «воловиков», передав им часть своих функций по борьбе с терроризмом. Безусловно, когда СБУ, армию и полицию спрашивают о связях с «Правым сектором», они резко все отрицают. Но то, что я увидел на фронте, иначе как активным взаимодействием не назовешь.

Ключевые факты, изложенные в статье, легко поддаются проверке. Информация об «ОТГ Воловика» имеется в открытом доступе в интернете. Группа названа в честь бойца «Правого сектора» Всеволода Воловика (позывной «Сева»), погибшего под Донецким аэропортом в ноябре 2014 года. Боец «ОТГ Воловика» с позывным «Семен», который в статье описан как виртуоз в обращении с противотанковыми ракетными комплексами, воевал вместе со Всеволодом Воловиком в Донецком аэропорту. Кульминация статьи VICE — гибель «Семена» в результате случайного взрыва на базе «ОТГ Воловика» в прифронтовом городке Новогродовка. Однако, согласно репортажу VICE, семье «Семена» рассказали о его гибели совершенно другое:

«Кулибин, которого утром назначили новым командиром группы Воловика, рассказал семье Семена: «Когда он двигался в сторону донецкого аэропорта, под ним взорвались две мины». Родственники заплакали. «После этого им пришлось вести пулеметный огонь, чтобы добить его. Мы отнесли его обратно в траншею. Он еще дышал. Он не хотел умирать».

Сообщение о гибели «Семена» под Донецким аэропортом передали и украинские СМИ, в том числе телеканал «112». Несмотря на усилия украинских властей по удалению иностранных бойцов из рядов правительственных сил, базирующаяся в Новогродовке «ОТГ Воловика» до сих пор позволяет лицам без украинского гражданства участвовать в боевых действиях.

«…я познакомился в Киеве с двумя американцами. Куинн Рикерт (Quinn Rickert) из Иллинойса и Санти Пертл (Santi Pirtle) из Калифорнии чуть старше 20 лет. Оба поселились в хостеле «Делиль», и там я подслушал их разговор о том, что они собираются вступить в «Правый сектор». Они ничего не знали об этой организации кроме того, что у нее плохая репутация. Но в ее составе был единственный батальон, до сих пор принимавший иностранцев. А Лэнг, которого Рикерт отыскал через Facebook, рассказал им, какими поездами можно добраться до Новогродовки» (источник).

В украинских СМИ и социальных сетях есть много свидетельств присутствия «Правого сектора» в Новогродовке. В частности, сообщалось об обнаружении схрона с оружием у сторонника группировки и якобы о незаконных тюрьмах «Правого сектора», где содержатся сторонники сепаратистов. Кроме того, сообщалось, что в Новогродовке находятся участники перестрелки, произошедшей летом 2015 года в Мукачево, в результате которой погибли несколько человек. Это, а также присутствие на базе в Новогродовке иностранных бойцов, в том числе Бена Фишера, создает впечатление, что Новогродовка находится в параллельной реальности относительно соблюдения закона.


Британец Крис «Свомпи» Гарретт

Было бы не вполне корректно называть Криса «Свомпи» Гаррета иностранным бойцом, так как судя по всему он является волонтером в полку «Азов», где занимается разминированием. В январе 2015 года он стал фигурантом небольшого скандала, когда несколько российских и американских конспирологических сайтов (в том числе InfoWars) объявили его американским или британским военным, сражающимся в рядах «Азова». Свои заявления они основывали на видео с англоговорящими людьми в Мариуполе и на странице «Свомпи» ВКонтакте (ныне удалена).

Скриншот удаленной страницы «Свомпи» ВКонтакте.

На самом же деле в открытых источниках нет никаких доказательств того, что «Свомпи» принимал участие в боевых действиях. Судя по всем имеющимся источником, он волонтер, занимающийся поиском и обезвреживанием мин в районе позиций полка «Азов». В августе 2014 года о «Свомпи» писала газета Isle of Man Courier. Тогда он занимался разминированием в Мьянме. Из статьи в Diplomatic Courier, вышедшей в ноябре 2015 года, можно подробнее познакомиться с прошлым «Свомпи»: он служил в британской армии, а вполедствии занимался разминированием на границе Тайланда и Мьянмы (что соответствует статье Isle of Man Courier за предыдущий год). Как сообщает Diplomatic Courier, он вступил в батальон «Азов» в октябре 2014 года, увидев пост «на фейсбуке Азова, где приглашали помочь иностранцев с военными навыками».

Об этом говорят и его «цифровые следы», в частности присутствие в социальных сетях и его краудфандинговые кампании. После скандала в январе 2015 года «Свомпи» удалил страницу ВКонтакте. Его аккаунт в Твиттере заброшен, но он по-прежнему ведет страницу на Фейсбуке, где размещает фотографии и сводки с фронта.

Фотография со страницы Криса «Свомпи» Гаррета на Фейсбуке, на которой изображено оборудование, имеющее отношение к саперному делу (источник).

В январ 2015 года «Свомпи» провел краудфандинг на GoFundMe на «помощь украинским добровольцам». В итоге он собрал почти 1000 долларов на покупку медицинского и логистического оборудования, в том числе аптечек, миноискателей, провианта и фонариков. Через 2 месяца он начал новую кампанию на GoFundMe, собирая деньги на обучение в школе разминирования в Косово и набрал почти 900 фунтов стерлингов. Крис «Свомпи» Гаррет по-прежнему находится на фронте на востоке Украины.


Американец Марк «Франко» Паславски

Единственный американец, погибший в конфликте в Украине, был смертельно ранен в ходе боев за Иловайск 19 августа 2014 года. 55-летний уроженец Нью-Йорка и ветеран армии США закончил военную академию Вест-Пойнт в 1981 году, работал в финансовом секторе и жил еще до протестов на Евромайдане как в Украине, так и в России. После свержения Януковича и начала активности поддерживаемых Россией повстанцев на Донбассе Паславски получил украинское гражданство (по происхождению семьи) и вступил в добровольческий батальон «Донбасс». В интервью Саймону Островски, тогда работавшему в VICE News, Паславски рассказал, почему пошел воевать:

«Я увидел ужасную некомпетентность, коррупцию и бездеятельность и решил, что я должен отправиться воевать. Именно сейчас я должен был помочь Украине».

Большая часть иностранных бойцов, состоящих как в украинских добровольческих батальонах, так и в сепаратистских формированиях, сравнительно редко появляются в социальных сетях. Паславски же, напротив, давал пространные интервью и писал в Твиттере о своих впечатлениях на фронте. Его аккаунт под ником “Bruce Springnote” позволял англоязычным пользователям получать информацию об украинской «антитеррористической операции» (АТО) на Донбассе. Наиболее ценными были сводки о настроениях украинских бойцов, с которыми он находился, а также о тяжелом положении жителей Донбасса:

Островски так описал ситуацию, приведшую к гибели американца, со слов присутствовавшего на месте журналиста:

Батальон «Донбасс» по-прежнему действует на востоке Украины. С тех пор он получил официальный статус в Нацгвардии — «3-й резервный батальон». Активность батальона в социальных сетях достаточно высока. Часто появляются видео его участия в боевых действиях, например, артиллерийского огня, вызвавшего значительный пожар в районе Марьинки (DRFLab ранее писала об этом здесь). «Донбасс» не принимает иностранных бойцов. Когда Паславски вступил в его ряды, он формально являлся гражданином Украины.


Существует множество исследований иностранных бойцов с обеих сторон конфликта. При этом внимание часто акцентируется на добровольцах ультраправых взглядов. Нет сомнения, что ультраправые бойцы имеются в значительном количестве как на стороне Украины, так и на стороне сепаратистов. Однако неверно полагать, что все иностранные бойцы — неонацисты или русские националисты.

Как видно из исследования DFRLab об иностранных бойцах на стороне сепаратистов, их мотивы и биографии далеко не однородны: колумбиец, называющий себя антифашистом, сражался в рядах русских националистов; сербский снайпер «возвращал долг» российским добровольцам, сражавшимся в бывшей Югославии; техасцу, начитавшемуся конспирологических и прокремлевских сайтов, всюду мерещились нацисты. Среди проукраинских добровольцев мы видим такое же разнообразие мотивов: от ультраправых активистов, о которых часто пишут в западных СМИ, до британского добровольца, вступившего в «Азов» из гуманитарных соображений и пожилого американца, честно писавшего о ситуации на фронте.

При этом в соответствии с Минскими соглашениями количество иностранных бойцов значительно сократилось. После окончания боев лета 2014 года поток добровольцев в «республики» резко сократился, а Украина постаралась если не полностью избавиться от иностранных бойцов в контролируемых ею батальонах, то хотя бы уменьшить их количество. Как видно из случая Бена Фишера, иностранные добровольцы в Украине ныне существуют в «серой зоне» по ту сторон закона и подвергаются куда большим рискам по сравнению с обычными украинскими военными. На вопрос DFRLab о количестве иностранных бойцов по обе стороны фронта журналист Кристиан Борис рассказал следующее:

По мере имплементации Минских соглашений количество иностранных бойцов значительно сократилось. Большинство из них, без сомнения, покинули зону боевых действий. Раньше иностранные бойцы были повсюду, но к 2015 году большинство уехали. Один знакомый мне доброволец, оставшийся в Украине, рассказал мне, что после Минска сражаться больше не за что, и поэтому он покинул фронт.

Следите за нарушениями Минских соглашений по хештегу @DFRLab #MinskMonitor.

Более подробный анализ от наших экспертов по евразийскому региону можно найти у Евразийского центра сотрудника AtlanticCouncil Дину Патрициу. Также вы можете подписаться на рассылку “UkraineAlert”.