Турбулентность. Дневниковое

Наверно, когда-нибудь я буду вспоминать это лето как самое активное, динамичное, заложившее основы для чего-то по-настоящему эпичного.

Может быть. Я не знаю.

Пока что происходящее выглядит как болтанка, турбулентность, американские горки с широкими дугами: сначала поезд везет вас черт знает куда вверх (прекрасный вид, ветер схватывает вас в объятия и не отпускает, вытаскивает из вас душу и заполняет воздушным чувством радости, тепла, света), а потом с ревом мчит вниз, к земле, в такую тьму, из которой хочется только вырваться.

Сейчас у меня так со всем. Появляются классные предложения работы — а потом превращаются в тыкву: вечно найдется критический изъян, который делает работу просто невозможной. Сомнительные цели, неудобный график… 
Личная жизнь приносит головокружительные взлеты — чтобы потом обратить их к падениям таким, что Икар обзавидовался бы.
Победа на конкурсе оборачивается сокрушительным поражением (из лонг-листа не вышел), от которого опускаются руки.
Поступление на магистратуру манит далекими, чудными перспективами, рисующимися в розовом цвете — а потом ты закапываешься в тексты (восхищаешься чужими и ненавидишь свои), читаешь классиков, которых не дочитал в школе и универе, проклинаешь юрфак, который лишил тебя таких открытий, с ужасом смотришь на число потенциальных претендентов на твое место...

В перспективе я вижу июль — румяно-жаркий. Но я не знаю, каким он окажется. Предчувствия не очень радужные, мрачные. Что будет если не поступлю… Что будет, если неудачная работа… Что будет, если…

Думаю, я не один такой. Уверен, что не один.

Здесь есть два варианта.

  1. Завидовать тем, у кого получилось. Кто сражался и добивался. Злобно завидовать и ненавидеть себя-слабака, прожить лето бездарно и жалеть себя. Ходить на нелюбимую работу, видеть каждый день нелюбимых людей и мечтать, что, верно, когда-нибудь…
  2. Стиснуть кулаки, наорать на себя-труса в зеркало и драться, сколько бы факторов ни работали против. Делать что-то полезное, добиваться, двигаться вперед каждый день — вот единственное, что спасет от депрессии и самобичевания, от разрушенных надежд и отчаяния.
    Просто потому, что боролся. Проиграл — но славно сражался. А раз боролся, то сможешь сразиться еще раз.

И победишь.