БРИТАНСКИЙ ДИЗАЙН: ОТ УИЛЬЯМА МОРРИСА К ЦИФРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Вступительная статья к неопубликованному каталогу выставки. 23.09.2014

Image for post
Image for post

Переосмысляя актуальные задачи времени, каждая эпоха создает свою эстетику, на которую влияет как развитие творческого мышления и мировоззрение человека, так и технологический прогресс. Дизайн как проектно-художественная деятельность зарождается в Великобритании, лидировавшей в Промышленной революции XIX века. В этот период процесс изготовления вещей становится массовым, серийным, уникальный ручной труд ремесленника заменяется повторяющимися движениями машины.

Первый большой смотр достижений промышленности — Всемирная выставка 1851 года, прошедшая в специально построенном для этого павильоне в центре Лондона, констатировал кризис викторианской эклектики и её неспособность выйти на новый эстетический уровень художественных решений. Массовое промышленное производство товаров поначалу шло путем копирования традиционных форм и декоративных элементов, произведенных ремесленным способом. Но из-за несовершенства индустриальных технологий вещи, производимые машиной, выглядели как грубая ремесленная подделка. Художественное качество производимых товаров не являлось приоритетной категорией и для самих владельцев мануфактур. Они видели в механизированном способе производства лишь возможность быстрого получение большого количества дешевой продукции и увеличения собственной прибыли. Выставка показала необходимость поддержки отрасли на государственном уровне. Правительство начало создавать институции, направленные на улучшение образования в области дизайна.

Одним из ключевых явлений британской культуры, появившихся в ответ на нарастающую индустриальную гонку и эклектичные тенденции в дизайне и архитектуре, стало «Движение искусств и ремесел», оказавшее колоссальное влияние на развитие британского и международного дизайна начала века. Лидер и идеолог движения — Уильям Моррис, вдохновленный трудами Джона Рёскина, выступал за сохранение богатых национальных традиций декоративно-прикладного искусства. Идеалом для Морриса служил средневековый мастер-ремесленник, изготавливавший изделие от начала до конца. Обезличенность механической вещи и стилевой кризис конца XIX века толкал Морриса на поиск нового визуального языка, отражающего особенности национальной идентичности. Искусствовед-медиевист, Моррис обратился к одному из наиболее значимых периодов британской истории — Средневековью. Однако эстетика Морриса не являлась прямым копированием культурного наследия прошлого. В основе созданной им художественной системы — творческий синтез и переосмысление английской готики и природы. Его характерные плотные флористические орнаменты для обоев и тканей, которые производились в созданных им мастерских компании “Morris & Co.”, до сих пор тиражируются современными производителями.

Серия из трех тканей, представленная в данном каталоге, демонстрирует творческий путь Уильяма Морриса в области дизайна текстиля: от первых экспериментов с окрашиванием шелка натуральными красителями «Бархатцы», к массовому тиражу хлопка с набивным рисунком «Уэй» и трудоемкому в изготовлении рисунку на бархатной ткани «Гранада» — экспонат, так и не пошедший в массовое производство.

Весь текстиль, разработанный Моррисом с 1875 по 1878 годы, производился у Томаса Уордла на “Hencroft Printworks”, в городе Лик графства Стаф- фордшир. С февраля 1878 Уордл напечатал 14 созданных Моррисом орнаментов для “Morris & Co”. Это сотрудничество продолжалось на протяжении всего XIX века.

Стремление к формированию целостной эстетической среды толкало Морриса к непрерывному совершенствованию новых техник работы от графики, текстиля и керамики до дизайна книги, интерьера и архитектуры.

В круг единомышленников Уильяма Морриса и участников «Движения искусств и ремесел» входили архитектор и дизайнер Филипп Уэбб, художник и иллюстратор Эдвард Бёрн-Джонс, создававший эскизы для витражей и тканей, ведущий британский керамист Уильям де Морган, чье имя отмечено в Британской энциклопедии за вклад в развитие отрасли, и многие другие. Позднее их дело продолжило более молодое поколение британских мастеров, самый известный из которых — графический и промышленный дизайнер Артур Макмурдо, оказавший значительное влияние на развитие эстетики модерна. Движение, целью которого стало «превратить художников в ремесленников, а ремесленников — в художников», имело огромное влияние не только внутри страны, но и далеко за ее пределами.

Главная художественная задача Морриса-дизайнера состояла в приближении быта к искусству через высокое художественное качество предметной среды. Этическая цель Морриса-социалиста — сделать подобный быт доступным для широкого потребителя. В продукции фирмы “Morris & Co” ремесленное мастерство сочеталось с элементами фабричного производства, но результат получался дорогостоящим и был доступен лишь состоятельным покупателям, что стало главным парадоксом «Движения» в целом.

В отличие от представителей «Движения искусств и ремесел», в целом негативно относившихся к промышленной революции, многие выдающиеся деятели культуры видели в ней неотъемлемый компонент прогрессивного развития общества, нуждающийся в художественном переосмыслении. Современник Уильяма Морриса — Кристофер Дрессер, стал первым независимым и коммерчески успешным промышленным дизайнером. Поставив задачу поиска новых визуальных форм, эстетически привлекательных и одновременно соответствующих скромным технологическим возможностям массового производства своего времени, на основе простейшей геометрии он создал минималистичную посуду и предметы быта, лишенные декоративного оформления.

Важную роль в формировании профессиональных взглядов Дрессера оказало его научное увлечение ботаникой и стремление к математическому анализу природных форм. Серия иллюстраций Дрессера к его курсу лекций по ботанике наиболее показательна для понимания становления художественного мышления дизайнера, видевшего в природе основу функциональности и целесообразности.

В 1876 году Дрессер по поручению Музея Виктории и Альберта отправляется в Японию, долгое время остававшуюся страной, закрытой для иностранцев. Четыре месяца он изучал традиционное японское прикладное искусство, исследуя заложенные в нем принципы рационального минимализма. Это влияние, проявившееся в стремлении дизайнера к чистой, без лишнего декора, поверхности и простой ясной форме, отчетливо видно в его проекте серебряной яйцеварки с горелкой 1884–1885 годов. Иконой стиля Дрессера стала подставка для тостов 1878 года, ее строгая и функциональная форма предвосхищает тенденции европейского модернизма.

Другая культовая фигура британского дизайна XIX века — Чарльз Ренни Макинтош, архитектор, дизайнер и художник из школы Глазго. Его знаменитый стул «Камердинер» 1902–1903 годов стал символом геометрического модерна. На выставке представлена менее известная и более поздняя работа мастера, также сочетающая изящную геометрию линий и принципы многофункционального дизайна.

На протяжении всего XX века в британском дизайне комплексный рациональный подход к дизайн-проектированию, обозначившийся в работах Кристофера Дрессера и Чарльза Ренни Макинтоша, развивался параллельно с идеями синтеза искусств и сохранения индивидуальности промышленных изделий Уильяма Морриса.

Сегодня, как и в конце XIX столетия, общество стоит на пороге больших перемен в области науки и техники, способных радикально изменить жизнь человека и его предметное окружение. Переход от аналоговых и механических технологий к цифровым начался еще в конце 1950-х годов и получил массовое распространение в 1980-е годы вместе с появлением персональных компьютеров и интернета. Методы компьютерного моделирования совершенствовались параллельно с новыми технологиями производства с программным управлением, такими как 3D-печать и лазерная резка. К началу 2000-х годов они получили широкое распространение и стали применяться в производстве не только прототипов и отдельных деталей, но и законченных промышленных изделий. Этот процесс получил название «Цифровая или новая индустриальная революция».

В начале XXI века британские дизайнеры и производители снова заняли лидирующие позиции в индустрии, демонстрируя миру передовые решения в области дизайна и технологий. Их экспериментальные проекты отражают ключевые тенденции в развитии дизайна будущего: программируемый дизайн; поиск новых сложных форм, отвечающих высоким возможностям компьютерного моделирования и цифрового производства; создание вариативных дизайн-решений и инструментов для индивидуа- лизации дизайна; разработка мультидисциплинарных проектов на стыке дизайна, науки и искусства; сочетание цифровых технологий с ремесленным качеством ручной работы и прочее.

Генеративный или программируемый дизайн позволяет управлять одновременно множеством элементов с помощью заданных параметров и алгоритма действия, создавая уникальные композиции, способные описывать даже сложные природные процессы. Например, знаменитый британский мультимедиа-художник Давид Куайола для своей аудиовизуальной инсталляции «Пейзажи Равеля» написал программу, преобразующую звуки музыкальных произведений для фортепиано французского композитора Мориса Равеля в сложные динамические структуры, напоминающие природные ландшафты.

Технологии компьютерной анимации и навыки программирования также помогли дизайнеру Кристоферу Пирсону создать на основе рисунка Ульяма Морриса «Ветви ивы» цифровые обои, узор в которых плавно изменяется прямо на поверхности стены.

Исследование систем визуализации данных затрагивает проблему взаимоотношения между естественными природными процессами и математическими алгоритмами. Проблема передачи движения человека или животного в пространстве и времени, занимавшая таких известных фотографов конца XIX — XX веков как Эдвёрд Мёйбридж, Этьен-Жюль Маре, Харольд Эдгертон и множество художников-авангардистов, включая Марселя Дюшана и Джакомо Балла, в XXI веке получила новый толчок к развитию благодаря технологии «захвата движения» с помощью специальных датчиков и механизмов компьютерного распознавания образов.

На этой технологии основана аудиовизуальная инсталляция Дэвида Куайолы «Формы», преобразующая информацию о динамике перемещений и характере движений британских спортсменов на соревнованиях в абстрактный анимационный ролик, раскрывающий внутреннюю гармонию человеческого тела и его сложные отношения с окружающей средой.

Используя датчики движения и фото-технологии, шотландский художник и дизайнер Джеффри Мэнн фиксирует непредсказуемую траекторию полета мотылька вокруг горящей лампочки или птицы, взмывающей в небо, затем с помощью компьютерных технологий и трехмерной печати преобразует их в объемные скульптурные формы.

Современные технологии компьютерного моделирования и программно-управляемого производства вдохновляют дизайнеров на эксперименты и позволяют воплощать в материале как высокоточные математические модели, так и сложные бионические формы. С их помощью можно создавать работы, по своей сложности достигающие и даже превосходящие мастерство ремесленников прошлого. Например, модельер Арина Пейдж добивается новых сложных форм кроя в дизайне одежды благодаря использованию программы 3D-моделирования.

Дизайнер Майкл Иден, получивший базовое образование в качестве специалиста по керамике и гончарному делу, соединил эти навыки с новыми возможностями цифровой эпохи. Декоративные вазы Майкла «Цветение в сером», «Водоворот IX» и «Трехмерный пиксель» представляют собой творческую интерпретацию традиционных форм сосудов, вышедшую на новый уровень детализации благодаря технологиям компьютерного моделирования и 3D-печати.

В стекле и керамике Тавс Йоргенсен перешел от поиска новых форм к разработке новых инструментов для их создания. К примеру, он создал «Реконфигурируемую игольчатую матрицу», инструмент, позволяющий создавать как причудливые блюда волнообразной формы, так и ровные сферические поверхности посуды из стекла.

В своих работах дизайнеры стремятся не только исследовать новые возможности компьютерного моделирования, но и подчеркнуть самодостаточность цифровой эстетики. Например, метод отображения сложной криволинейной поверхности при помощи треугольников, использующийся в 3D-программах для создания упрощенных моделей с низким разрешением, стал отправной точкой в визуальном образе стула «Общая динамика», созданного британским дизайнером Джулианом Мэйором.

Выполненный из стеклопластика стул выглядит в реальности точно так же, как и компьютерная модель, так как она обыгрывает эстетику цифровой реальности. Тот же принцип формообразования вдохновил Бартека Мэйджора на создание необычной коллекции керамической посуды «Кварц». Поверхность его ваз одновременно напоминает очертания компьютерных прототипов и грани кристаллов.

Помимо активно развивающихся технологий 3D-печати, важную роль в новой индустриальной революции занимают технологии лазерной резки и фотоофорта, позволяющие вырезать детали и воспроизводить контурные рисунки любого уровня сложности как на плотных листовых материалах (фанера, металл), так и на совсем тонких и хрупких (бумага, текстиль).

Дизайнер Лиам Хопкинс, основатель молодого, но уже ставшего популярным бренда дизайнерской мебели и аксессуаров “Lazerian Studio”, проектирует на компьютере прочные объемные конструкции из модульных элементов и с помощью технологии лазерной резки производит легкие и ажурные предметы мебели и светильники из дерева и картона. Пример тому — коллекция столов «Менса», кресло «Бравиас» и диван «Радиоляриан».

Том Диксон — культовый британский дизайнер современности, экспериментирующий с традиционными формами и новыми технологиями. В частности, тончайшие резные детали потолочного светильника «Гравированная паутина» изготовлены из листового металла с помощью технологии фотоофорта.

Использование лазерной перфорации также помогло знаменитому творческому союзу дизайнеров Эдварда Барбера и Джей Осгерби разработать ультра-легкий факел для летних олимпийских игр в Лондоне 2012 года. Восемь тысяч круглых отверстий в корпусе факела соответствуют числу спортсменов, принимающих участие в олимпийской эстафете, а также значительно снижают нагрев его рукоятки.

Технология лазерной резки получила широкое распространение в дизайне одежды и аксессуаров. Тончайшие перфорации в коже и шелке наполняют воздухом и изяществом коллекции таких британских модельеров как Джайлс Дикон и Иона Кравфорд, а модельер Давид Кома в своей коллекции весна — лето 2012 года использовал объемные элементы, вырезанные из плексигласа по проекту известного дизайнера аксессуаров и предметов интерьера Сары Энголд.

Кристофер Пирсон также экспериментирует с возможностями лазерной гравировки в дизайне: он вырезает объемные узоры внутри поверхности плотного акрилового стекла, создавая декоративные панели и аксессуары для дома.

Сегодня, благодаря технологическому прогрессу, дизайн преобразуется в мультидисциплинарную сферу деятельности, сочетающую работу дизайнеров с практикой инженеров, программистов, художников и ученых. Например, выдающийся архитектор современности Заха Хадид, благодаря точному инженерному расчету и оригинальному конструктивному решению, создала женские туфли «Нова», поднимающие стопу на высоту более 15-ти сантиметров без использования традиционного каблука.

Британские дизайнеры Эдвард Барбер и Джей Осгерби при разработке формы нового стула для учебных заведений обратились к результатам исследований ученых из Высшей технической школы Цюриха (ETH Zurich). В результате получился первый в мире стул, позволяющий школьникам фиксировать его в положении наклона вперед для улучшения их способности к концентрации и умственной работе.

Ярким примером синтеза дизайна одежды и новых технологий стала так называемая электронная ткань, состоящая из множества небольших и долговечных led-лампочек, благодаря которым поверхность одежды превращается в светящийся дисплей для отображения информации. Популярный пример — платье «Твиттер» студии “CuteCircuit”, способное в режиме живого времени отображать сообщения из популярной социальной сети.

Ключевой особенностью новой индустриальной революции становится движение от больших и обезличенных фабрик и заводов к локальным маленьким производствам, вплоть до ситуации, где один человек сможет контролировать весь технологический процесс создания и изготовления вещи. При этом форму, цвет и другие характеристики будущего предмета можно свободно изменять в зависимости от потребностей человека. Так серийность соединяется с индивидуальностью, ценности и идеалы ремесленного производства — с технологиями XXI века.

Промышленный дизайнер Асса Ашуач создал простую программу, в которой каждый человек сможет создать собственную версию его лампы «Луп» и других предметов дизайна, необходимых в быту, и получить модель, распечатанную именно для него. Аналогичный проект совместно со студией Ассы осуществил и сам Том Диксон. Возглавляя актуальные индустриальные тренды, он представил цифровую модель потолочного светильника, которую покупатели могут изменить по своему вкусу.

Популярная технология, развивающаяся параллельно с 3D-печатью — 3D-сканирование. Она облегчает создание цифровых копий предметов окружающего мира и позволяет адаптировать готовый продукт под индивидуальные особенности человеческого тела, параметры которого переносятся на экран компьютера с помощью сканера. Это уже нашло применение в дизайне одежды и аксессуаров, изготавливаемых с помощью 3D-принтера. Талантливый молодой дизайнер и архитектор Дэниел Уидриг использовал описываемый метод в создании коллекции аксессуаров «Кинезис», представляющей объемные колье-воротники, причудливо изгибающиеся по телу.

Джеффри Мэнн, напротив, использует 3D-сканер как основу для абстрактных экспериментов по трансформации привычных нам вещей. Его глитчевый проект «Сияние» основан на воспроизведении ошибки 3D-сканера при анализе поверхности старинного подсвечника. Форма, полученная путем сканирования, была обработана на компьютере и напечатана на 3D-принтере. Новая версия предмета одновременно хранит его архетипические очертания и, с помощью ритмической композиции из горизонтальных полос, визуализирует эффект лучистого сияния, увиденного через призму технологической погрешности.

Можно сказать, что в современном британском дизайне формируется новый тип «цифрового ремесленника»: специалиста, обладающего глубоким пониманием традиционных ручных технологий в сочетании с навыками компьютерного моделирования и программно-управляемого производства. Такой подход позволяет воплотить в жизнь творческие идеалы ведущих дизайнеров конца XIX века — Уильяма Морриса и Кристофера Дрессера, и создать оригинальные решения для художественных задач прошлого.

Материалы каталога позволяют совершить краткий экскурс в прошлое и будущее британского дизайна, сопоставляя две ключевые точки в его развитии: Промышленную революцию XIX века и Цифровую революцию XXI века. Выбранные проекты отражают две важные особенности британской культуры: бережное сохранение национальных традиций и ремесел, одновременно со стремлением к инновационным решениям в области дизайна и технологий. Многие предметы, представленные в каталоге, существуют пока в виде ограниченных тиражей и экспериментальных проектов, но темп развития современных технологий и науки позволяет утверждать, что уже в скором времени они могут стать частью нашей повседневной жизни.

Алена Сокольникова

Written by

куратор, педагог, специалист по истории дизайна, основатель проекта «Дизайн в деталях»

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store