Катастрофа на Piper Alpha.

«Техника безопасности -это правила, написанные кровью».

Среда, 6 июля 1988 года. 7–00. На Северном море штиль. Утренняя смена персонала огромной нефтяной платформы Piper Alpha начинала рабочий день. В этот день среди прочих многочисленных работ было запланировано проведение технического обслуживания резервного конденсатного насоса и предохранительного клапана на одном из трубопроводов в модуле «С». Как это принято на производстве, было выписано два отдельных наряда-допуска на проведение технических мероприятий. Один — на профилактику непосредственно насоса, другой — на техническое обслуживание предохранительного клапана. За время дневной смены работы по обслуживанию клапана бригаде нефтяников закончить не удалось. Работу отложили до утра. Вместо демонтированного оборудования была установлена фланцевая заглушка, о чем была сделана отметка в наряде на обслуживание клапана. По причине незавершения работ по ремонту клапана, работы по обслуживанию насоса так и не начались. Ремонтно-профилактические работы разного оборудования проводились двумя разными службами, оба наряда по окончанию смены направились в соответствующие ячейки для хранения документов каждой из них.

В 18–00 дневная смена была окончена. На работу в диспетчерскую заступил оператор Джеф Болонс. Вечером резко похолодало. При снижении температуры воздуха возможно загидрачивание (кристаллизация) перекачиваемого газового конденсата. Скорее всего, это и послужило причиной аварийной остановки основного конденсатного насоса. В 21–45 Джеф, увидев на пульте загоревшуюся кнопку «нарушен режим конденсатного насоса», направил для выяснения причин аварийной ситуации оператора Боба Вернона, эксплуатирующего это оборудование. Оперативно запустить насос Бобу не удавалось. Тем временем, по причине отсутствия откачки, стремительно рос уровень взлива конденсата в аварийном резервуаре. При его наполнении могло произойти автоматическое отключение электроснабжения всей платформы, что грозило прекращением добычи. Ситуация накалялась. Вариантов было немного. Боб вспомнил про резервный насос и посмотрел в своей ячейке на наряд на выполнение работ по профилактике насоса. Из него следовало, что работы даже не начинались. В ячейку другой службы никто не заглядывал. На основании имеющихся данных, старший оператор дал команду на запуск этого насоса. Это было первым звеном в череде трагических событий того вечера, повлекших за собой гибель 167 человек.

В 22–00 Майкл Клег, капитан ремонтного судна «Шотландский рыцарь» находящегося в 25 км от станции Альфа увидел первый взрыв.

После взрыва оператор Джеф Болонс вместе с двадцатью сотрудниками платформы оказался запертым в диспетчерской на высоте 30 метров от уровня моря. Оборудование связи и оповещения оказалось разрушено. Им повезло найти веревку, с помощью которой они спустились на нижнюю палубу и прыгнули в воду с высоты шести метров. На место взрыва постепенно стягивались корабли с аварийными шлюпками. Джефу Болонсу с двадцатью членами команды удалось спастись. Но не всем в этот день так повезло.

Затем прозвучал второй более мощный взрыв. Значительная часть платформы оказалась охвачена огнем. Около 100 человек собрались в столовой. Это помещение служило точкой для эвакуации при чрезвычайных ситуациях, так как рядом находилась вертолетная площадка. Однако шансов, что на нее сможет приземлиться вертолет, уже не было. Дым начал проникать в столовую. Спасатели, которые должны были прибыть по плану ликвидации ЧП, не появлялись. У людей начиналась паника, некоторые кричали, что им страшно и они не хотят умирать. Джим Макдональд, работавший на этой платформе уже 12 лет, принял решение самостоятельно выбраться на палубу, хоть это и было нарушением инструкций. Остальные члены команды попытались его удержать, на что тот ответил: «хотите ждать, ждите, а я буду выбираться». Он распланировал себе маршрут на палубу через прачечную, но заблудился в клубах дыма и оказался в чьей-то каюте. Из последних сил, задыхаясь в дыму, Джим сообразил, что находится этажом выше. Спустившись на этаж ниже и выбравшись на палубу, он прыгнул в воду с высоты 21 метра. Следом прогремел третий взрыв. Осколки платформы разлетелись на восемьсот метров от эпицентра взрыва. Когда остальные люди из тех, кто смог выпрыгнуть в море и не утонуть, были в спасательных шлюпках, прозвучал последний, четвертый взрыв. Отсек со столовой накренился и ушел под воду вместе с сотней нефтяников. Платформы Piper Alpha больше не существовало.

Причиной первого взрыва послужила та самая заглушка, которая была установлена вместо предохранительного клапана. После запуска насоса, который находился в резерве, газовый конденсат начал поступать в отсек «С». По результатам расследований было выявлено, что гайки на заглушке были закручены от руки, без применения ключей. Как следствие, утечка газа при включении насоса, повышение концентрации, искра и взрыв. Сам по себе первый взрыв не должен был привести к полному разрушению британской нефтяной платформы. Но как это часто бывает в таких случаях, одна ошибка накладывалась на другую. Причиной послужило то, что изначально платформа была запроектирована и смонтирована под добычу нефти, а уже позже ее решили модернизировать под добычу газа и газового конденсата. Модуль «С», где стоял насос, отделялся от блока «В», который представлял собой нефтяной резервуарный парк, специальными огнеупорными щитами. Такие щиты, по логике, должны выдерживать горение до шести часов, но оказались совершенно беззащитны перед взрывной волной. Огонь, уничтожив перегородку, перекинулся на цистерны с нефтью. И уже клубы черного дыма окутывали платформу после очередного хлопка. Однако даже это не должно было уничтожить «Альфу». С таким пожаром можно было справиться, но череду роковых случайностей было не остановить. Автоматическая система пожаротушения оказалась в положении ручного управления со времен последней вылазки водолазов. Это делается намеренно, чтобы избежать ошибочного включения мощных пожарных насосов при нахождении водолазов в воде. Включить систему забыли или просто пренебрегли этим. С модуля «В» в результате разгерметизации и частичного разрушения перекрытий нефть начала стекать на нижнюю палубу, где водолазы производят подготовку к погружению. Конструкция полов в этом помещении представляла собой решетчатый металлический пол, под которым уже была поверхность моря. Под потолком водолазного помещения проходил газопровод с рабочим давлением в 120 атмосфер. Попадающая в этот отсек нефть, по замыслу, должна была стекать в море через отверстия в полу, однако вместо этого она начала там скапливаться и в итоге загорелась. Причиной послужило стремление водолазов к комфорту во время переодевания. Жесткие кромки металла приносили неприятные ощущение голым ногам. Не нашлось решения лучше, чем постелить на них резиновые маты, тем самым закупорив возможность стока жидкостей при закрытом шлюзе. Нефть горела и разогревала проходящий под потолком газопровод высокого давления. В итоге произошел третий взрыв. С этого момента изменить уже ничего было нельзя. Ситуация усугублялась тем, что через «Альфу» на берег транзитом перекачивалась нефть с других платформ Северного моря. Персонал соседних платформ заметил существенное снижение давления в отходящих трубопроводах, что свидетельствовало о разгерметизации в системе сбора и транспортировки продукции. Но остановить перекачку без команды руководства никто не решился. Таким образом, в охваченную огнем платформу ежеминутно поступали тонны нефти, газа и конденсата по множеству трубопроводов.

На сегодняшний день это самая крупная техногенная катастрофа из произошедших на нефтяных платформах. В результате аварии из 226 нефтяников выжили только 59.