Из Гималаев в мир: Путь фрилансера

Что произойдет с сомалийцами, захваченными в гималайском “зале ожидания”?

Дипак берет интервью у единственного представителя вымирающего языка. Материал затем был удостоен премии

Этот вопрос дал старт журналистской карьере непальца Дипак Адхикари и обратил на него внимание Time, The Guardian, Al Jazeera, AFP и The Caravan.

Дипак заинтересовался журналистикой еще в школе. Но был вынужден покинуть Непал и уехать мигрантом в ОАЭ, чтобы работать в местном McDonalds. Спустя четыре года, все еще вдохновленный, он вернулся на родину, где «было нечего делать», кроме как писать.

С тех пор он создал несколько ярких материалов о Сообществе сомалийских беженцев для Time, Непальском энергетическом кризисе, а также составил из 10 000 слов описание непальского маоистского лидера Прачанда.

Мы поговорили с участником HackPack Дипак, чтобы понять, каково быть фрилансером на полную ставку, а также разделить опыт, который он получил.

Как вам удалось прорваться на международную арену?

Это произошло в 2009 году, когда я написал материал для журнала Time о сомалийских беженцах в Катманду (столица Непала). Я очень благодарен Скотту Карни, американскому журналисту-расследователю, который в это время работал в южной Индии. Мы прежде общались, потому что я готовил пост в блог о контрабанде почек в Непале, и Карни освещал эту же тему в Индии. Затем однажды Карни вдохновил меня обратиться в Time и предложить материал. Я сомневался в своих способностях, но Карни верил в меня. Он дал мне контакты Йоти Тоттам, главы бюро Time в Южной Азии, и я выслал несколько идей. Ей понравилась тема сомалийских беженцев, и я сделал материал, правда, он был не так уж и хорош. Но она проявила столько терпения со мной, дала советы, как переделать материал и довести до ума. Я доработал его, затем он был опубликован, и жизнь больше не была прежней.

Дипак и известный альпинист Рейнхольд Месснер (справа)

Как вам работается фрилансером?

В начале 2014 года я решил уйти из AFP и стать фрилансером на фултайм. С тех пор было несколько больших историй, которые поглощали мое время. Так, в начале 2014 я делал материал о сходе лавины на Эвересте для журнала People и еще несколько статей, один из них — о прошлогоднем землетрясении.

В промежутке между подготовкой больших материалов мне очень повезло — меня пригласили на три стажировки, где я должен был заниматься темой милитаризации женщин и проблемой водных ресурсов, которые стоят между Непалом и Индией.

В первом случае меня спонсировал Panos South Asia, когда я работал над темой милитаризации женщин. Для этого я создал пять историй о женщинах-борцах и материал о женщине-командире из 5000 слов, который выйдет в июле как глава книги, которую готовят 12 стипендиатов.

The Asia Foundation и The Third Pole дали мне средства для двух стажировок. Я писал о проблеме водных ресурсов между Непалом и Индией. Индия планирует инвестировать в плотину Sapta Koshi, строительство которой затронет жизнь местных граждан, храмы и дома. Финансирование помогло мне объездить Восточный Непал и поговорить с теми, кто протестовал против строительства плотины. Так я подготовил материал The Third Pole («Третий полюс»).

Стажировки помогают мне путешествовать за пределами Катманду. Едва ли кто-то готов брать на себя расходы фрилансеров на путешествия, а тратить приходится особенно много, когда вы покидаете регион: это плата за транспорт, еду, за жилье. И все это очень дорого. Поэтому все мои путешествия произошли только благодаря стажировкам.

А что можете рассказать о других видах деятельности — например, о работе в качестве фиксера?

Последние пару лет я был фиксером для некоторых журналов, хотел понять этот вид работы. Я надеялся увидеть, как хорошие писатели берут интервью, какие материалы используют и так далее. Я также работал фиксером для журналиста из немецкого издания Der Spiegel.

Не могу сказать, что мне невероятно нравится эта работа — я люблю писать сам, а не быть фиксером для кого-то. Но в целом я доволен, потому что могу чему-то научиться. Плюс, платят фиксерам неплохо.

В Непале

Кстати, о деньгах. Случалось ли такое, чтобы вам не заплатили за работу?

Я писал для нескольких изданий в Индии, и получить деньги за это — самая сложная часть работы. Но я всегда стараюсь удостовериться, что мне заплатят. Я не готов работать просто так. Иногда на это уходит целый год, но я всегда в итоге получаю деньги.

Почему же, на ваш взгляд, возникают проблемы с оплатой?

Между Индией и Непалом много политических проблем. Многие редакторы говорят, что в Непал сложно отправить деньги, потому что банки не разрешают, или слишком много бюрократии. Но главная проблема в том, что редактор дает вам только часть, остальное платит бухгалтерия. Они могут находиться в соседних кабинетах, но никогда не встречаться друг с другом. И мало шансов, что мне удастся поговорить с людьми из бухгалтерии, потому что обычно я имею дело с редакторами .

Что самое сложное в работе фрилансера?

Неотвеченные имейлы. Я живу в Непале, большинство редакторов — в Лондоне и Нью-Йорке, то есть мы находимся в разных измерениях. Если у меня утро, то на другом конце света редактор уже устал и больше не хочет читать письма. Но я не могу позвонить им и позвать на кофе, чтобы поболтать о моих идеях.

Я трачу очень много времени, чтобы найти правильную историю для конкретного редактора. Ты должен очень много исследовать для этого. Я вкладываю свое время, и если идею не принимают, я оказываюсь в проигрыше.

И как вы преодолеваете разницу во времени?

Я стараюсь отправлять письма по понедельникам, когда редакторы только вернулись на работу после выходных и еще полны сил. Я не хочу отправлять имейл в пятницу, когда они уже подустали на работе. Я пытаюсь делать то же и с Twitter. То есть размещаю свои посты в соответствии с их часовыми поясами, не когда здесь день, потому что в это время они спят.

Но когда мне отвечают, я работаю по их расписанию, а не по моему. Я работаю с редакторами из Гонконга, который опережает Непал по времени. Письмо может прийти в середине ночи. И я должен реагировать и работать, потому что я знаю, что редакторам нужен быстрый ответ.

Самое проблематичное — это перебои в подаче электроэнергии, которые могут длиться до 15 часов в сутки. Просто у нас не хватает электричества, особенно зимой. В течение дня я работаю в офисе, где есть генератор и постоянный доступ в интернет. Но утром или вечером, когда я дома, могут возникать проблемы.

Вас когда-нибудь заставало врасплох отключение электричества?

Да, часто, когда я дома, происходит аварийное отключение электропитания. Если это ненадолго, то я просто использую телефон. Хотя это дорого. Плюс, с помощью телефона в любом случае сложнее работать.

Какой материал вы мечтаете подготовить?

Сейчас я хочу написать о дефиците воды. Землетрясение просто перевернуло геологию региона, повредив водоносные слои и источники воды.

Эль-Ниньо (колебание температуры поверхностного слоя воды в экваториальной части Тихого океана, имеющее заметное влияние на климат) вызвало засуху, что усугубляет проблему. Многие сельские жители страдают. Я хочу проехаться по всему региону и дать полную картину того, что происходит. Мне просто не терпится это сделать!

_______

Свяжитесь с Дипак на HackPack прямо сейчас!

Дипак Адхикари — журналист-фрилансер из Катманду. За 15 лет карьеры он осветил множество историй — от общественно-политическое темы до вопросов экологии, водных ресурсов, туризма, прав человека.

Его работы были опубликованы в New York Times, Time magazine, The Caravan magazine, Himal South Asian magazine, Al Jazeera English, Nikkei Asian Review magazine и в других изданиях.

Like what you read? Give HackPack_Rus a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.