Очередь

— А кто последний?

— Наверное, я. Но за мной ещё девушка в красном пальто.

— Значит я за ней?

— Да. Но мне тоже отойти нужно, вы пока становитесь. Потом разберёмся. Вы ведь будете стоять?

— Да, буду точно.

— А-то я на десять минут отойду и обратно. Тут очередища такая, я даже не ожидал. Буду на вас ориентироваться, если что.

— Хорошо.

— Извините. А вы не знаете — продают двенадцатые или двенадцать плюс?

— Писали что и те, и другие есть. Я вообще за плюсовым, надеюсь что будут. Но в любом случае я до конца стоять буду.

— Мне бы точно знать. Не охота время терять зря.

— А чего его терять? Вы становитесь, очередь быстро движется. Тут все отходят постоянно. Вот передо мной только что парень отошёл.

— Да мне бы успеть до института.

— Успеете. А где учитесь?

— Это важно?

— Ну, интересно. Неужели тайна?

— Да нет, не тайна.

— Тогда скажите. Чего туман таинственности разводить? И так вон, туман какой, смотрите.

— Да уж. И холодно совсем.

— Ну так рань ещё совсем. Поболтаем, потопчемся, согреемся. Так, где учитесь?

— В гуманитарном, на психолога, третий курс. А вы?

— А я… Я забросил универ.

— Чего так? Не потянули?

— Душа не приняла. Да и делать деньги нужно. Сейчас кризис, некогда учиться. Жизнь сама научит.

— И чему вас научила жизнь?

— В людях разбираться. Не хуже психолога.

— Например?

— Да легко. Вот, вижу, девушка красивая стоит, наверняка ещё и умная. Дай, думаю пораспрашиваю её о том, о сём.

— И как?

— Действительно, умная. Только у вас из-за очков таких… Пол-лица закрыто.

— Ну вот. А вы сразу красивая — красивая, не разглядев толком.

— Извините, молодые люди, вы последние?

— Да, мы.

— Странное это обращение. “Молодые люди”.

— Что же, женщина — не человек, по-вашему?

— Да нет. Но всё равно. Так обычно к парням обращаются. Так у нас и не научились обращаться за столько лет.

— А как надо?

— Мадам и месье, сеньоры и сеньориты.

— Товарищи.

— Фу.

— Граждане.

— Отдаёт полицейским обращением. Гражданин, пройдёмте.

— Сударыня.

— Барыня, ага. Сейчас спляшу с баранками. Или с чем там?

— Вон платочек у тебя подходящий повязан на голове… Хм, у вас… Тогда — господа.

— Господа — ничего. Но вот никто же не говорит нам так почему — то. Господа, вы последние? Говорят — молодые люди.

— Общечеловеки. Э-э-э, поаккуратнее.

— Простите. Но меня тоже пихнули.

— Всем же хватит. Чего толкаться?

— Да говорю же, не специально я.

— Что-то вообще не двигаемся.

— Даже задний ход включили.

— Да это там очередь выправляют впереди.

— Ой, смотри-смотри, раздают людям. Что это?

— Сейчас увидим. Ага. Браслетики какие-то.

— Берите. Берите.

— А зачем они?

— Я не знаю.

— Это чтобы никто лишний не встал в очередь. Чтобы по порядку.

— Ага, понятно. Спасибо.

— Так и не сказали, как вас зовут?

— Ох. Ну да. Ольга.

— Хорошее имя. Скандинавское. А меня Анатолий. Мне совершенно не подходит.

— Почему это?

— Я бы тоже хотел себе какое-нибудь скандинавское имя. Торфред, Гудрун. На худой конец Олег. Вы знаете, что если перевернуть буквы в английском слове LOVE — получится ОЛЕГ?

— Как это?

— Ну вот представьте: L — это Г, если перевернуть, V английская — это Л русская, только вверх ногами. ОЛЕГ.

— Ничего себе. Не знала. Ценная информация. Поэтому вы хотите быть Олегом, понятно-понятно, романтичное имя. Но Анатолий — тоже красивое имя. Редкое.

— Ну какой я Анатолий? Анатолий должен быть из Анатолии, усатым турком. А я вот белобрысый и безусый.

— Нормальное имя, не переживайте, очень идёт вам. А теперь ещё и дождик начался. Совсем замечательно. Зонт не взяла, конечно же.

— Как обычно, если не взять зонт…

— …То тут же дождь. А так его можно месяц таскать с собой.

— Да. А вы пакетиком прикройтесь.

— Каким ещё пакетиком?

— Да вот у меня есть.

— Вы смеётесь что ли? Анатолий.

— Ну, не хотите — как хотите. Я думал помочь.

— А вот те, которые далеко впереди — они сколько стоят?

— Вчера ещё заняли.

— Да ладно!

— Да, часов в десять вечера.

— Они всю ночь стояли?

— Ага. Только что ещё костры не жгли.

— Смотрите, и за нами уже хвост выстроился. Люди сумасшедшие.

— Тогда и мы сумасшедшие. Мы же тоже стоим.

— И мы тоже, верно. Всё это можно будет завтра купить без всякой очереди или в интернете заказать, не мёрзнуть. А почему впереди какие-то люди постоянно подходят вне очереди?

— А чёрт их знает. Наверное, положено им. Кому положили — тому и положено.

— Зачем они тогда номерки выдали? Я совсем продрогла. Нам ещё долго стоять?

— А давай, я за кофе сбегаю.

— Куда?

— Да тут рядом автомат есть. Я уже разведал.

— Парень, вопрос на миллион: мне кофе купишь? Не в службу, а в дружбу. Деньги вот, возьми.

— Ну ладно. А какой?

— Да любое абсолютно выбирай. А то что-то я тоже околевать стал. Носом шмыгаю. Согреться бы. Дочке подарок хотел купить, очень просила.

— А тебе, Оля, какой?

— Чёрный, без сахара. Самый обычный.

— Хорошо. Сейчас буду.

— Это ваш молодой человек?

— Почему же мой сразу?

— Ну не знаю. Просто вы тут стоите, воркуете.

— Ничего мы не воркуем.

— Я вас, молодёжь, всё равно не знаю. В наше время всё по-другому было. Тяжелее. Но понятнее. И ничего, жили как-то. И без игрушечек этих. Зачем они вообще нужны? О серьёзных вещах никто не думает. Детей не хотят. Семью не хотят. Работать не хотят. Подавай развлечения! Вот и дома замучили меня с этими подарками. Я в них ничегошеньки не понимаю.

— Вы так и будете ворчать?

— Устал, простите. После ночной смены сразу сюда. В скорой работаю. Всю ночь наркоманов каких-то спасали.

— Спасли?

— Одного — да. А других нет. Они из апатиков, даже жить не хотят. Мы их откачиваем, а они мрут и всё. Молодые ещё совсем. И чего им надо? Чего не живётся?

— Оль, вот кофий. Я взял все три руссиано, чтобы никому обидно не было. А это ваш.

— Благодарю.

— Спасибо.

— Вот уже и подошли совсем. Вот он, исторический момент, который я так долго ждал! Торжественный! Звучат фанфары.

— О, нет!

— Что?

— Я баланс сейчас проверила. Деньги мне не перевели ещё вчера. Вот я дура. Стою тут всё утро.

— Ну как так?

— Ну вот так.

— Ну вообще!

— Ну что поделать. Постою с тобой немного ещё, посмотрю ради чего столько суматохи и пойду.

— Ну, блин. Вот засада.

— Здравствуйте! Чем могу помочь?

— Двенадцатый плюс, будьте добры.

— Умеете с ним работать? Показать вам основные функции?

— Нет, я всё уже прочитал. Разберусь сам.

— Имеются какие-либо бонусы нашего магазина?

— Нет, ничего такого нет.

— С вас восемьдесят две девятьсот. Приложите сюда. Спасибо за покупку. За то, что пришли к нам в первый день продаж. Ваш чек. Ваше устройство. Приходите. Всегда рады вам.

— Как он хоть выглядит?

— Вот.

— Совсем лёгкий, как пушинка, ничего не весит. Красивенький.

— А то!

— Статусная вещица.

— А то. Не зря ж стояли.

— Зря стояла.

— Прости. И что теперь?

— Давай запакую обратно. Теперь? Теперь в институт. Как и планировалось изначально. Посмотрела, потрогала и пошла.

— А хочешь, я провожу тебя?

— Не, спасибо. Сама дойду.

— Точно?

— Точно.

— Жаль. Очень жаль. Тогда до свидания, сударыня. Надеюсь, ещё свидимся.

— Пока-пока. Анатолий. Спасибо за кофе.

— Вы стоите?

— А. Не-не, я уже купил. Отойду в сторонку… Алё, привет! Ну чего, я купил э т о. Да… Вот, в магазине официальном стою… Только что… А-ха-ха. Нас оказывают онлайн? Отлично! Прикинь, я один из первых в стране, братан… Да… Корпус чёрный, серьёзный такой… Сегодня обмоем… Ну я не помню что там написано. У меня в коробке всё упаковано… Ну чего, мне сейчас опять доставать, открывать что ли?.. Ладно-ладно, не бухти, открою. Значит… Погоди, братан… Сейчас… Ах, твою ж то мать… Я тебе перезвоню… Ничего не случилось… Давай, всё. Потом расскажу… Ах, ты ж ёбаный случай! Вот блядь! Пиздец! Вот меня поимели!

— Молодой человек, вы чего материтесь?

— У меня всё спиздили! Эта сука подменила блядь за одну минуту! Где она? У вас видео-записи должны быть. Вот пиздец! Отстоял блядь очередь, отдал последние деньги, получил хуёв вязанку!

— Если вы кричать не прекратите…

— Да я год копил на эту попиздоцию вашу! Год ебашил без выходных!

— Охрана!

— Да мне похуй ваще на охрану ебучую, ваша охрана не тем занимается. Верните деньги или найдите воровку!

— Эй!

— Да хули ты меня хватаешь?!

— Коля, тазером вали его, он неадекват!

— Залупу на воротник примерь, уёбок!

— Э-э-э. Стой!

— А-а-а! Сука-блядь!

— Эй, ты! На! Получи!

— Буээээээ.

— Бля, его стошнило от шокера. Вот скотина!

— Хватит! Хватит! Вырубился.

— Готов. Потащили.

— Взяли.

— Вот же бывают люди, людям праздник любой испортят.

— Да уж.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.