Дневник путешествия Финляндия — Швеция.

Часть первая. Сборы, отъезд, Петербург.

Поезд прибывает на вокзал и мы вываливаемся на платформу. У нас два полных рюкзака и большой чемодан — не так уж и мало для путешествия, которое продлится 3,5 дня.

Подготовка к отъезду была нервной: сбор документов, оплата дополнительных счетов, покупка билетов и прочие организационные вопросы, которые вклинились в и так непростой последний месяц года. Но вот мы в Питере и чувство, что приключение уже началось — это чувство стоит всех потраченных усилий. Наконец-то можно отключить телефон и забыть обо всем: теперь ничто не должно нас отвлекать.

Наш поезд прибыл в 17:40, а автобус в Финляндию уходит 00:30. Что делать с пустыми семью часами? Ответ на этот вопрос был найден заранее: знакомые знакомых, друзья друзей — все не мои — кто-то из них согласился приютить нас на это время. Вот только живут они не очень близко к вокзалу, но тут уж выбирать не приходится, так что мы спускаемся в метро, доезжаем до нужной станции, садимся на автобус и едем еще минут 30. По дороге принимаем волевое решение, что смущать людей своим присутствием долгое время нам как-то не очень с руки, да и перед отправлением хотелось немного прогуляться по городу. Так что мы просто отдаем чемодан встретившему нас парню и просим приглядеть за нашими пожитками, а сами отправляемся обратно в центр.

Моя спутница пообещала показать место с забавным названием «Общество чистых тарелок», где готовят классные бургеры и о котором, как мне казалось, я раньше не слышал. Но вот мы добираемся до нужного дома и я понимаю, что бывал здесь во время своего прошлого путешествия в Питер. Тем не менее, бургеров я там не пробовал, а они оказались отменными. Отобедав, мы вдруг понимаем, что нам нужно купить какой-то еды в дорогу и отправляемся в ближайший супермаркет. Под едой я, конечно же, подразумеваю виски. Мы долго не можем выбрать что пить, но тут нам на помощь приходит вежливый питерский охранник и говорит, что тот виски, который мы сейчас вертим в руках, вполне себе ничего и он сам его пил, так что и нам посоветовать вполне может. Забегая вперед скажу, что охранник нас не подвел.

Времени остается дьявольски мало, и мы отправляемся к приютившим нас ребятам в надежде принять душ перед поездкой. Вот только оказывается, что маршрутки до места их обитания уже перестали ходить. Драгоценные минуты утекают сквозь замерзшие пальцы, а мы не знаем что делать. В итоге, после звонков и объяснений, мы узнаем, что на другой стороне перекрестка также есть подходящий нам транспорт, только промаркирован он приблизительно никак.

В итоге мы добираемся до нужного нам места, а ребята нас встречают и отпаивают чаем. Однако, посмотрев на часы, мы понимаем, что уже совершенно не успеваем добраться до места отправления нашего автобуса.

В этот момент ребята снова приходят нам на помощь и любезно предлагают нас подвезти. Сначала до метро, а, когда мы понимаем, что уже банально не успеем на переход, то и до самого Московского вокзала.

Наконец-то мы добираемся до автобуса и отправляемся в Хельсинки.

Часть вторая. Переезд и Хельсинки.

В автобусе нас встречает довольно забавный пожилой мужчина, чем-то неуловимо похожий на Евгения Леонова. Он оказывается нашим гидом, а сходство, как позже выяснилось, является не только внешним. Всю дорогу он хохмит, шутит и пародирует тех, с кем его сталкивала жизнь. К сожалению, это далеко не всегда уместно: почему-то он совершенно не подумал о том, что те несколько часов, которые мы проведем в пути до границы, пассажирам нужно поспать, а потому неостановимый поток речей был с нами еще часа два.

Будучи и так очень сонными, мы не смогли выспаться и в эту ночь. Сам автобус также не очень располагал к такому времяпрепровождению: узкие неудобные кресла, пихающиеся соседи сзади и неработающий туалет стали нашими спутниками на протяжении всего этого путешествия. Не очень-то вяжется с комфортным отдыхом, правда? А гид тем временем занялся агрессивным СММ и начал рассказывать нам о своей группе в VK, которая называется, как бы вы думали? «Комфортные путешествия»!

После прохождения границы нам все-таки удается заснуть, и 3 часа мы пребываем в блаженной дреме. Приходим в себя мы уже в тот момент, когда обзорная экскурсия по Хельсинки началась, и я вижу через окно здоровенное нагромождение стальных труб. Это нечто оказывается памятником Сибелиусу, известному финскому композитору. После этого мы едем по городу, и нам показывают все основные достопримечательности, которые совершенно не откладываются в моей памяти из-за недосыпа. Памятник Маннергейму, главпочтамт, изваяние Ларин Параске — о том, что все это было в экскурсии, я вспомню уже потом, когда мы отправимся на самостоятельную пешую прогулку. Но об этом чуть позже.

Сначала нас высаживают на Сенатской площади, где находится Николаевский Собор. А прямо перед собором — памятник Александру II. Честно говоря, я был несколько удивлен, что в Финляндии так много памятников русским царям. Оттуда мы идем до городской ратуши. Оказывается, что городская управа открыта для посещения и содержит в себе небольшую выставку, а также электронную библиотеку, но главным впечатлением для многих в автобусе становится, безусловно, антисепетик в туалете. После этого мы направляемся к пристани, где нам показывают на наш корабль и рассказывают немного о славном портовом прошлом города.

Вид с причала

Следующая наша остановка впечатляет даже больше, чем обеззараживающие средства в уборной — это церковь в скале. Из всех христианских конфессий мне всегда импонировали протестанты, так как они не стеснялись экспериментировать с форматом церквей, а гайдлайны движения требуют очень небольшого количества обязательных элементов. Вот и на этот раз веселые архитекторы просто взяли и вырубили церковь в скале, словно они какие-то буддисты. На самом деле, все, конечно, было не так уж просто: направленным взрывами снесли, кажется, большую часть скалы, превратив ее в кратер со стеклянным потолком. Но и на этом финские безумцы не остановились: они взяли 26 километров медной проволоки и намотали ее спиралью от центра купола и почти до краев.

Внутри скалы

Где-то в 11 утра экскурсия подходит к концу, и нас высаживают рядом с вокзальной площадью. С этого момента мы отправляемся в «свободное плаванье».

У нас было намечено несколько маршрутов по городу и, засев в кафе, мы выбрали самый простой вариант, который как раз начинался на вокзальной площади. Собственно, первым пунктом программы является памятник писателю с забавной фамилией Киви. Правда вещи он писал не очень забавные: на постаменте высечены строчки из его произведения под названием «Тоска».Стоящая на этой площади полицейская машина оказывается гораздо более увлекательным зрелищем: она похожа на котика — мигалки у нее были расположены так, что вызывают ассоциации с кошачьими ушками.

Немного поблуждав по парку за театром, который также смотрит на привокзальную площадь, мы оказываемся на какой-то очень длинной улице и видим перед собой Цитадель Зла. Здоровенная башня, которая, к тому же, находится на возвышении заставляет почувствовать себя хоббитом, идущим в Барад-Дур. Как оказалось, это одна из главных церквей города, обслуживающая самый густонаселенный район. Наш маршрут не предполагает посещения этого места, но, естественно, мы не смогли отказать себе в удовольствии и заходим внутрь.

После посещения церкви мы вдруг осознаем, что несколько отклонились от нашего маршрута и пытаемся вернуться. Для этого нам приходится пройти по улице, полной массажных салонов, которая находится в 20 метрах от церкви. Наше самое логичное умозаключение тут же переводит эти заведения в ранг борделей, хотя не исключено, что святые отцы просто очень любят массаж.

Рассуждая о природе борделей, мы оказываемся на железнодорожном мосту, с которого открывается неплохой вид на центральный вокзал. Уж не знаю почему, но мне иногда нравится постоять на подобных мостах и просто понаблюдать за происходящим внизу. Вот только в этот раз погода не очень располагала, и мы отправляемся дальше, выйдя к озеру Töölönlahti. Там мы видим самую нордическую картину за все время нашего пребывания в данном путешествии: настоящий викинг в спортивном костюме бежит вокруг озера, а с его бороды и усов свисают сосульки. Он был настолько суров, что у нас не остается сомнений — из дома он вышел молодым и гладко выбритым.

Решив сэкономить время, мы пропускаем парочку достопримечательностей и направляемся прямо к скульптуре «60 000 озер». Ну по крайней мере нам казалось, что мы идем прямо к ней, но на самом деле, обходя озеро, мы умудрились пропустить нужный нам поворот и прошли несколько дальше, чем планировали, в итоге оказавшись у финского парламента. Пока мы упорно пялимся в карту, пытаясь понять, куда же нам идти, к нам подходит какая-то бабушка и предлагает свою помощь. Мы посчитали, что спросить дорогу у местных жителей — это хорошая идея, но это оказывается фатальной ошибкой. Кажется, в Финляндии все слишком бояться оказаться не очень полезными, а потому подсказывают дорогу даже если совершенно не знают, куда вам на самом деле идти. В итоге местные жители отправляют нас в совершенно противоположном направлении, и нам приходится разворачиваться.

Голодные и замерзшие, мы все-таки принимаем решение вернуться к нужной нам скульптуре, так как, судя по описанию в нашем путеводителе, она должна быть великолепной. Мы идем долго. Очень долго. В какой-то момент у Ани начинают отмерзать ноги, а я оглядываюсь по сторонам в поисках дохлой лошади. Нам на глаза попадается сувенирная лавка — не лошадь, но тоже сойдет, чтобы отогреться. Наконец мы доходим до скульптуры и… она оказывается полнейшим дерьмом. В ней нет совершенно ничего интересного! Она выглядит убого и жалко, и от этого нам становится чертовски смешно. Весь этот путь был проделан…ну, не то чтобы зря, но результат явно не оправдал наших ожиданий, и я почувствовал себя идиотом.

Времени до отъезда остается немного, так что мы отправляемся есть. Обойдя приблизительно пять ресторанов и кафе в поисках самого лучшего и интересного, мы в итоге плюем на все и отправляемся в RAX BUFFET, который присмотрели почти в самом начале. Стоит отметить, что готовят в этом сетевом заведении более чем прилично, так что о выборе жалеть не приходится.

На этом свободное время в городе подошло к концу, и мы двинулись обратно в автобус. Он отвозит нас на «паром», отправляющийся в Стокгольм. Доехав до нужного терминала, мы понимаем, что слово «паром» является некоторым преуменьшением: это же настоящий круизный лайнер! Нет, формально Gabriella подходит под определение парома, но, когда слышишь это слово, обычно не представляешь что-то с одиннадцатью палубами, казино, ночным клубом, парочкой ресторанов и сауной.

Мы расположились в небольшой, но довольно уютной каюте и, пока Аня принимает душ, я выбираюсь на разведку. Немного походив по судну, я узнаю, что, помимо перечисленного, на корабле также есть паб, в котором показывают хоккейный матч между Финляндией и Швецией. Также мною был обнаружен гигантский магазин Tax Free, где мы, недолго думая, решили закупиться алкоголем: странный, но вкусный баночный коктейль на основе джина, бутылка егермейстера и, конечно, темное пиво к нему, а также несколько маленьких склянок с другим крепким алкоголем — вечер перестает быть томным. Не стоит забывать, что, помимо прочего, у нас есть еще и питерский виски. В общем, вечер мы проводим просто великолепно.

А на утро, после довольно плотного завтрака, мы прибываем в Стокгольм.

Часть третья. Стокгольм.

Несмотря на то, что автобус наш не является воплощением комфорта, у него есть одно очень важное свойство, которое не раз нам помогло: он зеленый. Его никогда не перепутать с другим, не потерять на забитой площади. Вот и сейчас, сойдя с парома мы сразу понимаем, в каком направлении нам нужно идти, что оставляет нам достаточно времени для спокойного перекура.

В 10:30 мы отправляемся с пристани и едем к обзорной площадке, с которой открывается прекрасный вид на Стокгольм с его невысокими домиками и врезающимися в небеса колокольнями. Мы делаем пару фотографий на память, и в этот момент я очень радуюсь, что снимаю не я — мои кривые руки не смогли бы передать и половины красоты.

Оттуда мы движемся через город, заезжая на пять из четырнадцати островов, на которых расположен Стокгольм, и в итоге оказываемся у городской ратуши, где шведская королевская чета каждый год встречает нобелевских лауреатов. К сожалению, забраться на колокольню нет возможности — на часах 11:25, а открывается она ровно в 12:00. Это один из многих поводов побывать в Стокгольме еще раз. Все-таки в этом путешествии мы уделили городу слишком мало времени — от момента начала экскурсии до отправления на корабль у нас было всего пять часов.

В итоге, уехав от ратуши, мы направляемся в старый город Стокгольма. Место, где малыш гулял по крышам с подозрительным мужчиной, очень любившим варенье. Впрочем, никакого криминала: если верить истории, рассказанной гидом, образ Карлсона был списан с немецкого летчика, с которым у Астрид Линдгрен в свое время был бурный роман. Однажды, еще в самом начале их знакомства, он катал ее на самолете и, когда Астрид ударилась головой о приборную панель во время резкого виража, заявил: «Ничего, дело-то житейское». О себе он любил говорить: «Я мужчина в самом расцвете сил и все, чего мне не хватает — это пропеллера за спиной, чтобы успевать по всем своим делам». В своих произведения Астрид подарила любимому пропеллер, вот только этот Карлсон так никогда и не вернулся. Поговаривают, что этим летчиком был Герман Геринг.

Архитектура старого города поистине великолепна: почти все здания сохранились с 17 века, а потому мы увидели торжество камня и деревянных балок. Странные железные полосы, которые можно увидеть почти на каждом доме этого района, оказались стяжками, не позволяющими деревянным балкам внутри домов деформироваться. Также на благо древней архитектуры работает и каминное отопление — оно не дает перекрытиям наполниться влагой.

Когда елку в квартире ставить некуда, а новогоднего настроения хочется

Помимо прочего, в старом городе находится королевский дворец, охраняемый гвардией. Сами гвардейцы тут более живые, чем, например, лондонские или московские. Они вполне создают впечатление людей, которые засадят вам байонетом в глаз, если вы подойдете слишком близко. Это, к слову, шутка лишь отчасти — вокруг каждого бойца очерчивается круг, территория внутри которого является частной собственностью короля, а в частных владениях не забалуешь.

Среди прочего, мы обнаруживаем древнюю статую Георгия Победоносца, убивающего дракона. Перед ним, чуть поодаль, сидит принцесса, олицетворяющая собой Швецию, которая скоро должна встать с колен. Встала, надо сказать. Навела шороху по Европе и развалилась. Век империй никогда не был долгим.

Пройдясь по старому городу еще немного и послушав о том, как же в шведском социализме хорошо жить, мы снова получаем пару часов свободного времени и, закупившись сувенирами для родных, а также теплой одеждой для себя — кто-то похитил анины перчатки в супермаркете — мы отправляемся к Нобелевскому музею. Это одна из немногих достопримечательностей Стокгольма, о которой я слышал до начала подготовки к этой поездке. В небольшом двухэтажном здании нас встречает очень приветливый кассир и, после покупки билетов, интересуется откуда мы приехали. Узнав что мы из России, он тут же говорит, что ближайшая экскурсия с русскоязычным гидом начнется всего через 20 минут.

Решив дождаться начала тура, мы отправляемся осматривать дополнительные помещения музея, среди которых оказывается, помимо прочего, детская мастерская, где работники музея вместе с ребятами младшего школьного возраста ставят различные эксперименты — например, растворяют яичную скорлупу, оставляя неприглядный кусок желе.

Наконец начинается экскурсия. Милая пожилая женщина рассказывает нам о лауреатах текущего года, а также немного о биографии самого Нобеля. Ничего особенно нового вы из этой экскурсии не узнаете, но есть и очень интересные моменты: вещи, которые лауреаты оставили музею в качестве сувениров. Среди них теплые тапочки, сшитые для Ким Дэ Чжуна его женой во время тюремного заключения, небольшая действующая модель с лазером, показывающая природу света, один из диктофонов Светланы Алексиевич и многое другое. Гид, кажется, в настоящем восторге от произведений Алексиевич и настоятельно рекомендовала нам почитать ее книги. Также она регулярно обращалась к молодой аудитории и говорила, что надо стараться и зарабатывать больше премий для России. Правда, пройдясь по конкретным людям из зала, она почему-то тактично пропустила нас с Аней. Видимо, лица у нас не очень располагающие.

После этого нас отводят в «концептуальный зал». Там выставлены образчики современного шведского искусства, воплощенного, в основном, в форме бумажной одежды. Кажется, Светлана Бень была недалека от истины в своей песне о красивых ногах.

Помимо прочего, в зале мы обнаруживаем скамейки с наушниками. Естественно, в шутку, я говорю о том, что в них наверняка играет суровый блэк-метал. Каково же было мое удивление, когда оказалось, что я почти угадал: в наши уши ударил довольно жесткий нойз, иногда перемежавшийся странными фразами на русском языке. Оказалось, что мы подошли к стенду, на котором проигрывались отрывки из произведений или интервью Алексиевич под такой вот странный аккомпанемент. Помимо этого мы обнаружили еще пару подобных лавочек, и на одной из них играла музыка звезд. Возможно, вы слышали прекрасную новость о том, как астрономы записали музыку на основе звездных колебаний. Я точно не уверен, но, по всей видимости, это была она.

Покончив с музеем, мы обнаруживаем, что наше время в Стокгольме стремительно подходит к концу и отправляемся прямиком к метро, о котором мы так много читали перед поездкой: почти вся синяя ветка городского метро выбита прямо в скальной породе без особой шлифовки, но с небольшими украшениями, что делает каждую станцию маленьким музеем. В итоге, из-за временных рамок, мы проезжаем по синей ветке всего одну станцию, оказываясь неподалеку от королевского дворца, где нас как раз ждет автобус, но стокгольмское метро навсегда западает нам в сердце. Оно действительно великолепное и да — это еще один повод вернуться сюда: хочется проехать по всей ветке, выходя на каждой станции и любуясь происходящим вокруг. Мы настолько удивились, что даже почти ничего не сфотографировали и вспомнили о том, что у нас есть камера только в момент подъема по эскалатору.

До отправления остается 10 минут, но мы не можем пройти мимо красоты местных каналов. В этот раз мы уже вооружены камерой, так что последние минуты тратятся на создание фотографий и мы еле успеваем на наш автобус, забегая в него ровно тогда, когда он собирается отправляться.

Вечер на пароме не очень отличается от предыдущего, не считая того, что в обратную дорогу мы все-таки заказываем себе ужин. С одной стороны, это стоит 36 евро на человека, что, с учетом курса, цена довольно кусачая, с другой стороны — бесплатное вино! Ну и, конечно, очень вкусная еда, хотя моя спутница немного разочарована отсутствием повара, который бы приготовил ей пасту. Ну а дальше нас ждет сытый просмотр новогоднего спецвыпуска Шерлока и виски в каюте.

Часть четвертая. Порвоо и возвращение.

Хельсинки встречает нас непроницаемым слоем тумана: выйдя на завтрак мы понимаем, что разглядеть в окнах хоть что-нибудь абсолютно нереально. А еще Хельсинки встречает на суровым морозом. Когда мы оставляли город, в нем было около -15, когда вернулись — уже -22. И это при том, что в Стокгольме температура была лишь самую малость ниже нуля.

Вид с разных сторон на одни и те же сараи

К счастью, долго мерзнуть нам не приходится — перекинув вещи с корабля на автобус, мы отправляемся в Порвоо — маленький городок с большой историей. Именно здесь произошел сейм, на котором Александр I утвердил широкую автономию для Великого княжества Финляндского, сохранив им конституцию и объявив финский язык государственным внутри этой автономии. Все очень серьезно для городка, у которого даже часы на ратуше не настоящие, а нарисованные. Ну,точнее, настоящим является всего один механизм из четырех, расположенный над главным входом.

Также в городе имеется очень красивая церковь, издалека напоминающая теремок из известной сказки. К сожалению, внутрь нам попасть не удается — там проходит крещенская месса, но мы заглянули одним глазком через щель между дверьми. Внутри не оказалось ничего особенного интересного, но было забавно когда монашка подошла к двери и максимально добрым тоном попросила нас выметаться оттуда.

В итоге, нагулявшись по Порвоо, мы заходим в местный универмаг, купить немного еды в дорогу, а заодно я решаю взять банку того странного напитка, что мы пили на корабле. Когда мы подходим к кассе, продавец просит нас предъявить удостоверение личности и я, не моргнув глазом, показываю ему свой паспорт. По каким-то, неведомым мне причинам, он решил спросить паспорт и у Ани, а узнав, что с собой у нее его нет, отказывается продавать нам напиток. Это было настолько странно, что я даже не подумал о том, чтобы возопить «Эта женщина не со мной! Зачем вы спрашиваете ее паспорт?!». В итоге этот странный и немного сюрреалистичный момент оказался нашим самым ярким впечатлением от этого маленького городка. Немного удивленные, мы возвращаемся в автобус и с этого момента начинается наше возвращение домой.

Дорога до Питера не вызывает особых проблем, а пограничница на российской стороне даже поздравляет меня с днем рождения. Нам сообщают, что в Петербург мы прибудем в районе 21:30, что нас несколько расстраивает — поезд у нас в 5:30 утра и мы совершенно не знаем что делать эти восемь часов. В итоге решение было выбрано самое простое — мы сняли номер в отеле. Нашли самый дешевый двухместный вариант и он, к нашему удивлению, оказался очень даже приличным. Вот только стены картонные, а потому мы слышали все, что происходило в соседней комнате.

Но прежде чем обнаружить все эти нюансы, мы решили проверить наши билеты, чтобы уточнить время выезда. И вот тут скрывалось самое интересное: билетов не оказалось! Мозг начал судорожно рисовать картины воспоминаний и я осознал, что мы выбросили билеты на пароме, вместе с путеводителем, в который они по случайности затесались. Я видел их среди бумаг в первый день, но совершенно не вспомнил в последний, когда мы решили избавиться от лишнего барахла.

Благослови господь Wi-Fi — мы тут же начали искать что можно сделать с этим недоразумением и обнаружили, что, в принципе, билеты довольно легко восстанавливаются, надо только прийти на вокзал и поговорить с дежурным. Вот только затянуться это может на час, а то и на два. Кажется, проблема с отсутствием дел решена.

Через силу мы выталкиваем себя на мороз и идем пешком до Московского вокзала. На наше счастье, он был всего в 15 минутах ходьбы от хостела. На вокзале мы обнаруживаем, что дежурного там нет, да и вообще принимает он с часу до двух, в первый понедельник месяца, при условии, что за ночь до этого на небе была кровавая луна. Однако большую часть его функций может выполнить старший кассир, так что к ней мы и направляем свои стопы.

Старший кассир оказывается просто мировой женщиной, которая помогает нам прорваться через дебри бюрократии РЖД и консультирует по абсолютно каждому возникающему и не возникающему у нас вопросу. Главная сложность заключается в том, что билеты взяты по тарифу “День Рождения” и восстанавливать их несколько сложнее. В итоге, спустя полчаса, мы снова подходим к ней с восстановленными билетами — изначально мы подумали, что в принципе можно, раз пошла такая пьянка, поменять их на более удобное время, но передумали и решили спросить, подойдет ли та распечатка, которую нам выдали, для посадки на поезд. Вломившись без очереди на «только спросить», мы заняли эту великолепную женщину почти на 15 минут: услышав наш вопрос, она взяла протянутые ей билеты, выбежала из помещения и пропала. Люди, стоявшие за нами, восприняли это вполне спокойно, но, буквально за несколько секунд до ее возвращения, один из ребят стоящих за нами восклицает: «Боже, ребята, что вы с ней сделали?!». Как оказалось, это время ей понадобилось для того, чтобы позвонить всем дежурным и предупредить нас, сделать фотографию этого странного билета, уточнить нужную информацию и поставить на него свою печать одобрения.

Покончив со всеми делами, мы возвращаемся в хостел и допиваем бутылку виски. Забавно осознавать, что все путешествие этот сосуд неизменно сопровождал нас и ушел в том же городе, в котором и появился.