О жизни в широком понимании

Beat! beat! drums!-blow! bugles! blow!
Make no parley-stop for no expostulation,
Mind not the timid-mind not the weeper or prayer,
Mind not the old man beseeching the young man,
Let not the child’s voice be heard, nor the mother’s entreaties,
Make even the trestles to shake the dead where they lie awaiting
 the hearses,
So strong you thump О terrible drums-so loud you bugles blow.
Walt Whitman

Нет, я не призываю вас творить беспредел, я лишь хочу сказать, что весь этот мир случается с нами всего один раз. Берите его, тратьте своё время как угодно, только не опускайте руки и не грустите. Делать это так же бесполезно, как и обижаться на других людей. Ни то, ни другое не принесёт никаких плодов. Серьёзно, я не слышал ни одной хорошей истории, начинающейся с фразы: “Я очень обиделся на своего друга/отца/кота, после чего в моей жизни произошло множество удивительных вещей”. Единственное, что может произойти в жизни в таком случае — это злость и разочарование.

Мы часто видим близких нам людей чересчур положительно. Родителей, потому что они нас воспитали и с детства были образцами в очень многих вещах. Друзей, потому что они поддерживают нас по жизни, и мы отвечаем им тем же. Любимого человека, потому что мы проникнуты к нему симпатией, которая чем сильнее, тем больше имеет слепых зон. Такие установки о людях, которых мы знаем довольно долго, приводят к разочарованиям. Чаще всего — в самых подлых вопросах: бытовых и денежных. Не зря многие предприниматели советуют не делать бизнес с друзьями. Слишком велик риск того, что вы не только не запустите бизнес, но и потеряете друга.

Всё дело в том, что когда мы строим свои планы и ожидания по поводу того, как всё может произойти в следующий момент времени, мы часто не соотносим это с тем, что происходит в головах у других людей. Об этом в своём видео говорит мудрейший духовный учитель Муджи. Мы понимаем множество сложных вещей: в математике, искусстве, экономике, но никаких не можем понять людей вокруг себя.

Непонимание превращается в конфликт, и мы злимся. Проблема здесь заключается в том, что несмотря на широко известную истину о том, что в любом конфликте всегда виноваты обе стороны, во время яростного спора об этом никто не вспоминает. Все заняты только доказыванием свей правоты. Это заложено в нас на уровне инстинктов, как у животных, которые бьются на смерть за звание вожака. И мы, как животные, упорствуем, подбрасывая всё новые и новые дрова в костёр. Это делает конфликт ещё более агрессивным и рождает злость.

Стоит ли всех этих усилий и эмоций та истина, которую мы отстаиваем? И не в том ли заключается истина, что мы уделяем слишком мало внимания своим эмоциям и восприятию окружающего, слишком просто увязаем в рутине и печемся о выдуманных проблемах.

Как говорит Гай Винч, мы соблюдаем гигиену физическую, с детства приучены к тому, чтобы дважды в день чистить зубы, мыть руки с мылом и т.д. Однако психологическая гигиена остаётся при этом на уровне средневековья. Родители наказывают своего ребёнка, если тот ведёт себя плохо и не слушается. Это больше напоминает дрессировку, чем воспитание. Мы укрепляем в детях рефлексы, не давая им никакого понимания о природе вещей, которые с ними происходят. Мы сами не понимаем, что есть источник ревности, гнева, апатии. И это продолжается из поколения в поколение. Мало кто говорит о своих ощущениях, мало кто задаёт своим близким вопросы о том, что они чувствуют, о чём думают. Не принято лезть человеку в душу, между тем как именно это и есть ключ к пониманию друг друга, к построению прочных отношений с другим человеком.

Немногие люди в состоянии признать, что находятся в депрессии. Ещё реже кто-то может признаться в этом другим. Из-за депрессии и неопределённости мы ведём себя странно, напиваемся, уходим в себя, не сознавая при этом причину, почему нам так плохо. В конце концов, мы настолько привыкаем к этому состоянию, что уже не в силах разобраться в собственных желаниях и страхах, а наша ментальность не позволяет нам признаться в этом даже самым близким людям.

При этом, независимо от состояния своего эмоционального фона все стремятся быть (читай: казаться) успешными. В этом стремлении не было бы ничего плохого, если бы оно не превращалось в создание выдуманного образа себя: счастливого, богатого, улыбающегося с идеальных фотографий. Технологии только способствуют этому. В эпоху опутывающих всю планету коммуникаций мы становимся более закрытыми. Даже телефонный звонок расценивается как вторжение в зону личного комфорта. В больших городах мы не знаем своих соседей, считая это архаизмом, и часто путаем индивидуализм с эгоизмом.

Вся жизнь проходит в погоне за признанием. С раннего возраста мы получаем установки: успех — это хорошо, неудача — плохо. У всех нас есть кумиры, однако не все знают, через сколько поражений они прошли, прежде чем действительно чего-то достигли.

В школе самым важным ученику кажется то, что о нём думают сверстники. Но спросите любого взрослого, какова была его самая большая ошибка в юности, — и он, скорее всего, ответит, что его слишком заботило мнение окружающих.
Пол Грэм

Человечество уже миллионы раз на практике доказало несовершенность нынешней системы ценностей и поведенческих установок. Однако нам по-прежнему трудно представить кого-то смеющегося после провала на экзамене или неудачи на работе. Мы высмеиваем тех, кто пересказывает нам прописные истины. “Жизнь — игра” — звучит отовсюду. Можно бесконечно повторять эту фразу, но по-настоящему понять, что это значит, можно только выйдя из образа и потока мыслей, которые прочно связаны с самоидентификацией. Отбросьте имя, место рождения, свою работу, — без них вы вне игры.

Наиболее распространенные формы отождествления Эго — это обладание чем-либо, например, занимаемая должность, или социальный статус и общественное признание, степень информированности и уровень образования, физическое состояние и внешний вид, особые способности, редкое знакомство, личная и семейная история, система убеждений, а также часто политические, националистические, рассовые, религиозные и другие формы коллективной идентификации.
Ничем этим ты не являешься.
Экхарт Толле

Это трудно сделать, потому что мы вкладываем огромные силы в создание своего “лучшего Я”, и сбросить его даже на мгновение значит признать, что всё наше самовосприятие, все вещи, которые кажутся такими важными — иллюзия.

Хотя зачастую мы просто видим важные нам вещи не с той стороны. Проблема здесь заключается в том, что иногда требуется целая жизнь, чтобы понять это. В 18 лет Сиззл Рил начал снимать диалог со взрослой версией себя, который он закончил, когда ему исполнилось 56. Его проект позволяет увидеть на примере чужой жизни — как много меняется в человеке из-за того, что ему приходится подстраиваться под бесконечно меняющуюся среду.

Это и есть жизнь. Не чёрное и белое, не успехи и неудачи, а скорее череда ситуаций, большинство из которых двойствены и в своём итоге несут одновременно как положительные, так и отрицательные последствия, а наша задача состоит в том, чтобы постоянно подстраиваться, принимать одни из них и нейтрализовывать другие.

— А далеко до этой комнаты? 
 — По прямой — метров 200. Да только тут не бывает прямых.
к/ф “Сталкер”, реж. А.Тарковский
One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.