О фашизации РПЦ

Продолжается трансформация Русской православной церкви в правоэкстремистскую организацию фашистского типа — https://www.facebook.com/GraniRu/posts/951078271596698

Николай Митрохин:

Сан епископа получил тесно связанный с чёрносотенными организациями настоятель московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов). В течение как минимум полутора десятилетий общественно-политическая репутация мешала ему перейти из церковных “офицеров” в “генералы” — несмотря на успехи в пропагандистской деятельности (издательство Сретенского монастыря является крупнейшим в РПЦ) и тесные связи в государственном истеблишменте. Теперь приличия отринуты, а путь к большой церковной карьере открыт.

Другим решением Синода была образована совместная комиссия Русской и Болгарской православных церквей по вопросу канонизации архиепископа Богучарского Серафима (Соболева). Подчёркивается, что она была создана по личной инициативе патриарха Кирилла, 5 мая обратившегося к главе болгарской церкви с соответствующей просьбой. Эмигрировавший из России и ставший одним из руководителей Болгарской церкви Серафим известен не только как фактический основатель современного болгарского монашества. Он автор многих ксенофобских сочинений, демонстрирующих (как и у любимого Путиным и Михалковым философа Ивана Ильина) смесь современного им русского национализма и ненависти к инаковерующим. В 1930-е годы он активно боролся с богословами школы парижского Свято-Сергиевского института, настаивая на отказе от любого межконфессионального сотрудничества. Ну и, разумеется, как и другие “карловчане” — европейские епископы РПЦЗ, — активно сотрудничал с нацистами. Что не помешало ему, как русскому патриоту, после войны столь же успешно сотрудничать со сталинским режимом.

Самым заметным русским учеником и выдвиженцем Соболева был молодой эмигрантский священник, известный нам как протоиерей Всеволод Шпиллер. В немалой степени под воздействием идей своего учителя он в 1949 году вернулся из Болгарии в Москву, где в должности заместителя главы ОВЦС был влиятельным церковным чиновником. Однако затем его идеи вошли в противоречие с политической реальностью и он, сохраняя пост настоятеля московского храма Николы в Кузнецах, стал столь же влиятельной фигурой в неофициальной церковной жизни. В частности, он активно поддерживал структуры церковного сопротивления, которые пытались совместить правые взгляды с правозащитной риторикой ради обретения духовенством и РПЦ в целом большей самостоятельности.

Вокруг Шпиллера сформировалась группа молодых учеников из среды московской интеллигенции. В начале 1980-х они стали священниками, к середине десятилетия вступили в конфронтацию со своими бывшими товарищами, выбравшими более либеральный образ церковного будущего, в годы перестройки основали самый успешный церковно-образовательный проект новой эпохи под названием Свято-Тихоновский православный богословский институт, а в начале 2000-х в результате большой и успешной интриги стали ведущей идеологической группировкой в РПЦ. Один из этих священников — известный своей агрессивной ксенофобской и экстремистской риторикой (и причастностью к как минимум одной крупной насильственной акции) глава Патриаршей комиссии по делам семьи и молодежи протоиерей Димитрий Смирнов. Он же фактически выполняет функции церковного куратора для экстремистской группировки “Божья воля”.

Идеологически значимым свершением Синода стала и резолюция по докладу протоиерея Всеволода Чаплина, председателя синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества, “с предложениями по противодействию неоязычеству”. Синод постановил: “Считать обоснованной озабоченность усилившимся распространением неоязычества в странах канонической ответственности Московского Патриархата, в том числе в культурной и информационной сфере. Подчеркнуть необходимость более активной работы на общецерковном и епархиальном уровнях с целью опровержения неоязыческих заблуждений. Данную работу необходимо вести прежде всего с молодежью, сообществами спортсменов и спортивных болельщиков, участниками военно-патриотических клубов, сотрудниками правоохранительных органов и лицами, находящимися в местах лишения свободы”.

Это ответ на ставший явным в последние годы провал работы Московской патриархии с “социально близкими” категориями молодежи. Несмотря на стремление патриархии обратить энергию правых экстремистов и милитаристов в молодежной среде себе на пользу, реализуя концепцию военно-спортивных клубов при приходах (а в каждом регионе таковых по паре-тройке штук имеется обязательно), всё больше заметно, что вялая, с точки зрения экстремистов, позиция РПЦ не устраивает “пасомых”. Символом этого стал нашумевший в 2013 году отказ популярного в среде русских националистов боксера Александра Поветкина от православия и фактически заявленный им через публично демонстрируемые татуировки и амулеты переход в неоязычество.

Но, может быть, в данном случае Московская патриархия и в самом деле заботится о нравственности молодежи? Это можно было бы допустить, если бы патриархия и патриарх лично не нанимали тех самых правых фанатов и неонацистов себе на службу в качестве личной охраны. Да и в тексте решения Синода нет ни слова осуждения “спортивных болельщиков” — а ведь они создают себе идолов и поклоняются им, что является прямым нарушением заповеди “не сотвори себе кумира”.

Вот эти решения Синода, бьющие в одну точку, являются, на мой взгляд, признаками фашизации руководства церкви. “Фашизация” в данном случае — академический термин, описывающий процесс индоктринации субъекта общественного пространства определённым комплексом идей и практик. Находясь под властью коммунистического режима, РПЦ в своем идеологическом развитии оказалась заморожена на семь десятилетий и сейчас проходит те же стадии, которые прошли крупные христианские церкви Европы на протяжении ХХ века. Если при Алексии II преобладало “премодерное” мистическое черносотенство, то РПЦ эпохи Кирилла перешла в стадию модерных фашистских опытов, характерных для Европы 1920–1930-х годов. Рассуждения церковных иерархов о роли “национального лидера”, о чаемом “единстве народа”, о священном долге войны, об особых правах коллективных субъектов, более важных, чем права индивидуальные, и даже особое внимание к молодежи — всё это из той эпохи и из той риторики. Равно как и милитаризированные молодежные организации при церковных общинах.

Поэтому всё, что связано с русским исповеданием фашизма и других версий правого радикализма, которое было очень популярно в русской эмиграции 1920–1930-х годов, сейчас в церкви только приветствуется. И последние решения Синода об этом свидетельствуют … [в сокращении]

Александр Невзоров: Уроки Атеизма — https://youtu.be/DMmbVB1Zt1Y

Like what you read? Give Валерий Клушин a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.