Файл «жизнь» ==> «сохранить как»

В этом нескончаемом информационном потоке текст обречён на гибель; к тому же, если этот текст – личностная дребедень, которая как рой мух витает под крышкой черепа. Чуете сравнение?

Рой мух, черепная коробка. Не над цветочными думами они там витают.

Мысли с душком, с привкусом гнили.

Так получилось, но так было не всегда.

Обыкновенные строчки, ничего не значащие для читателя, на самом деле, боль автора.

Не писать нельзя, нет! Слова приходят в неподходящий момент, словно на мгновение все вокруг замирает, и в эту секунду бьет разряд. Куда ты дурачок собрался от него сбежать?

За этими словами не спрячешься. Пишешь то каждый раз о себе, о своем мире, вуалируешь все другими образами, но кого обманешь?

Каждая строчка – ты, о тебе, тобой дышит.

Надо быть закрытым, меньше говорить, больше слушать; только кто такому научит?

Пощёчина – лучше слов. Слова бесконечны, удар отрезвляет моментально. Придаёт пикантность моменту, вносит интригу: а что теперь?

Теперь попробуй отрезвить словами. Расскажи как любил, как позволял любить себя, а потом что-то надорвалось и ты, в распахнутом пальто, стоишь в ночной тишине, пытаясь подобрать слова. Непонятная дрожь; то ли от страха, то ли от холода, или от не-до-по-ни-ма-ни-я.

Жизнь – текст. Большой, несуразный, с кучей правок, меток, дополнительных пунктов со звездочкой. Заголовок вроде был многообещающий, тема подобрана неплохо, а исполнение хромает. Или допустил ошибку и давай исправлять по буквам. Потом сверху зачеркнул – стало ещё хуже. Новый текст пытаешься наложить дополнительным швом на старый шов, такая грязь выходит.

Какой тут свет в конце туннеля.

Герои жизни а-ля текста тоже какие-то неправильные. Жить и радоваться – так не бывает. Простота пугает, сложное притягивает, страх заставляет ощущать, что ты живой. Живой и можешь чувствовать.

Можешь. Чувствовать.
Можешь?
Чувствовать?

Так в полузабытом баре, где некогда было подарено столько поцелуев и обещаний, да всё не тем, смотришь на него и пытаешься уловить. Почувствовать импульс, убедиться, что необходим. Шепотом умоляешь, чтобы он к тебе не прикасался, нет, не потому что противно. Дело в другом. Возьми он за руку – и веди куда угодно, в этом опасность.

Опасность отдавать себя всю без остатка; потом метаться по комнате с пустой душой в поисках наполнителя/заменителя.

Ох, уж эта иносказательность. Любовь к возвышенному и утонченному. На каком заводе штампуют подобное? Где это гнездо, которое нужно выпотрошить прямо сейчас.

Жизнь, то есть текст, продолжается. Дальше может быть что угодно: она может отдать ключи (надо было раньше, но не срослось), купить билет и исчезнуть. Он может решить все за двоих и закончить то, что не смогла она. Текст будет перечеркнут. После фразы: «конец» появится фраза глава 2.1. Не получится с этой главой напишем новую: 2.2, версию 3:0, и так пока жизнь не закончится.

У электронного текста явные преимущества. Его можно завершить так, как угодно тебе, можно удалить без возможности восстановления.

Удалить ошибку в тексте/жизни нельзя. Перечёркивай. Перелистывай страницу, заштриховывай. Ошибка не исчезнет. Все будет иначе, но контур прошлых слов не отпустит. Он лишь на время побледнеет, но окажется на поверхности тогда, когда ты меньше всего будешь ждать.

Тебе решать, когда необходимо все завершить, когда наступит то самое время все закрыть и поставить последнюю точку. Разгребать последствия – твоим героям.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Ekaterina Levushkina’s story.