Bridge to the planet of the apes

Война за планету обезьян — лента ничем особенным не ценная, кроме очередного каталога достижений компьютерной графики и анимации с захватом движений. Финальный катаклизм, решающий исход противостояния, откровенно читтерского оттенка; кроме того, вполне ясно, что местечковая драчка на Тихоокеанском побережье Северной Америки никак не способна решить судьбу конфликта двух видов.

Во-первых, в предположении, что разумных обезьян и выстоявших против вируса обезьяньего гриппа людей хотя бы поровну, места на планете им все равно хватит.

Во-вторых, даже на современном уровне развития (кардашевский индекс Земли близок к 0.7) человечество сформировало неплохой катастрофный стэк, где содержатся, например, знания о технологии производства отравляющих веществ и летательных аппаратов тяжелее воздуха. В любом сколько-нибудь реалистичном постапокалипсисе на руинах погибшей культуры еще десятилетиями и веками продолжают копошиться стервяники, выскребая все ценное, прежде всего, разумеется, оружие, электронику, нефтепродукты и консервы. Поэтому даже у очень умных, по обезьяньим меркам, созданий нет шансов выстоять против даже очень ослабленного болезнью человечества.

Впрочем, я могу проголосовать против изображения людей жестокими идиотами в летнем голливудском блокбастере лишь так, как голосую обычно по результатам его просмотра: антирекламой в кругу друзей. Да, кстати, вы не забыли, что режиссеру этого творения предстоит перезапуск бэтменианы, а сценаристам — пахота на токсичных пажитях Пандоры?

Вероятно, немногие зрители Войны за планету обезьян по кинозалам мира помнят, что вся эта франшиза основана на романе Пьера Буля, умеренно забавном (выдержанном в традициях французской классической сатиры) и почти ничего общего с трилогией Ривза не имеющем. Непохоже, чтобы об этом помнили и рунетовские обозреватели. Так, Кино-Говно сообщает нам:

От этого фильма веет холодом и безысходностью. Мэтт Ривз вообще мастак по части депрессивного кино, но теперь создатели идут ещё дальше, расшаркиваясь перед Пьером Булем за его оскароносный «Мост через реку Квай»… Уникальность же франчайза заключается в том, что обезьяны — начиная со второй части — главные действующие лица этого повествования.

Тот факт, что автор считает своим долгом особо отметить отсылки к Пьеру Булю, уже достоин восторга, но при внимательном чтении отрывка заметно, что в представлении обозревателя Мост через реку Квай является оригинальным сценарием, а не экранизацией; Буль же — его адаптатором. Легко убедиться, что это мнение не отвечает действительности: сценаристы фильма были вынуждены прикрыться именем Буля, получившего “Оскар” за них, только потому, что сами числились в черных списках Голливуда маккартистской эпохи.

Но Мост через реку Квай вообще породил множество недоразумений, начиная хотя бы с того, что на самом деле такого моста никогда не существовало, а ныне предъявлямый туристам переброшен через речку поблизости от места развития событий, специально переименованную после успеха картины.

LoadedDice