Cold sweat and lowdown

Как выходец из Федеральной Империи Человека, я не очень высокого мнения о журналистике, особенно социально-политической и экономической, поскольку независимых СМИ в xUSSR практически не существует, хотя по мере удаления от областей обывательских интересов степень их профессионализма постепенно повышается. Впрочем, даже в таких специализированных отраслях, как бытовая электроника и спорт, уровень рунетовской (под этим термином я понимаю инфосферные сегменты всех стран старого Союза) журналистики совсем не так высок, как хотелось бы в сопоставлении с англоязычной. А там заруба за каждую звездочку на фюзеляже идет нешуточная, и попытки застолбить делянку на поле самого сенсационного интервью или журналистского расследования года часто сопряжены с нешуточной опасностью для здоровья (вспомните хотя бы историю с Эдвардом Сноуденом). Неведомо, что принесет нам новый год, но нельзя исключать, что автор и персонаж самого остросюжетного интервью (и одновременно расследования) в нем уже определены.

Персонаж никакого отношения к журналистике не имеет, но это частое явление, а вот внештатный статус интервьюера может удивить и спровоцировать сомнения в том, достоин ли он Пулитцеровской премии либо ее ситуативного аналога. Это Шон Пенн, а интервью он брал (вместе с мексиканской коллегой по профессии Кэйт дель Кастильо) у человека, официально объявленного в Америке преступником № 1: главы синалоанского наркокартеля Хоакина Гусмана Лоэры по прозвищу Коротышка (El Chapo).

Разговорить Гусмана Шону Пенну, если честно, не удалось, и ответы наркобарона на его вопросы не слишком интересны. Любопытнее ознакомиться с предысторией встречи Пенна и Коротышки, которая сама по себе достойна голливудского боевика.

Ах да. Так получилось, что интервью увидело свет на страницах Rolling Stone в тот самый день, когда Хоакина Гусмана поймала (или сделала вид, что поймала) мексиканская полиция. Вероятно, если бы это случилось раньше, Шон Пенн лишился бы либо свободы (за пособничество беглецу от правосудия), либо головы, по классическому синалоанскому способу с погребением заживо в багажнике сброшенного в воду автомобиля. С другой стороны, Пенн известен своими левыми взглядами, деятельно помогает нуждающимся латиноамериканским стратам и был хорошим знакомым покойного венесуэльского президента Уго Чавеса, поэтому нельзя исключать, что Гусман заранее снял с него перед подчиненными все возможные подозрения.

В мексиканскую тюрьму Гусмана вряд ли вернут (в июле прошлого года он уже скрылся оттуда через канализацию в стиле Побега из Шоушенка), так что Коротышку, скорее всего, ожидает экстрадиция по запросу ФБР и Управления по борьбе с наркотиками.

Если бы журналистская зависть была измерима в каратах или унциях, Шона Пенна и Кэйт дель Кастильо сегодня уже бы раздавило в кашицу под ее тяжестью. По сообщениям от редакции Rolling Stone, они отказались от гонораров за интервью, но если часом положенная за голову Гусмана награда им будет выплачена, ее вряд ли хватит на съемки основательно размашистого байопика — таковы реалии нынешней голливудской конъюнктуры. Придется искать внешние источники финансирования, однако я почему-то не сомневаюсь, что Пенн их отыщет. В конце концов, одним этим интервью он теперь заставит сравнивать себя с великим Хантером Томпсоном.

LoadedDice