Excessive counsel

В продолжение ранее сделанного наблюдения о трудностях перевода интеллектуально усложненных текстов с английского рассмотрим несколько более простых примеров, не требующих знания английской рок-культуры середины 1970-х.

В романе Excession, также входящем в цикл о Культуре и ранее опубликованном по-русски под названием Эксцессия, фигурирует корабль под названием (по версии переводчика) “Только настоящие морские волки”. В оригинале его зовут “Serious Callers Only” (“Доступен только для серьезных абонентов”). Откуда в данном случае приплыли в космос Культуры морские волки, навеки останется загадкой для тех, кто предпочтет оригиналу найденный у букинистов машинный перевод за 50 рублей.

Слово council по-английски может означать одновременно “консул” и “совет”, в смысле — совет как организацию, а созвучное counsel значит еще и “совет” в смысле рекомендации, или же “адвокат, юрисконсульт”. Эти слова и пишутся похоже, так что их часто путают, как в гнезде значений (“Железный совет” в названии романа Мьевиля вместо “Железного консула”), так и между собой. В случае названия “Sober Counsel” переводчик Excession получил “Печального консула” вместо “Здравый совет”.

В некоторых случаях переводчик расширял текст оригинала:

The emissary of the war vessel Attitude Adjuster smiled again.
Эмиссар военного судна “КорСет”, которое на язык гуманоидов переводилось бы приблизительно как “Тянем-Потянем”, вновь улыбнулся.

Стоит отметить, что в эпизоде, откуда почерпнута эта фраза, никакими гуманоидами и не пахнет, поскольку аватар корабля общается с расой, чьи представители более всего напоминают газовые баллоны со множественными щупальцами и птичьим клювом вместо крана.

Сокращение “корсет” невольно вызывает в памяти помпилианцев Олди, но это, скорее всего, плод совпадения.

Имена у газовых баллонов со щупальцами “говорящие” (например, GreyDawn = “Серый Рассвет”), так что при переводе их следовало бы передать в буквальном значении, а не привносить во вселенную Культуры неожиданные британские акценты, перемежаемые, впрочем, слогом русских былин:

Ребятушки! Братцы-воины! Никто не чувствует боль от потери наших боевых товарищей так, как я. Однако наша миссия остается прежней. Пусть же победа станет и возмездием. Сила, которую мы завоюем для нашего рода, даст нам в руки оружие против убийц!
Запоминающийся почерк. Прям-таки рука мастера. — написал “Тяжкое Признание” на одном из экранов перед Грейдауном.

Как видите, не такой уж и даун этот Грейдаун. Особенно если учесть, что здесь текст, напротив, сокращен по сравнению с оригиналом, и на самом деле в предыдущем абзаце произошло примерно следующее:

The attacker’s duplication of a Culture vessel’s emission signature spectrum and field was astonishingly authentic, the Heavy Messing wrote on one of the screens in front of Greydawn.
“Атакующий корабль воспроизвел излучательный спектр и полевую структуру корабля Культуры с поразительной точностью”, возникли на одном из экранов перед Серым Рассветом слова “Крутой разборки”.

Ну и так далее: едва ли не в каждой главе переврано или сокращено до четырех пятых текста. Одним словом, букинистам букинистово, а сборщикам макулатуры сборщиково.

LoadedDice