From graves to Ritchies comes New Man

Пьер Тейяр де Шарден, пожалуй, единственная фигура в истории католической церкви XX века, о которой споров за пределами этой корпорации ведется больше, чем внутри нее. Нельзя сказать, что не возникает сомнений на тот предмет, достоин ли этот человек считаться святым, пророком или основоположником особой синкретической религии: конкретная характеристика определяется вкусами рецензента, но все, кроме совсем уж откровенных еськовообразных нытиков вроде Докинза, признают, что де Шарден безусловно вышел за рамки современных ему религиозных структур и должен рассматриваться как явление особое; в епископальной церкви США де Шардена даже поминают 10 апреля, хоть он традиционно и причисляется к католикам. Впрочем, позиция Докинза, кажется, объяснима тем, что он воспитывался в русле скептической школы, склонной подозревать за де Шарденом зачистку следов в делах синантропа и пилтдаунского человека. Оснований для этого имеется примерно столько же, сколько ожидать от Дэна Брауна правдоподобного сеттинга в романах о Лэнгдоне.

Персона Тейяра де Шардена часто упоминается или обыгрывается в литературе и кинематографе. Довольно тривиальным будет замечание, что именно с него списаны Поль Дюре в Гиперионе Дэна Симмонса (для особо непонятливых Симмонс заставляет Дюре избрать папское имя Тейяра I), а также отец Телемонд в Башмаках рыбака. А вот другая атрибуция, с отцом-иезуитом Ланкэстером Мэррином в Изгоняющем дьявола Уильяма Питера Блэтти, на поверку оказывается более шаткой. Начать с того, что образу Мэррина в работе Блэтти попросту недостает шарденовской интеллектуальной глубины, как бы автор ни пыжился (если вообще заподозрить у него такую цель), да и трудно себе представить в роли экзорциста де Шардена, который последовательно избегал голливудской персонификации добра и зла в своих трудах, придерживаясь пантеистической модели мироздания.

Но более серьезным контраргументом могут выступить цитаты из писаний Мэррина. Сочинить их сам Блэтти не удосужился; можно было бы ожидать, что они взяты из работ де Шардена. Однако, как прямо указывается в некоторых изданиях, взяты приписанные Мэррину фразы из Второй весны блаженного Джона Генри Ньюмена (1801–1890), англиканского священника и теолога из Оксфорда, впоследствии перешедшего в католицизм и удостоенного там кардинальской шапки.

Интересно отметить, что с фигурой Ньюмена также связано в некотором роде мистическое происшествие. Папа Бенедикт XVI благосклонно относился к этому религиозному деятелю и предпринял настойчивые шаги для его беатификации с прицелом на канонизацию — кардинал Ньюмен мог бы стать первым англичанином, возведенным католической церковью в лик святых, со времен Реформации. Католические теологи в 2008 г. провели вскрытие могилы Ньюмена с целью проверки состояния его останков и, буде они окажутся нетронуты, перемещения в раку. Однако нетленных мощей в гробу не оказалось, как, впрочем, и любых иных признаков тела Ньюмена. При обыске захоронения были обнаружены лишь некоторые личные вещи, положенные вместе с телом Ньюмена во гроб, а также фрагменты погребального савана. Судмедэксперты, проводившие анализ образцов почвы с места захоронения и дерева гроба, затруднились объяснить, каким именно образом возможно было полное разложение останков оксфордского мыслителя за сравнительно недолгий срок (если оно действительно имело место на этом кладбище), и выдвинули альтернативное предположение, что в действительности тела кардинала в гробу не было, либо же его оттуда извлекли ранее. Эта гипотеза была отвергнута защитниками прав ЛГБТ (при чем они здесь тут, расскажем дальше) и, собственно, ватиканскими гостями. Спустя некоторое время издательство Оксфордского университета сочло нужным переиздать биографию Ньюмена в новой, несколько дополненной версии, и снабдить послесловием, в котором были отражены результаты проведенной экспертизы. В послесловии Йен Кер (Ian Ker) и Поль Шавасс (Paul Chavasse) высказали мнение, что

…as a great man of the church and devoted to the saints himself, Cardinal Newman would have been the first to insist on obeying a request of the Holy See and the last to insist that his own personal wishes be regarded as immutable.
… как великий церковный деятель и почитатель святых, кардинал Ньюмен сам бы первый с радостью удовлетворил просьбу Святого Престола и последний стал бы возражать, что его личные пожелания в этом деле должны соблюдаться нерушимо.

У защитников прав ЛГБТ сам факт вскрытия могилы вызвал нескрываемое возмущение. Дело в том, что Ньюмен, согласно завещанию, был похоронен рядом со своим другом Эмброузом Сент-Джоном, и отношения двух мужчин при жизни носили несколько двусмысленный, особенно по меркам викторианской Англии, оттенок. Засим ЛГБТ-активисты сочли нужным взять кардинала Ньюмена под свою защиту, хотя биографы теолога настойчиво призывают их проводить последовательное разграничение между гомосексуальностью и крепкой мужской романтической дружбой, как сделано это, к примеру, в недавней экранизации Шерлока Холмса Гаем Ричи.

Как бы там ни было, а сторонники теории заговора вольны предполагать, что результат вскрытия могилы Ньюмена не оказался для Ватикана такой уж неожиданностью, как может представиться по реакции официальных лиц католической церкви. И действительно, на процедуру посмертного прохождения кардиналом Ньюменом бюрократических процедур этот загадочный случай никак не повлиял: в следующем году экспертная комиссия католических теологов единогласно признала, что бостонский дьякон Джек Салливан чудесным образом исцелился от признанного неизлечимым недуга позвоночника после молитвы у пряди волос кардинала Ньюмена. Для того, чтобы возвести Ньюмена в лик святых, необходимо еще одно теологически неопровержимое чудо, поиски свидетельств которого пока продолжаются.

Что же до гетеросексуальных устремлений кардинала, то в ранее упомянутом обновленном издании его биографии были преданы огласке ранее неизвестные страницы дневников, на которых Ньюмен высказывает сожаления по случаю обуявших его на рождественской вечеринке романтических порывов к знакомой девочке. Если верить биографам, Ньюмену на момент этой дневниковой записи было пятнадцать лет. Легко заметить, что Эмброуз Сент-Джон в то время еще пачкал пеленки и со Ньюменом по малолетству никак не мог познакомиться, поэтому насколько убедительным опровержением деликатных подробностей биографии Ньюмена является это вновь обнародованное свидетельство, судить вам.

Пьеру Тейяру де Шардену, насколько можно судить, в современной католической церкви статус блаженного или святого не светит, в отличие от вселенной Гипериона, — уж слишком неортодоксальны воззрения де Шардена для религиозной корпорации, которая до третьей четверти XX века продолжала огульно отрицать эволюцию (плоти и разума) как биосоциальный феномен, не говоря про техносферное ее измерение. И если римские первосвященники в последние несколько десятилетий относятся к тейярдовцам более благосклонно, чем при жизни де Шардена — генерал ордена иезуитов Влодзимеж Ледуховски или папа Пий XII, то в среде прелатов рангом ниже, особенно в Северной Америке, настроения куда менее толерантные.

Так, один из крупных канадских теологов монсеньор Винсент Фой, современник де Шардена (он отметил недавно столетний юбилей), в заметке под недвусмысленным заглавием Teilhard de Chardin: Arch-Heretic (Тейяр де Шарден: архиеретик) пишет:

Teilhard’s writings are full of heretical untruths condemned by the Church… As a religious evolutionist, Teilhard erroneously claimed that everything is “becoming” and evolving and that God is evolving. Patrick Redmond of the Fellowship of Catholic Scholars is the author of the book “From Adam and Eve to the Present” (Ave Maria Press, 2012). In it he notes that DNA can be scientifically traced back to our first parents, one man and one woman, which confirms Church doctrine that human beings were created by God, beginning with Adam and Eve, and they did not evolve from lower animals.
Писания Тейяра полнятся еретическими поклепами, осужденными Церковью… Как сторонник религиозного эволюционизма, Тейяр ошибочно утверждал, что все на свете “становится” и эволюционирует, что эволюционирует даже сам Бог. Патрик Редмонд из общества ученых-католиков — автор книги “От Адама и Евы к настоящему” (Ave Maria Press, 2012). Он отмечает в ней, что происхождение ДНК можно проследить научными методами к первым нашим родителям, мужчине и женщине, а это подтверждает церковную доктрину в том смысле, что человеческие существа созданы Господом, начиная с Адама и Евы, а не эволюционировали от низших животных.

История прохождения кардинала Ньюмена через круги интерфейса ватиканских спиритических планшеток наводит на мысль, что Тейяру де Шардену, пожалуй, еще повезло. К тому же он всю жизнь был неполиткорректно гетеросексуален и связан продолжительными пастырско-романтическими отношениями с американской скульпторшей и художницей Люсиль Свон, и защитникам прав гомосексуальных меньшинств в этом случае, как ни печально, защитить нечего.

LoadedDice