The most badass of them all

С теплым чувством смотрел я на свой ксилл — единственный аппарат, побывавший в антимире. От ударов, полученных на Сифане, на его куполе осталось всего несколько вмятин.

Франсис Карсак, Пришельцы ниоткуда


Кажется довольно логичным, что незадолго до премьеры второго сезона Звездного пути: Дискавери, чья сюжетная арка крепко завязана на Зеркальную вселенную, свет увидела работа, которая в некотором смысле обеспечивает физическим фундаментом эту давнюю идею голливудских сценаристов.

Правда, внедрение членов экипажа “Энтерпрайза” или “Дискавери” в зеркальный мир, построенный по принципам Бойла, Финна и Турока, имело бы довольно неприятные последствия.

Ведь в этой модели перевесу обычного вещества над антивеществом (барионная асимметрия), наблюдаемому у нас, соответствует… правильно, перевес антивещества над обычным (с нашей колокольни) веществом в Антивселенной.

Чтобы добиться такого результата и как следует отпинать уже более-менее мейнстримную концепцию космологической инфляции, авторы (следом за главным астрофизическим троллем Ее Величества сэром Роджером Пенроузом) предлагают лишить Большой Взрыв статуса “выделенной божественной сингулярности” и объявляют его сингулярность кажущейся, “вейлевской”.

В этом случае низкая энтропия (включая гравитационную) начальной Вселенной, источник существования всего нынешнего космоса, увязывается не с действием инфлатонного поля, но с требованием несингулярного характера поверхности Большого Взрыва, на которой наблюдается CPT-инвариантность. Вселенная, где соблюдается это требование при аналитическом продолжении метрики в прошлое “сквозь” момент Большого Взрыва, оказывается эквивалентна паре вселенных: обычной и зеркальной, которые возникают в стартовый момент из ниоткуда и развиваются вдоль стрелы времени, указывающей в направлении роста возмущений плотности прочь от этого момента как в будущее, так и в прошлое.

Математически такая переформулировка модели представляет собой гравитационную версию механизма Штюкельберга.

Легко заметить, что для этого фокуса, устраняющего координатную сингулярность, требуется дополнительное скалярное поле (дилатон), но частица, претендующая на роль носителя темной материи, порождается чисто гравитационным воздействием, а не “тепловой баней”, как излучение Унру: между CPT-симметричным состоянием Вселенной и вакуумом по версии “позднего” наблюдателя (вроде нас) наблюдается расхождение, ведь модель Вселенной Фридмана-Леметра-Робертсона-Уокера не обладает симметрией относительно отражения во времени. Зато с точки зрения “позднего” наблюдателя поток частиц темной материи от Большого Взрыва аналогичен излучению Хокинга при квантовом испарении черной дыры.

Хотя контакта с “тепловой баней” у частиц темной материи нет, рождаются они в этой модели уже нерелятивистскими, очень тяжелыми и холодными. Такому условию удовлетворяет единственный тип частиц-вимпов: правохиральное стерильное нейтрино, о следах которого сообщалось в прошлом году, но эта новость пока не получила одобрения большинства специалистов. Теоретически возможны еще две частицы этого сектора, но ввиду нарушения CP-симметрии они быстро распадаются, провоцируя лептонную и затем (в электрослабую эпоху Вселенной) барионную асимметрию… что нам и нужно.

Между прочим, первозданные длинноволновые гравитационные сигналы, проходящие “сквозь” Большой Взрыв, здесь исключены, так что передавать информацию между “половинками” одной Вселенной посредством эребонного бакена Пенроуза — дело безнадежное. Еще более мрачное предсказание модели — возможность переключения потенциала Хиггса в область “отрицательных частот” в далеком будущем и, следовательно, распада нашего вакуума: авторы не торопятся, как принято, списывать эту отрицательную моду в тахионный утилизатор. Им также не удалось объяснить температурных флуктуаций реликтового микроволнового излучения, хотя в тексте это слабое место достаточно умело закамуфлировано: “поздний” наблюдатель норовит отрастить себе больцмановский мозг.

Масса частицы-кандидатки в стерильные нейтрино получается на шесть порядков выше, чем у бозона Хиггса, поэтому для ее прямой фиксации может быть недостаточно не только БАК, но и его преемника, предлагаемого к постройке на середину века. Если, конечно, физика материалов за следующие тридцать лет не предложит принципиальных улучшений в конструкции детекторов темной материи.

LoadedDice