When gravity falls

Сабина Хоссенфельдер, известная сторонница теории заговора скрытых переменных, снова в бою. Теперь под прицелом фрау Сабины главное астрономическое открытие последних лет — гравитационные волны. Уже сам выбор места дискуссии — Forbes — указывает на то, что Хоссенфельдер проповедует не так перед коллегами по теоретической физике, как перед казуальными подписчиками новостных лент, которым довольно сложно понять, чем отличается LIGO от конструктора LEGO, зато гораздо проще уразуметь, что такое гендерные конфликты (а природа большинства материалов Сабины прямо-таки провоцирует критику, с трудом разложимую на профессиональные и мизогинические составляющие).

Если за открытие гравитационных волн в эксперименте LIGO еще не присудили Нобелевку, то в основном по двум причинам: во-первых, ее сейчас просто не принято присуждать так быстро, и считается хорошим тоном дождаться, пока число соавторов исследования естественным путем сократится до трех и менее (первый уже пошел, и, к сожалению, это русский); во-вторых, эффект не просто крайне тонкий (во вселенском масштабе его можно уподобить перехвату одной межконтинентальной боеголовки другой ракетой), а и потенциально судьбоносный для целого семейства теорий квантовой гравитации.

Хоссенфельдер опирается на работу датских исследователей, которые решили проверить, нет ли корреляции не только между сигналами, но и между шумами детекторов LIGO. И, к своему удивлению, выявили, что во всех трех зафиксированных доселе случаях наблюдения гравитационных волн коррелируют как сигналы, так и шумы, причем на двух предположительно независимых друг от друга установках — “плечах” огромного гравитационного интерферометра. По мнению авторов, задержка в 7 мс, имеющая критическое значение для идентификации одной и той же гравитационной волны этими детекторами, наблюдается и в отсутствие значимого сигнала, то есть между “нулевыми сигналами” в действительности также существует достаточно сильная кросс-корреляция.

Однако группа LIGO, к возмущению Сабины Хоссенфельдер, не спешит “закрывать” свое великое открытие и даже не слишком расположена к общению с датскими критиками. Основная претензия, выдвигаемая к авторам статьи, заключается в том, что постоянный слабый — однако значительный в сравнении с шумом— дрейф сигнала LIGO учитывается с помощью специальных алгоритмов, более сложных, нежели обычное преобразование Фурье, к которому прибегли датчане. Если этого не сделать, высок риск проявления фантомных пиков на высших гармониках временного окна выборки; в случае, когда границы окна заданы жестко, а не сглаживаются постепенно, должна, по мнению коллектива LIGO, наблюдаться именно такая ложная корреляция, о какой и отчитались оппоненты.

Как вы уже наверняка догадались, предложенное сотрудниками LIGO объяснение ничем принципиально не выигрывает против теорий заговора, в которых Сабина Хоссенфельдер не одну собаку съела. Фрау Сабина не сомневается: здесь, как, впрочем, и во всех остальных случаях, руководители LIGO что-то скрывают (и Владимир Брагинский наверняка слишком много знал о том, что именно).

Не переключайтесь. Вполне возможно, что сверхсветовой нейтринный кабель снова принимает боевую стойку свернувшейся кобры.

Но пока китайский сервер на Периферии работает, человечество в относительной безопасности.

LoadedDice