Это была не кровь на снегу

“It’s impossible! I hate it! It’s evil! It’s astonishing! I want to kiss it to death.”

Я не знаю, вносил ли Стивен Моффат какие-то правки в сценарий “Доктора Кто” после просмотра последней картины Гильермо Дель Торо, но эта цитата как нельзя лучше описывает мое отношение к фильму “Багровый пик”.

Если вы думаете, пойти ли на этот фильм, вот вам его примерные составляющие: Том Хиддлстоун в роли себя, Миа Васиковска в роли Алисы, Джессика Честейн в роли Евы Грин, и все это — в атмосфере “Лабиринта Фавна”.

Это крайне мрачно, и абсолютно удивительно.

Я ничего не знаю о предыстории картины, поэтому, возможно, скажу что-то общеизвестное. “Багровый пик” — это словно следующая часть цикла, который режиссер начал с “Лабиринта Фавна”. Словно копия для более широкой аудитории. Здесь девочка снова сталкивается с монстрами гораздо более ужасными, чем фавны или призраки.

“Багровый пик” — это не ужасы. Если вы ждете кровищи на снегу и монстров под кроватью — сходите на “Паранормальное явление-15”. Здесь Гильермо Дель Торо снова повторяет, что самые страшные в мире монстры — это люди, они и без призраков могут творить друг с другом страшные вещи.

Сюжет не порадует неожиданным поворотом. Режиссер и не пытается сохранить интригу — финал можно предугадать еще по трейлеру. Но есть в этой истории нечто абсолютно притягательное, мрачное, порочное, и в то же время волшебное.

Это все атмосфера. Этот фильм нужно смотреть в кинотеатре, ночью, одному, в IMAX. Здесь совсем небольшой актерский состав, катастрофически мало диалогов. Сюжет же развивает, дополняет и обогащает визуальный ряд. Я могу сказать с уверенностью: “Багровый пик” — самый красивый фильм, который я когда-либо видела.

Здесь великолепно все. Том Хидллстоун снова само совершенство. Классический британец викторианского Лондона. Я обожаю фильмы, в которых ему дают возможность играть — удивительно, насколько ярко можно отразить эмоции во взгляде. Наблюдать за этим одно удовольствие: взгляд на жену, полный тоски, радости и желания защитить. Взгляд на сестру — обеспокоенность, доверие, подозрение. И снова взгляд на сестру, пока она не видит: раздражение, страх, злость. И все это в течение нескольких секунд. Целый ворох отношений, которые можно было бы расписать на десятки страниц диалогов, уместились в минутной сцене, где герои обсуждают чаепитие.

В какой-то момент я словила себя на мысли, что Томас напоминает мне Тейта Лэнгдона из AMH. Существо абсолютно порочное, темное, но стремящееся отыскать спасение в любви.

Миа Васиковска перешла в “Багровый пик” в образе Алисы: викторианский Лондон и девочка, которая прыгнула за белым кроликом в его нору. Ее нельзя назвать главной героиней — персонаж Эдит создан словно для контраста с семьей Шарп. Эдит произносит всего несколько фраз, но ее чистота именно то, что резко противопоставляется как Томасу, так и его сестре Люсиль.

Ах, Люсиль. Я не узнала Джессику Честейн в образе брюнетки. Ее персонаж играет роль Дьявола, сидящего на плече Томаса, который идет к своей цели уверенно и продуманно. Люсиль бы пошел рыжий цвет.

Дом Шарпов занимает особое место в фильме. Он играет большую роль для Томаса и Люсиль, это их дом, тюрьма, и все, что осталось от прошлого. Здесь хранятся страшные тайны и воспоминания, а в самом центре, под крышей — огромная дыра, сквозь которую пробивается свет. Каждый раз, когда Эдит спускается по лестнице, в воздухе кружатся листья и снег. При этом дом не пугает — и не должен. Дом Шарпов — нечто невероятно красивое, но заброшенное, испорченное владельцами и внешними условиями.

Рассказывая о “Багровом пике”, нельзя не упомянуть одежду. Все, что носят главные герои — произведение искусства. Каждая деталь подчеркивает черты характера и отражает происходящие события. Темные цвета для семейства Шарпов. Ярко-красное платье Люссиль на балу — под цвет глины, которую добывают в их родовом поместье. И светлые оттенки для Эдит — золотистые плащи, снежно-белые ночные рубашки.

Ваши глаза будут требовать добавки.

Я не знаю, кто продумывал рекламную кампанию для этого фильма и насколько осознанным было решение позиционировать его как хоррор\мистику про призраков под Хеллоуин. Как дискрипшн, так и трейлер обманывают зрителя. Это история не про дом с привидениями. Это история про мисс Беннет и мистера Дарси, вывернутая наизнанку (явная пасхалка в первых же секундах фильма, когда Эдит называют “Джейн Остин”). Как и в “Лабиринте Фавна”, призраки здесь — метафора, присутствующая на заднем плане и не участвующая в развитии сюжета. Не они толкают героев к ужасным поступкам, все гораздо проще: людьми управляют деньги, ненависть, страх одиночества и отчаяние. Все как в жизни.

“But the horror? The horror was for love. The things we do for love like this are ugly, mad, full of sweat and regret. This love burns you, maims you, twists you inside out. It is a monstrous love, and it makes monsters of us all.”

Like what you read? Give MadmansBox a round of applause.

From a quick cheer to a standing ovation, clap to show how much you enjoyed this story.