Одна сцена, разрушившая целое поколение. It’s Only The End Of The World

Многие из вас наверняка знают ветхую библейскую притчу о блудном сыне. Она повествует о том, что каждый, рано или поздно, возвращается к своему домашнему очагу: к своим родным и близким людям, с нетерпением ждущих любой весточки от покинувшего их члена семьи; они верят, надеются и, наконец, мечтают о заветном моменте воссоединения. Но порой, все складывается так, что долгожданная встреча превращается в настоящую пытку, а тихий семейный ужин становится арией конца света.

Известный писатель Луи (Гаспар Ульель) после долгой разлуки возвращается в родной дом, чтобы сообщить семье новость о своей скорой смерти. В начале фильма символично играет песня Home Is Where It Hurts, на фоне которой мы видим прибытие главного героя в аэропорт и параллельно мелькающие кадры приготовлений к его приезду. Мать (Натали Бай) готовит закуски, сестра (Леа Сейду) выкуривает сигарету за сигаретой, а старший брат (Венсан Кассель) то и дело ворчит на свою жену Катрин (Марион Котийяр). 
Каждый волнуется и в какой-то степени боится предстоящего события, ведь последний раз они виделись друг с другом целых двенадцать лет назад — с тех пор же от Луи шли одни только открытки и короткие поздравительные письма, впрочем, не несущие в себе какого-либо смысла. Никто не знает как себя вести и чего ожидать, однако все надели свои маски и приготовились встречать нового гостя в своей уютной и, вместе с тем, угнетающей обители.

Это уже шестой по счету фильм, снятый молодым канадцем Ксавье Доланом, зарекомендовавшим себя как один из самых выдающихся и, в то же время, амбициозных режиссеров XXI века. 
Своей уникальной манерой повествования и пристрастию к крупным планам, он воплощает в себе черты Дианы Арбус в мире кино: постоянно ищет эстетику там, где ее, казалось бы, и вовсе нет. 
Жирная косметика, небритая щетина, избыток морщин — каждый образ при первом взгляде только отталкивает, нежели симпатизирует зрителю. Однако, если присмотреться к чертам, то со временем приходит осознание того, что вся эта чрезмерная откровенность на самом деле рисует подлинные облики главных персонажей — их чувства, эмоции и переживания, отчего даже в немых сценах между героями заметен полноценный обмен мыслями.

«Это всего лишь конец света» является экранизацией одноименной пьесы писателя Жана-Люка Лагарса, поэтому не стоит удивляться столь быстрому раскрытию действующих лиц. 
Уже с первого условного акта становятся понятны бунтующие замашки Сьюзаны (сестры), вечный скептицизм Антуана (брата), мягкотелость Катрин, в то время как их мотивы и взаимоотношения будут развиваться на протяжении всей киноленты.

Сама картина поделена на отдельные сцены — здесь нет каких-либо переходов или связок между ними: зрителю просто показывают разрезанные куски диалогов Луи с каждым из членов семьи в сменяющихся локациях, при этом медленно подводя к завязке.

Не трудно уже было догадаться, что несмотря на такое резкое название, фильм по большей части является разговорным и вдумчивым. Однако, чтобы понизить градус драматичности (или же наоборот повысить) в нем также присутствуют несколько ностальгических флешбеков, разбавленных сочной музыкой (чего только стоит вставка с песней O-Zone — Numa Numa Yei) и излюбленными экспериментами Долана со световой гаммой, знакомыми нам по его же «Мамочка» и «Воображаемая любовь»
Эти воспоминания всегда яркие и насыщенные, в то время как настоящее мрачное и блеклое — серые стены, темные комнаты, бледное освещение, Spanish Sahara группы Foals на фоне явно контрастирует с солнечным прошлым и танцевальной поп-музыкой нулевых.

Но скажу откровенно: «Это всего лишь конец света» кардинально отличается от всех предыдущих работ режиссера. Он вырос — и это действительно заметно как в сценарии, так и в постановке фильма. Ксавье больше не пытается играть с образами, делать их запоминающимися или эксцентричными — перед нами самая обычная семья, но с глубокими внутренними переживаниями и упором на эмоции. 
Мимика актеров, выражения лиц, учащенное моргание — с каждой минутой зрителя все больше и больше вводят в напряжение этими, казалось бы, мелкими деталями, отчего постепенно начинают дрожать руки и учащаться сердцебиение. Это не кино, которое заставляет людей плакать, это история одного дня, которая разрушает целые жизни прямо на глазах — в то время как вы лишь наблюдаете, но ничего не можете предпринять.

Сейчас стало модно следить за малоизвестными талантливыми кинорежиссерами, пересматривать их фильмографии, ожидать новых проектов, и Ксавье Долан как раз один из тех, кто входит в эту категорию. Чаще всего случается так, что подобная популярность мнима и на самом деле в том или ином человеке нет ничего особенного. Но как бы то ни было, двадцатисемилетний канадец действительно оправдывает свою славу, а его «Это всего лишь конец света» определенно тот фильм, который заслуживает внимание каждого.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Mevios Blom’s story.