Призраки радиации

Moldova Plus
Aug 15 · 14 min read

Чернобыльская авария физически и морально повлияла на жизни сотен тысяч людей. Она породила страх перед радиацией, как явлением, которое невозможно увидеть, услышать или почувствовать, и немногие знают, как от него уберечься. Хотите узнать больше информации об аварии и о том, какие уроки нам нужно усвоить? Жмите на синюю кнопку!

Moldova.org приглашает вас поочередно посетить чаты на следующей странице, где вы узнаете мнение сведущих людей, а также создать собственные интервью. Желаем удачи!

Интервьюер: Татьяна Бегю, журналист Moldova.org

Привет.

Здравствуйте. В течение долгого времени я собирала информацию об аварии, которая произошла в 1986 году в Чернобыле, и могу кратко рассказать вам об этом. Как вы на это смотрите?

Да/Нет

Хорошо, я понимаю, что вы неплохо информированы. И все же, я бы вам посоветовала пообщаться со специалистами по этой теме, чтобы узнать больше информации о том, как можно защитить себя от радиации.

Ночью 26 апреля 1986 года в 01:23 часа в ходе проведения проектного испытания на безопасность произошел взрыв энергоблока №4 Чернобыльской атомной электростанции. Испытание проводилось с целью определения того, могут ли роторные турбины установки в случае прерывания подачи энергии производить достаточно электричества, чтобы поддерживать охлаждающие насосы во время кратковременного отключения до запуска аварийных генераторов. По иронии судьбы, это испытание на безопасность привело к разрушению реактора.

Я знаю это, а вы можете рассказать мне что-то новое?

В первые часы аварии власти из Москвы не понимают всей серьезности ситуации. Создается комиссия, чтобы установить причину “пожара”, как они это называют.

Спустя несколько часов эксперты начинают бить тревогу. Однако руководители СССР не хотят признавать свою ошибку и сеять панику. Телефонная связь отключена, а сотрудникам АЭС приказано не говорить об аварии.

Но информацию невозможно скрыть.

А как ведут себя люди, живущие на близлежащей территории? Разве они не понимают весь масштаб опасности?

Это был выходной день, и люди жили своей обычной жизнью: дети играли на улице, родители прогуливались по торговому центру. Жители Припяти — городка, расположенного в 3 км от АЭС, -спокойны, считая произошедшее обычным пожаром.

Спустя немногим более 36 часов после пожара в 14:00 представители власти объявляют горожанам, что им предстоит эвакуация из города.

47 тысячам жителям Припяти (населенного пункта, построенного для сотрудников Чернобыльской АЭС) дали 50 минут на сборы перед тем, как посадить их в автобусы. Жителям было приказано взять с собой самые необходимые личные вещи и быстро эвакуироваться.

Их уверили, что через несколько дней они вернутся домой, но этого не произошло.

Можете ли вы показать мне несколько фотографий того периода? / Как об аварии узнали в других странах?

28 апреля 1986 года, через два дня после аварии, шведские датчики регистрируют в атмосфере повышенное содержание радиации, поступающей со стороны Советского Союза. Власти СССР были вынуждены отреагировать; они признали, что в Чернобыле произошла авария, в результате которой погибли два человека, но солгали, что ситуация находится под контролем.

Молдаванин Игорь Костин был одним из пяти фотографов, допущенных в Чернобыльскую зону. Сделанные им фотографии показали всему миру бедствия в наиболее пострадавшем районе. Он несколько раз побывал на загрязненной территории, где накапливал не только снимки, но и радиацию в своем теле. Пережив лейкемию, Костин скончался в Киеве в 2015 году (в возрасте 78 лет) в автомобильной аварии.

Что предпринимают власти?

Тем временем около 600 000 человек пытаются охладить реактор, отстреливают зараженных животных, закапывают огромное количество загрязненной почвы и блокируют территорию. Только 6 мая, спустя десять дней после взрыва, советские чиновники наконец закрывают киевские школы и дают местным жителям совет не покидать своих домов и не есть листовых овощей.

Сколько времени понадобилось властям, чтобы они заговорили?

14 мая 1986 года (через 19 дней после взрыва) советский лидер Михаил Горбачев заявил по государственному телевидению, что «самая большая катастрофа преодолена». По его словам, в результате аварии погибло 9 человек и еще 299 было госпитализировано.

Что случилось с другими тремя реакторами в Чернобыльской зоне?

15 декабря 2000 г. был остановлен реактор № 3 — последний действующий реактор в Чернобыле. Реакторы 1 и 2 были остановлены в 1991 и 1996 году соответственно.

В апреле 2006 года Горбачев признал, что чернобыльская катастрофа «была главной причиной распада Советского Союза».

А что ему было говорить …

Кстати, в следующем чате вы можете узнать, что о чернобыльской аварии рассказывает Горбачев.

До встречи.

Интервьюируемый: Михаил Горбачев, лидер Советского Союза в 1985–1991 гг. Именно он отдавал приказы после взрыва энергоблока №4.

Здравствуйте.

Здравствуйте. Чем могу быть вам полезен?

Что случилось 26 апреля 1986 года?

Мне позвонили в 5 утра 26 апреля. Я еще спал. Мне сообщили, что на Чернобыльской АЭС произошли серьезная авария и пожар, но реактор цел. Ситуация чрезвычайная, но опасности нет.

Дело в том, что в первые часы и даже в первые сутки после аварии не было понимания того, что реактор взорвался и что произошел гигантский ядерный выброс в атмосферу.

Я не подумал о том, что необходимо было срочно разбудить всех членов правительства СССР, отменить выходные и созвать срочное совещание.

И вы решили ничего не делать?

Нет, конечно нет. Я потребовал создания государственной комиссии для анализа причин пожара и устранения последствий. Повторю, мы не подумали, что существует риск заражения людей радиацией. Вот почему мы не посчитали нужным принять специальные меры для защиты населения.

А что же все-таки тогда произошло?

Я думаю, что Чернобыль открыл нам глаза на многое. И здесь я говорю не только о Советском Союзе, но и обо всем мире. Жизнь разделилась на «до» и «после» Чернобыля.

С первых минут, как было объявлено о том, что реактор охвачен огнем, я потребовал докладывать мне обо всем. С самого начала я чувствовал, что от меня что-то утаивают. Тогда я решил получить более подробную информацию от членов комиссии, но ситуация становилась всё более драматичной. Мы затребовали информацию, но эксперты не могли нам ничего сказать. Они также не поняли природу этой аварии. Они впервые столкнулись с чем-то подобным.

Тогда люди начали говорить, что мы скрываем информацию, но это было не так. Я думал, что ситуация сложная, но получаемая мною информация свидетельствовала, что беспокоиться не о чем. Картина катастрофы стала понятна лишь через несколько дней. На самом деле, мы получили больше информации из зарубежных СМИ, чем на месте.

Но ведь тогда вы обвинили иностранную прессу в лжи о чернобыльской аварии. Разве не так?

Да, потому что они многое преувеличивали. Они писали, что мы утаиваем информацию, но мы этого не делали. Если бы мы знали, насколько серьезна ситуация, разве бы мы скрыли это от наших граждан?

Чтобы держать ситуацию под контролем, я подключил и КГБ. Они следили за тем, что происходило в Чернобыле и о чем говорили эксперты. Я получал полную информацию.

Жители Чернобыльской зоны были эвакуированы, и все же вы не отменили первомайскую демонстрацию …

Я считал, что провести эту демонстрацию очень важно, чтобы не спровоцировать панику. Но если бы я знал, что это приведет к еще большему распространению радиации…

Тогда нас больше всего беспокоил реактор и пожар на нем. Мы боялись, чтобы он не распространился на три остальных реактора, потому что тогда произошла бы атомная катастрофа. Нам необходимо было остановить эту опасность и не допустить загрязнения почвы и воды изнутри.

Мы были как на войне, и нам пришлось действовать. Мы призвали людей и не задавались вопросом, сколько денег будет потрачено … Тогда было израсходовано около 18 миллиардов рублей. В то время 1 рубль равнялся 1 доллару. Видите, какой удар был нам нанесен?

Очевидно, что вы скрыли самую актуальную информацию, чтобы не навредить имиджу СССР!

Мы не хотели ничего скрывать. Доказательством этому является тот факт, что я велел Легасову доложить обо всем на конференции в Вене. Кем был Легасов, вам расскажет следующий собеседник.

Таким образом, ясно, что мы не собирались скрывать что-либо или прикрывать тех, кто несет вину за взрыв в Чернобыле.

Хорошо, господин Горбачев, я понимаю вашу позицию …

Привет, товарищ!

Интервьюируемый: Борис Щербина, председатель государственной комиссии, созданной Горбачевым для расследования причин чернобыльской катастрофы. В то время заместитель председателя Совета Министров СССР.

Здравствуйте.

Здравствуйте.

Что вы делали, когда произошел взрыв на Чернобыльской АЭС?

Я находился в командировке в Сибири. Меня срочно вызвали в Москву и отправили на Украину. В Припять мы прибыли около 20:00, через 18 часов после взрыва.

Вообще-то…

Я еще не знал, что произошел взрыв. Ходили разговоры о сильных пожарах, которые пожарным не удавалось потушить.

Тогда вокруг реактора бушевало четыре пожара. Все были погашены через несколько часов, кроме одного, который был другой природы. Позже я понял, что горел реактор.

Чтобы его погасить, мы работали без отдыха много дней подряд.

Что было предпринято до вашего приезда?

Очень немногое. Пожарные боролись с огнем. Никто не думал, что произошедший взрыв — это реактор, выбросивший в воздух тонны радиации. Все думали, что реактор будет перезапущен через три дня. Никто не хотел объявить, что реактор № 4 полностью вышел из строя.

Я разговаривал с экспертами. Мы пытались прояснить ситуацию, чтобы стронуться с мертвой точки. Таким образом, я понял, что реактор был разрушен, а радиация продолжала распространяться. Подкосившееся здоровье пожарных, которые боролись с огнем, также подтверждало это.

Однако вы довольно поздно приняли решение эвакуировать людей из Припяти.

Я действовал так быстро, как только мог.

27 апреля, до 13 часов, я призвал руководство города составить списки жителей, чтобы эвакуировать их. На это им отвели два часа. Уровень радиоактивности в городе стремительно рос. 26 апреля было зафиксированы показатели до 140 микрорентген в час. На следующее утро он вырос до 300! В некоторых районах, расположенных рядом с АЭС, он достиг 600!

Мы подготовили автобусы, чтобы увезти людей как можно дальше от пострадавшего района. До 16:30 все местные жители были эвакуированы.

Я отчитался перед Москвой: «В Припяти не осталось людей». В пострадавшем районе были только те, кому пришлось бороться с катастрофой.

Вы понимали подстерегавшую вас опасность и то, как распространяется радиация?

Когда враг невидим, ты не очень хорошо понимаешь, насколько он силен.

Мы знали, что подвергаем себя опасности, но не знали, какое огромное количество людей подвергается опасности на расстоянии в сотни и тысячи километров. Ветер был союзником радиации. Нужно было как можно скорее принимать решение и начинать действовать. Я говорю о себе и о химике Валерии Легасове. Он предупредил нас, что ситуация серьезная. Это было в самые первые минуты, когда он увидел цвет и странную плотность дыма, поднимающегося над реактором № 4. Этот дым окрасил небо в яркий фиолетовый цвет.

Именно он заметил кусочки графита, что заставило его задуматься о взрыве реактора. Графит находился внутри реактора и мог попасть на поверхность земли только в случае взрыва реактора.

Легасов придумал план, как можно было бы снизить распространение радиации и предотвратить взрыв трех оставшихся на электростанции реакторов. Он также настоял на эвакуации людей и создании зоны отчуждения. До него никто об этом не подумал.

С какими трудностями вам пришлось столкнуться?

Мы настаивали на переносе парада 1 мая, но власти нас не послушали. Они думали, что если они не видят опасности, то ее не существует. Об этом нас спросили и на венской конференции.

Как там все происходило?

Облик СССР было запятнан в результате целого ряда спекуляций. Многие говорили, что руководители СССР сделали все возможное, чтобы скрыть информацию как от других стран, так и от своих граждан. Именно поэтому туда отправили Легасова, чтобы он представил отчет обо всех действиях, предпринятых после аварии.

Валерий Легасов предстал перед международными экспертами и представил подробный отчет объемом около 400 страниц. И еще в течение трех часов он отвечал на вопросы. Присутствовавшие на конференции эксперты аплодировали ему стоя.

Спустя более года после аварии Легасов начал писать статьи, в которых перечислял недостатки системы ядерной безопасности и говорил о недостаточной подготовке тех, кто работает на этих станциях. «Они экономили», говорил он.

Его наказали за это?

Я не из тех, кто будет об этом распространяться. Могу лишь сказать, что через два года после аварии Валерий Легасов покончил жизнь самоубийством.

Да, я недавно узнал об этом из сериала «Чернобыль».

Я знаю, знаю. Считаю сериал удачным, хотя у меня есть несколько замечаний … Но сейчас разговор не об этом.

Может быть, обсудим в другой раз.

Разумеется.

Интервьюируемый: Тудор Кэпэцынэ, один из ликвидаторов последствий чернобыльской аварии

Здравствуйте.

Здравствуйте.

Вы знаете что-нибудь о молдаванах, которых отправили в Чернобыль?

Я думаю, не так уж и много. Я знаю, что там были молдаване и …

Для ликвидации последствий чернобыльской катастрофы было набрано более 3550 молдаван. С тех пор более тысячи из них умерли.

К этим работам по большей мере были привлечены молодые люди без какого-либо образования или квалификации, которые не осознавали, какому риску они себя подвергают. Наряду с ними в Чернобыль отправили и специалистов, которым либо не дали право выбора, либо они решились на этот шаг из благородства, чтобы спасти ситуацию.

Позже почти у всех были проблемы связанные с интеграцией в общество, с трудоустройством или состоянием здоровья.

Я тоже был одним из 3550 молдаван, которые отправились в Чернобыль для ликвидации последствий катастрофы.

Что вы там делали?

Я по профессии электрик. Так что в Чернобыле меня поставили чинить реактор № 3. В нем тоже были кое-какие неисправности. Я пробыл там три месяца. Много это или мало, как по-вашему?

Достаточно для облучения, верно?

Да, но я один из тех, кто считает, что это немного.

На самом деле, чтобы получить смертельную дозу радиации, достаточно и минуты, проведенной в сильно облученной зоне.

Я могу рассказать вам о тех днях, когда мы спали на одеялах, загрязненных радиацией, мы облучали друг друга и зачастую не понимали, насколько опасной может быть радиация.

Да, мне это и правда интересно.

Мне пришлось увидеть реактор № 4. Хотя я знал, что территория сильно заражена, я не мог удержаться. Мне было любопытно. Как это выглядит? Просто разрушенное строение, ничего более. Там были молодые ликвидаторы, которые курили рядом с реактором. Они не понимали, какой смертельной опасности подвергались. Я предупреждал их, но даже не знаю, что с ними сейчас. Никто не объясняет, что такое излучение и как оно может на вас повлиять.

Вам было страшно?

Нет, страшно не было, хотя я переживал. Но в любом случае кто-то же должен был хоть немного очистить эту зону. Верно?

Ммм…

Подробнее о моих “приключениях” в Чернобыле я рассказал в этом фильме Татьяне Бегю, репортеру Moldova.org.

Я надеюсь, что с вами все в порядке.

В порядке. Спасибо.

Интервьюируемый: Всемирная организация здравоохранения. Организация предоставляет статистику уровня здоровья во всем мире

Здравствуйте.

Здравствуйте. Мы можем предоставить вам некоторые данные о последствиях чернобыльской аварии.

Какие, например?

Приблизительно 600 000 «ликвидаторов» были привлечены к работам по локализации и очистке радиоактивных отходов в течение 1986–1987 гг. 240 000 из них получили высокие дозы радиации, работая в 30-километровой зоне вокруг реактора. Впоследствии прибыло еще 250 000 ликвидаторов.

В настоящее время около 5 миллионов человек живут в районах Беларуси, Российской Федерации и Украины с высоким уровнем отложения радиоактивного цезия.

Вот почему заболело так много людей?

Не только поэтому. Спешная эвакуация, вынужденный отъезд — все это нанесло людям глубокую травму.

Кроме того, термин «жертва» вместо «выживший» пробудил чувство беспомощности и утрату контроля над будущим. Это привело к тому, что многие начали злоупотреблять алкоголем, а другие — чрезмерно печься о своем здоровье. В то же время люди, оставшиеся жить на загрязненных территориях, не соблюдали рекомендаций специалистов и потребляли росшие там грибы, фрукты и овощи.

Более того, любая проблема со здоровьем была связана с чернобыльской аварией. Это происходило тогда, в 90-х годах, но это длится и до сих пор, спустя 30 лет после взрыва.

Но радиация существует и она опасна.

Мы постоянно подвергаемся воздействию ионизирующего излучения от многих природных источников, таких как космические лучи, вдыхаемый нами воздух и природные радиоактивные материалы, содержащиеся во всех продуктах, которые мы потребляем.

Радиация вокруг нас, но и в нас тоже. Однако это не должно нас пугать, поскольку нет данных, которые бы указывали на то, что она влияет на наше здоровье.

Тем не менее, звучит не очень приятно.

Наш страх перед радиацией велик, но мы должны его бояться.

Мы должны бояться страха?

Именно так, потому что страх может вызвать проблемы со здоровьем. Если вам понадобится узнать больше информации о здоровье, вы можете обратиться к нам.

Спасибо.

Интервьюируемый: Ионел Бэлан, заместитель главы Национального агентства по ядерному регулированию

Добрый день. Я знаю, что вы эксперт по радиологии. Сейчас я пишу с телефона. Правда ли, что он излучает радиацию?

Здравствуйте. В большинстве гаджетов используется электромагнитное излучение. Оно не производит ионизации. Оно может только нагревать тело. Например, когда вы долго держите телефон у уха, вы чувствуете, как он нагревается. То же самое касается и микроволновой печи.

Пока нет данных, подтверждающих, что гаджеты радиоактивны и опасны для организма. Но страх все равно есть.

Почему?

Это феномен радиофобии. Мы боимся, потому что мы не очень хорошо информированы и потому что органы чувств не могут реагировать на ионизирующее излучение. «Я этого не чувствую, а это значит, что я облучаюсь». Эти мысли приводят к так называемой инсуффляции, которая порождает радиофобию. Это явление породило множество болезней, таких как психические расстройства, нарушения кровообращения, сердечные патологии и т. д. Внушаемая самому себе инсуффляция — довольно серьезная вещь. Возможно, вы часто слышали, как люди говорят: «Смотри, у меня болит голова, мне кажется, что это излучение». Но мы не способны незамедлительно почувствовать воздействие радиации.

На видеоролике, размещенном ниже, вы можете понаблюдать за экспериментом, который мы провели с репортером Moldova.org, чтобы показать, как дозиметр реагирует на некоторые источники излучения.

Но как мы можем защитить себя от радиации?

Мы не можем защитить себя, потому что не можем знать, зачем себя защищать. Наша защита заключается в том, что если мы увидим предмет с логотипом клевера на желтом фоне, то не будем его трогать, а отойдем от него и сообщим об этом органам власти. Но как мы можем защитить себя от космического излучения?

Кстати, насколько высок уровень радиации в Молдове?

По сравнению с уровнем радиации в Украине, у нас все хорошо. В основном это благодаря нашим черноземам. Они могут улавливать излучение, но не передают его растениям. Это помогло нам после чернобыльской катастрофы.

Нам не нужно бояться Чернобыля. Но мы должны помнить и усвоить этот урок. Я надеюсь, что Молдова чему-то научилась.

Я тоже.

На самом деле, мы не должны бояться радиации. Наше тело тоже радиоактивно. В нем содержатся изотопы калия, который является элементом структуры мышц и крови.

Нужно знать, что существуют радиоактивные вещества как природного, так и искусственного происхождения. Искусственное излучение помогает нам в науке, промышленности, медицине. Человек создал его с определенной целью.

Его влияние на здоровье довольно велико, особенно если оно попадает в руки людей, которые не знают о его свойствах …

В то же время излучение естественного происхождения — это то, что существует в природе и чего нельзя избежать.

Тогда какого рода радиации мы должны опасаться?

Излучение делится на две категории: ионизирующее и неионизирующее.

Ионизирующее излучение — то, что меняет химическую структуру клетки. Его воздействие всегда вредно для организма.

Некоторые говорят, что радиация в малых дозах не опасна, но радиобиология утверждает, что любая радиация вредна.

И все же меня радует то, что живые системы обладают способностью к регенерации. Ионизирующее излучение не производит видимых невооруженным глазом изменений, но изменяет генетическую информацию, особую для каждой клетки, и, если эти изменения не очень велики, тогда организму удается восстановить и исправить их. А если иммунная система организма не обнаруживает их, они могут производить клетки-химеры, провоцирующие образование раковых клеток, поэтому у людей, подвергшихся чрезмерному воздействию радиации, могут возникнуть онкологические проблемы. Это произошло с теми, ко пострадал от аварии на Чернобыльской АЭС.

У тех, кто в большей степени подвергся облучению, обнаружили рак щитовидной железы. Через 15–20 лет мы отмечаем, что выросла заболеваемость другими видами рака, которые появляются в результате воздействия цезия-137 и стронция-90.

А как насчет радиации, используемой в медицине?

X-лучи (рентгеновское излучение) помогают нам заглянуть в внутрь тела. Конечно, мы не должны забывать, что это ионизирующее излучение, и что оно производят определенные изменения, даже будучи используемым в медицинских целях.

Вот почему любое воздействие должно быть оправдано.

Должен признать, что некоторые врачи не понимают истинного воздействия радиации и поэтому часто, без какой-либо жизненной необходимости, назначают рентгенографию. Это не лучшая практика, ее нужно пресекать с самого начала.

Облучение населения, даже в медицинских целях, должно производиться на основании аргументированного направления врача-специалиста, подтверждающего, что только данный метод может оказаться полезным.

Мы не должны забывать, что врачи также подвергаются облучению. Тем не менее, они зачастую не соблюдают нормы защиты. Я встречал врачей, говорящих: «Да меня радиация не берет». Эта бравада привела к тому, что почти все они умерли от рака, потому что они не соблюдали элементарные правила.

Звучит не очень хорошо … Какова доза радиации, которая мне не навредит?

Согласно законодательству, население не должно подвергаться искусственному ионизирующему излучению свыше 1 мЗв (миллизиверт) в год. Даже если вы каждый день проходите мимо больницы или клиники, где используется облучение. Мы не должны забывать: для радиации нет преград.

Спасибо. Я буду придерживаться этих рекомендаций.

Интервьюируемый: Ион Кердеварэ, врач-стоматолог

Здравствуйте.

Здравствуйте. Чем вы занимаетесь?

Я работаю стоматологом в одной из кишиневских клиник.

Там делают рентген зубов?

Да.

Значит ли это, что вы подвергаетесь воздействию радиации?

Да, но это не опасно, если знаешь, как себя защитить.

И как вы это делаете?

Нам повезло, что мы живем в эпоху высокоразвитой медицины. Мы больше не используем пленочные камеры, которые могли излучать дозу, достигавшую 80 мкЗв (микрозиверт — единица измерения радиации). В настоящее время стоматологическая томография или рентгенография делаются на таком высокотехнологичном оборудовании, что в некоторых странах больше не используется фартук для защиты от рентгеновского излучения. Например, доза, испускаемая визиографом во время снимка, составляет 0,2–1 мкЗв, панорамная рентгенография 7–14 мкЗв. Для сравнения, когда мы едим банан, он выделяет 0,098 мкЗв (из-за содержащегося в нем калия, радиоактивного изотопа), пилоты или бортпроводники ежегодно получают 1500–1700 мкЗв. Прогулка на улице уже облучает нас 10 мкЗв.

Знаю, цифр многовато, но я уверен, что это полезная информация.

Да, я действительно не знал об этом.

Такова ситуация.

Как вы защищаете себя от источников излучения в клинике?

Согласно законодательству, стены должны быть облицованы свинцом или изготовлены из бетона толщиной в 30 см. Дверь также должна быть из свинца.

Кроме того, мы должны надевать защитные фартуки. К человеку, делающему рентген, прикреплен датчик, который регистрирует дозу, получаемую им в течение года. Хотя техника становится все более современной, мы все равно должны защищать как самих себя, так и пациентов нашей клиники.

Интересно, в следующий раз, когда я буду делать рентген, то вспомню то, о чем вы мне рассказали.

Надеюсь, что информация окажется полезной.

Welcome to a place where words matter. On Medium, smart voices and original ideas take center stage - with no ads in sight. Watch
Follow all the topics you care about, and we’ll deliver the best stories for you to your homepage and inbox. Explore
Get unlimited access to the best stories on Medium — and support writers while you’re at it. Just $5/month. Upgrade