Как я училась и учусь рисовать

В этом посте мне хотелось бы собрать воедино все мои поползновения в сторону прекрасного.

На экспресс-курсе по скетчингу в школе Вероники Калачевой, в первом же задании просят рассказать о своем художественном опыте. Что я (как истинный сканер по Барбаре Шер) могу рассказать о своем художественном опыте? От такого прямого вопроса мне хочется как страус закопаться головой в песок, свернуться ежом и пробурчать:

“Мой художественный опыт? Вы о чём? Я тут так… это… мимо проходил!”

Но это будет враньем, потому что какой-никакой художественный опыт (в том смысле, как я понимаю это словосочетание) у меня все-таки есть. Я решила написать сюда про мои отношения с визуальным искусством и творчеством.

“Без команды — не рисовать!”

Я помню, в детстве я очень любила рисовать. Дралась с сестрой-близняшкой за чемодан с масляными мелками, которые папа привез откуда-то из Европы (по меркам голодных девяностых — настоящее сокровище!).

Еще мы с сестрой тащились от гуашевых красок, и нам подарили в детском саду альбомы для рисования, а на следующий день воспитательница упрекнула нас, что мы начали рисовать в наших альбомах без ее разрешения. Это было чертовски нечестно и обидно!

Сейчас я понимаю, что это было первое столкновение моего внутреннего Художника с действительностью (как бы пафосно это ни звучало!). Любить рисовать я не перестала, но стала бояться и чувствовать какую-то вину за свое желание творить.

Made by me

В подростковом возрасте я почти перестала рисовать, зато меня увлекло рукоделие. Никогда не могла похвастаться большим запасом терпения, но в те годы желание творить меня буквально кусало, и я фигачила хэндмейд.

Так, однажды мне приспичило связать ярко-красный шарф, и он получился 3 метра длиной. В другой раз я нарисовала на юбке британский флаг. Расшила жилетку логотипами перед первой поездкой в Европу.

Отдельной страстью было делать сумочки (и я потом их даже носила!):

Хендмейд меня до сих пор иногда догоняет, но теперь я знаю, когда у меня истощается интерес, и не переживаю, если работа подолгу лежит незаконченной. Чаще всего я заканчиваю свои проекты, иногда даже успевая вписываться в искусственно созданные (мной же) рамки типа “Успеть наваять подарков на Новый год”:

Моя хэндмейд ёлка. 2015 год.

Дизайнер: быть или не быть? (часть 1)

Параллельно с учебой в университете (на лингвиста-переводчика) я прошла курсы компьютерной графики. Это была работа в графических редакторах Corel DRAW, Adobe Photoshop, Adobe InDesign; я узнала про основы верстки, шрифты и композицию. Дома до сих пор лежит книжка про дизайн газет и журналов.

В 2009 году я нарисовала в качестве тестового задания Енотика (детей пугать!)) и поняла, что дизайнером мне становиться пока рано.

Еще был короткий набег на HTML, но обучаться ему в теории стало некогда (зато книжку по HTML до сих даю почитать друзьям). По стране ударил кризис 2009 года, а я переехала в Санкт-Петербург. Всё, что можно было изучить, не погружаясь в теории, я изучала на практике — прямо на рабочем месте.

Я люблю кино!

Рисовала я в те годы мало: не до этого (будто бы) было. Зато я записывала сценарии комиксов и мультфильмов и иногда монтировала короткие ролики в подарок родным, близким и далеким:

Моя любовь к кино на этом не закончилась, но обрела несколько другие формы (например, написания сценариев на конкурс “Буше” или перевода фильмов и анимации для фестиваля короткого метра OPEN CINEMA).

Фотография и я

Так получилось, что я спасла от омской пыли тетину фотокамеру “Зенит”, а затем у меня почти одновременно появились друзья-фотографы и камера Sony Alpha. Ох, и намучилась я с этой “Соней”! Эргономика ее очень отличалась от всех нормальных Никонов и Кэнонов, и я записалась на офлайновые курсы фотографии для начинающих, чтобы хоть как-то сдвинуться с мертвой точки.

Давно-фотографирующее-окружение меня нещадно стебало, а я тайком очень переживала, что “ничего не умею и никогда не научусь”. Потом мне надоела моя мания величия (мания стать великим фотографом и снимать так же круто, как мое “великое” окружение), и в какой-то момент я просто забила и стала снимать много портретов, как есть. И кайф потихонечку попер.

Я не могу похвастаться, что стала великим фотографом, или что у меня появилось какое-то свое замечательное вИдение, или что у меня открылся третий глаз. Зато сейчас я снимаю вполне сносно на профессиональную камеру: Sony я, намучившись, продала и купила себе Nikon.

Дизайнер: быть или не быть? (часть 2)

Моя работа с курса графического дизайна в школе Divina Harmonia.

Сканерская больная тема — найти себя —снова навела меня на дизайнерский след, и я пошла на курс по графическому дизайну в питерскую школу Divina Harmonia. Курс был рассчитан на год, но я отучилась 6 месяцев и бросила, потому что меня не перло.

Рисовать в графических редакторах казалось мне жутко скучным, и я не успевала делать домашние задания и злилась от этого еще больше.

Сейчас я благодарна той учебе за то, что она создавала мне творческую альтернативу мало творческой работе и, как ни странно, за то, что я потренировалась бросать то, от чего меня не прет.

Академический рисунок

В 2014 году меня накрыло идеей научиться рисовать, и я пошла на курсы академического рисунка. Мой Внутренний Перфекционист ликовал! Тогда мне удалось надолго поставить на себе как на художнике крест.

Мой “многострадальный” натюрморт. 2014 год.

Рисуя по 2 часа 3 раза в неделю один и тот же унылый куб, а затем — унылый натюрморт с пластиковыми фруктами, я возненавидела рисунок как вид. Мне казалось, что “ничего у меня не получается”, и “никогда мне не быть художником” и не рисовать “правильно и нормально”.

Сейчас я понимаю, что академический рисунок — это совсем не моё. Ну не могу я долго рисовать одно и то же, да еще с дотошностью к мельчайшим деталям!

Хотя штриховать и растушевывать мне очень нравилось. Простой обычный карандаш — мой самый любимый инструмент. Я и пошла-то на академический рисунок, потому что думала, что меня там научат рисовать “черно-белые изображения легкими и быстрыми линиями” (=теперь я знаю, что это называется “скетчинг”), и что я смогу рисовать карикатуры и комиксы.

В общем, традиционное искусство я не отрицаю. Музеи очень люблю. Однако, словосочетание “академический рисунок” до сих пор наводит на меня ужас (Я как вспомню эти кубы!).

Рисование как арт-терапия

В 2015 году у меня случилось прозрение. Я побывала на арт-терапии, где рисование не было целью, но было средством. Мне понравилось выплескивать эмоции в красках, и я стала повторять такие опыты дома под музыку.

Иногда получалось красиво, но я даже никому особо не показывала свои работы, и художеством я их не называю.

В том же году я прочитала книжку Джулии Кэмерон “Путь художника”, которая заставила меня пересмотреть мнение о собственной безнадежности как художника вообще и как рисовальщика в частности.

В одном из упражнений из книги Джулии читателя просят придумать 10 жизней, которые он был бы не прочь прожить. Одной из моих 10 жизней стала свободная художница-хиппи, путешествующая по странам Азии и много рисующая.

Одновременно с этим так складывалось, что и на работе я все больше и больше погружалась в сферу дизайна, точнее — в исследования UX/UI и проектирование интерфейсов, где также важны и композиция, и гармония, и наглядность, и структура.

2016: It Never Stops

В этом году желание рисовать во мне окрепло, и с начала года я пробовала рисовать разными материалами сама. Без определенной цели, только чтобы попробовать материал.

Меня очень вдохновляли истории других сканеров, учившихся рисовать. Я завела блокнот в Evernote, а затем — этот блог, чтобы фиксировать свой тихий ход.

Подруга случайно затянула меня в онлайн экстрим-скетчинг от школы Вероники Калачевой, и тут понеслось!

Я рисовала в летних путешествиях: напротив московского Кремля, в миланском аэропорту и на конференции в Берлине. Пока переживала, что нет брашпена, осваивала тушь. В Кишиневе по дороге домой в Питер накачала себе упражнений с экстрим-скетчинга и дорисовывала и еще раз дорисовывала их в июле.

В августе меня не отпустило, и я то философствовала на темы визуальной диеты и того, что такое рисование для меня, то рисовала (закупленными с запасом в питерском изобилии брашпенами))

Сентябрь я встретила с морем учебы: отрисовала 2 часа на вебинаре Анны Эгиды “Герои в городе” и параллельно начала осваивать акварель. Еще умудрилась послушать (и прорисовать) часть курса Анны Эгиды по городскому скетчингу и подумать на тему ритма и метра в композиции.

Первые акварельные опыты меня расстраивали, внутри опять начиналась знакомая песнь “Ничего ты не умеешь!”, но меня теперь так быстро не обломать. Мантра “Рисую и ругаю, ругаю и рисую” работает!

Первые акварельные опыты

На День рождение я попросила у друзей сертификат в художественный магазин, чтобы окончательно не разориться на маркеры для октябрьского “Экстрим-скетчинга 2” (ой, что-то будет!).

Сейчас я буду 10 дней рисовать чашки в ходе экспресс-курса Анны Эгиды по скетчингу. С чашками у меня особые отношения, и мне рисовать их будет нескучно.

Я обозреваю лавину, поэтому завела (и сердечно приглашаю подписываться!) для “моего рисовательного бара” Instagram, куда буду скидывать сиюминутное и текущие работы. Подборки работ буду публиковать здесь в Medium по мере сил (и времени).