Настоящая история одного крутого поворота в жизни. Часть Третья

FAQ или ответы на вопросы, которые, очевидно, возникли и раньше и остались сейчас

Кадр из фильма “Побег из Шоушенка”

Если вы не прочитали Часть Первую и Часть вторую, то крайне рекомендую сначала почитать их, а потом уже вернуться к Третьей.

Вопрос Первый. Так все таки, сбегал или не сбегал?

Хороший вопрос. Если ответ на этот вопрос еще не сложился в голове читателя, я настоятельно рекомендую вернуться в начало и заново перечитать все написанное в первой части. Если остались вопросы о том, как я связан с Захарченко. Совет будет тот же самый. Если даже после второго прочтения этот вопрос остался — я уже не смогу помочь. Тут требуется сторонее и, скорее всего, медицинское, вмешательство.

Вопрос Второй. Почему заморозил и ограничил доступ к своим аккаунтам в социальных сетях?

В ночь с 5 на 6 сентября я действительно закрыл для просмотра все публикации в ЖЖ и сильно ограничил доступ к моим материалам в других социальных сетях.

Три причины

  • Первая. В моих аккаунтах в социальных сетях было много личного и про мою семью. А мне не хотелось, чтобы эта информация была легко доступна.
  • Вторая. У меня огромный круг общения. Я встречался с большим количеством уважаемых людей и об этом писал. В такие моменты мне не хотелось бы, чтобы вокруг них возникали лишние инсинуации и неприятные моменты, поскольку искушение по паразитировать на теме связей с “коррупционером” в тот момент было довольно велико.
  • Третья. Наверное, самая важная. Я до этих событий был Генеральным директором “Билайна”. Искренним и воодушевленным послом и промоутером этого бренда. Многие вещи, события, движуха и все такое были связаны — я и Билайн были почти одним и тем же в восприятии значительной части аудитории. Это было видно по фотографиям, темам и текстам. Собственно и всю социально медийную активность я начинал исключительно для раскрутки Билайна. Но ситуация резко поменялась и мне было важно минимизировать негативное влияние на восприятие Билайна как бренда. Это мой долг перед компанией, ее сотрудниками и акционерами. Даже когда я принял решение о том, что ухожу. Долг этот так или иначе остался.

Что НЕ ЯВЛЯЕТСЯ причиной (не забудьте не забыть про слово “НЕ”)

Не является причиной то, что я пытался скрыть какую-то информацию, которая поможет следствию по существу предъявляемых мне претензий. Это не так по одной простой причине. В моих аккаунтах, которые я начал вести с декабря 2013 года, то есть гораздо позже событий, которые мне приписывают, нет ни одного материала, которые могут так или иначе меня скомпрометировать. Поэтому я и сейчас со спокойной совестью открываю обратно доступ к этим материалам. Без каких-либо ограничений.

Вопрос Третий. Почему обещал вернуться, но не вернулся?

Первая моя реакция на полученную информацию об обвинениях была довольно распространенной для таких случаев.

Фигня какая-то. Не может быть. Что за обвинения. Я вернусь, отвечу на все вопросы, дам необходимые разъяснения, все разберутся и все будет хорошо.

Поэтому я искренне ответил Ведомостям (уважаемое мною издание и люди, которые там работают — вызывают большое уважение своим профессиональным и не ангажированным подходом), что нахожусь в плановой командировке, планирую вернуться в конце недели в связи с ее окончанием и по возвращении отвечу на все вопросы и дам необходимые разъяснения правоохранительным органам. И это не было какой-то игрой или заранее продуманным ходом. Это был честный ответ исходя из моих представлений о том, что происходит на тот момент!

Но это по факту был первым и единственным моим комментарием для прессы. Поскольку дальнейшее развитие событий, освещение в прессе и набор процессуальных действий в отношении моих коллег дал четкое понимание того, куда движется ситуация, вернее куда ее ведут. И никакие силы в том момент не могли остановить эту машину. Соответственно менялось и мое видение того, что мне необходимо делать в этой ситуации. Ни один человек, с кем я общался и обсуждал свою ситуацию в течение следующих дней, ни один, а их было много не сказал “Миша, надо ехать. Приедешь. Дашь показания. Тебя выслушают. Разберутся. И все будет хорошо”. Все как один давали прямо противоположный совет.

Какой из этого следует вывод. Положительный. В круге моего общения нет идиотов.

Поэтому отвечаю тем, кто ерничал по поводу того, что “Мужик сказал, Мужик должен сделать. Если не сделал, то не мужик” Ответ этим людям, которые, уверен абсолютно, никогда не были в такой ситуации, простой и короткий.

Не надо путать героизм с идиотизмом.

Чтобы произошло если бы я вернулся?

Никто из следственных органов не воодушевился бы от моей последовательности и выполнения обещаний. Меня бы тут же “закрыли” в СИЗО. И все! Как защищать себя, сидя в СИЗО и не имея на руках ничего? Ни архива документов за годы моей работы, а это было 8 лет назад (у меня мысли по поводу сбора каких-то документов не возникало, да и кто знал что надо собирать документы именно по Коми), ни возможности получить эту информацию у других людей, ни доступа к интернету, чтобы, по крайней мере, сделать тот анализ, который я сделал во Второй части. Как бы я мог помочь своей семье из СИЗО, жене, находящейся на девятом месяце беременности, родителям, маме моих старших детей.

И все это ради того, чтобы меня пару раз опросил следователь? За первые четыре месяца Женю и Борю допрашивали, насколько мне известно от адвоката, всего два раза. Первый раз в момент задержания. И второй — через пару месяцев. И все!

Как вы думаете сколько раз к моему адвокату обращались с предложением, чтобы получить мои показания? Ноль. Никого не интересуют мои показания. Потому что они противоречат официальной версии.

Не открою тайны, что на свободе себя защищать легче. И не только себя. Что я, собственно, и делаю. И это мое право.

Вопрос Четвертый. Что с семьей?

Все, слава Богу, хорошо. У нас 6 октября 2016 года родилась девочка. И у всех остальных все хорошо, насколько это может быть хорошо в нашей ситуации.

Справедливости ради надо отметить, что наша правоохранительная система при всей ее жесткости и даже жестокости по отношению к обвиняемым не опускается до того, чтобы создавать выдуманные проблемы для твоей семьи. По крайней мере по своей семье я это не почувствовал. Даже обыски в доме в момент, когда там находилась моя беременная жена проходили очень культурно.

Это пока еще отличает нас в лучшую сторону от каких-нибудь африканских стран. Но может быть я ошибаюсь по этому поводу.

Вопрос Пятый. Веришь ли в то, что наш справедливый суд и объективное следствие во всем разберутся и все будет по справедливости?

А вы сами как думаете?

Опять же не буду голословным, а приведу несколько фактов. Посмотрите на статистику судебных решений. Что-то около 99.5% судебных решений носит обвинительный характер! То есть если дело доходит до суда, а что ему мешает не дойти с таким подходом, то вероятность что вас оправдают исчезающе мала. Наверное кто-то подумал что это, безусловно, высокое качество следствия, которое собирает неопровержимые доказательства и убеждает суд в своей правоте? Вынужден вас разочаровать. Так работает система.

Судебная система настолько “прогнулась” под органами следствия и прокуратурой, что дошло до того, что Верховный суд в 2016 году выпустил специальную инструкцию, которая запрещала в решениях суда под копирку переписывать обвинительное заключение предоставленное прокуратурой и следствием. Потому что судебный процесс стал настолько банальным фарсом для всех участников, что даже смысла себя утруждать в написании своего мнения у суда и судей не стало.

Нельзя сказать что я был таким подкованным в том, как работает судебная система. Я помню в 2013 году на заседании ФГК партии “Гражданская Платформа” известный адвокат Михаил Барщевский представлял для нас свое видение того, как должна быть реформирована судебная система, какие у нее проблемы и какие решения. Я слушал с интересом, но в полуха. Потому что это было как-то далеко для меня. Это не было тем, что было для меня важным.

Там много было про независимость судей. Какие проблемы возникают если судья находится в прямой зависимости от власти и более того от следствия. И как их решать. За это время ситуация с независимостью суда и судей стала намного хуже. А для меня эта тема стала намного актуальнее. И только сейчас, на собственной, так сказать, шкуре, я понимаю насколько важно для общества, для страны независимый суд и независимые, самостоятельные и высокопрофессиональные судьи. 
Но, боюсь, следствие и суд по моему делу закончатся несколько раньше чем, наступит эта счастливая пора.

Вопрос Шестой. Кто за этим делом стоит? Почему все это произошло?

У меня есть своя версия этих событий. Она сформирована скорее не на знании каких-то тайных фактов, не известных общественности, а на логике работы всей системы. Но я предпочитаю свою версию оставить это при себе.

Время все расставит по своим местам. Мы вообще живем в эпоху, когда все труднее скрыть правду. Мир становится более прозрачным. Можно это затормозить, но остановить невозможно. Когда-нибудь мы узнаем правду и про эту историю.

Вопрос Седьмой. Чего так долго молчал?

Ребята. Мне сложно вам объяснить и передать как меняется система координат у человека, который попал в такую ситуацию.

Но эта система координат и приоритеты меняются кардинально. И в первые дни и недели точно тратить время и силы на неравную пиар борьбу в попытке оправдаться я не видел смысла. Какие приоритеты будут у вас, когда жена была на девятом месяце беременности, когда нужно срочно решать вопросы того, как мне и моей семье жить в новых условиях. Это был безусловный и высочайший приоритет. И отвлекаться, тратить свои силы и энергию на это, создавать себе и прежде всего своей семье дополнительные проблемы было точно абсолютно не эффективно, не прагматично и не честно по отношению к тем, кто мне дорог.

Ну а в следующие месяцы у меня была надежда, что моим коллегам по несчастью — Борису Вайнзихеру и Евгению Ольховику как-то смягчат условия пребывания и вообще сам процесс войдет в более объективное русло. Мне своими “разоблачениями” не хотелось создавать ребятам, находящимся в совершенно других чем у меня условиях, какие-то дополнительные проблемы. Но после второго продления стало понятно, что ситуация не имеет быстрого и разумного разрешения. И то, что я делаю или не делаю — никак не помогает ребятам, сидящим сейчас в СИЗО.

Но когда в феврале Борису и Евгению продлили арест стало понятно, что надежды нет. С начала февраля я начал собирать фактуру, готовить материалы. Очень много времени ушло на поиск, сбор и обработку информации для самой главной — второй части. И после того как материал был готов — мы с женой взяли паузу чтобы еще раз подумать — стоит это делать или нет. И, поверьте, если бы в финале она сказала нет, я бы не стал этого делать. Именно она герой на самом деле, а не я.

Вопрос Восьмой. Почему именно сейчас вернулся?

Ответ на этот вопрос отчасти лежит в ответе на предыдущий. Но лишь отчасти. Он отвечает на вопрос, почему молчал, но не дает понимания того, зачем снова заходить в эту бурную и порою бессмысленную реку. Действительно, чтобы вернуться и начать свою социомедийную жизнь заново, нужен какой-то серьезный мотив. Билайн был мотивом в “прошлой жизни”. Для того чтобы начать — должен появиться новый мотив. И он появился. Поэтому я возвращаюсь.

В чем этот мотив я напишу позже, чтобы не злоупотреблять вашим вниманием и без того длинным текстом. Он созидательный и позитивный. Поэтому требует отдельного объяснения.

Но я могу сказать, что точно НЕ является мотивом моего возвращения.

Мне не нужно зарабатывать “очки” для какого-нибудь политического убежища, поэтому я возвращаюсь не для того, что начать направо и налево клеймить действующую власть по чьему-то заказу или для получения какого-либо статуса. Кто-то может разочарованно вздохнуть, но меня не волнуют эти вздохи.

Конечно, я сейчас я могу быть более свободен в своих высказываниях и суждениях публично. Поскольку не связан ограничениями руководителя крупной компании. И я буду пользоваться этой свободой. Но я не хочу быть похожим на многих обиженных ребят, которые выискивают только негативные факты и фокусируются только на ошибках власти и проблемах страны. Я позитивный человек по сути, а фокус на негативе разъедает человека изнутри.

Мною не движет обида. Как ни странно. Она должна быть, но ее, к сожалению или к счастью, нет. Мы настолько привыкли к рискам и подобным ситуациям вокруг нас, что даже дело против себя воспринимаем как просто неизбежный риск, который берет любой предприниматель и руководитель в нашей стране. Мне просто не повезло и это произошло со мной. Могло произойти с любым. Но произошло со мной. Это такая судьба.

Но если посмотреть объективно, на само деле мне, в отличие от других, сильно повезло. А многим, попавшим в такую историю — нет. В любых отрицательных событиях всегда есть и позитивные вещи. Благодаря этим событиям я похудел на 7 кг, открыл для себя прелесть неспешных пешеходных прогулок по парку и перемещение по городу на велосипеде, стал гораздо больше общаться с семьей и вспомнил о вечных ценностях, о которых мы в текущем круговороте жизни неизбежно забываем.

Благодарить Следственный комитет за это не буду, это точно не было их задачей. Но очень хочется сказать им за это спасибо. Сам бы я так не решился поменять свою жизнь.

Мое возвращение точно не мотив поиска правды в моем криминальном кейсе — в соцсетях и с их помощью этой правды не найдешь, а навредить дорогим и уважаемым мною людям можно довольно изрядно.

Моя Первая часть вышла чуть раньше, но почти одновременно с анонсом встречи Вексельберга с Путиным. Кто-то уже начал строить какую-то взаимосвязь. В духе известной фразы “Совпадение? Не думаю”. Я сам рассмеялся, когда узнал от сотрудника Ведомостей, что оказывается в этот же день прошла встреча и народ уже начинает связывать одно с другим.

Думайте что хотите. Но это никак не связано. Я не имею информации о том, с кем и когда встречается Президент. За действиями Виктора я тоже слежу исключительно по информационным сообщениям.

Мне кажется он занял очень достойную позицию по отношению к ребятам, которые находятся в СИЗО, по отношению к ситуации в целом. Это заслуживает уважения. Каков будет результат? Время покажет.

Вопрос Девятый. Что с гражданством, статусом, визами?

Я гражданин Российской Федерации. У меня одно гражданство. Все остальное — касается только меня и моей семьи. Я не считаю целесообразным давать более развернутый ответ. Более того, я не вижу какого-то важного смысла для тех, кто интересуется этим вопросом, кроме праздного интереса и желания что-то пообсуждать. У меня нет задачи удовлетворять праздное любопытство.

Вопрос Десятый. Какова цель этих постов?

Она простая. Рассказать свою правду и закрыть тему. Социальные сети и мой блог позволяют высказать свою точку зрения широкому кругу людей напрямую и без цензуры. Это потрясающая возможность, которой не было десять лет назад. И я ею воспользовался.

Я хочу закрыть тему своего дела. И двигаться дальше. Именно поэтому я не даю интервью. Не потому что я боюсь каких-то неудобных вопросов. Просто на подавляющее количество вопросов по сути я уже ответил. Если читать внимательно. На часть вопросов я не хочу отвечать по вполне понятным мотивам. Отвечать на вопросы, которые задают люди из разряда “просто было бы забавно знать, пусть расскажет” — я не хочу. Мне это не интересно.

В заключение

Слово “заключение” здесь применяется в позитивном смысле — в том смысле что уже заканчиваю :)

Жизнь удивительная штука. Она настолько непредсказуема, что порою ставит тебя в тупик своими зигзагами. Утром 5 сентября 2016 года, отправляясь в аэропорт я был успешным предпринимателем, уважаемым бизнесменом и руководителем одной из лучших компаний страны. Я строил планы по моему следующему трехлетнему периоду в Билайне. А уже вечером того же дня — безработным, обвиненным в коррупции, общественно порицаемым преступником.

Но то, что у меня осталось — гораздо дороже всего остального. Но об этом я буду писать позже.

Переверните страницу и начните жить будущим. Прошлое будет догонять вас, но не сможет догнать, если вы быстро двигаетесь вперед

Ваш Михаил Слободин