Lampshade

Донован возвращался домой. Все та же знакомая дорога, все тот же асфальт, дома, повторяющие друг друга. Да, обитатели этих домов скорее всего все одинаковые.

«Как однояйцевые близнецы» – пронеслось в голове у мужчины.

Вот и подъездная дорожка к знакомому дому, на ней все также верно стоит ржавый пикап. Он верен хозяину и никуда бы не делся от него, не предал бы, если так можно отзываться о машине. Да, и, если бы пикап обладал разумом и не был бы так потрепан временем, а шины его не были бы сдуты, он сбежал бы, не раздумывая, в какой-нибудь городок на побережье Калифорнии: Лонг-Бич или Сан-Диего. Не плохие перспективы, но, пикап не имеет сознания, это лишь машина.

Донован вздохнул и отвел взгляд от ржавого трупа былого «друга». Когда-то он думал, что исколесит весь мир на нем. Исколесил…

Дверь со скрипом открылась, и мужчина вошел в темное чрево деревянного дома. Закрыв за собой дверь, он поставил свою сумку рядом с держателем для зонтиков и, сняв ботинки, на ощупь направился на кухню. Донован точно не помнил где кухня, но, не сложно предположить, где в такого рода домах может располагаться место для приготовления пищи.

Найдя включатель, он быстро включил свет, всего лишь на минуту. Вспышка электрического сияния озарила маленькое прямоугольное помещение и сразу же исчезла. Но, Донован уже много раз проделывал такой трюк, поэтому запомнить где находится окно и электрическая плита не составило особого труда. Свет зажигать не стоило, как и громко шуметь, это может привлечь социумов, ему, Доновану, этого не требуется. Главное, это переждать эту ночь, а на утро уже можно будет выдвигаться в путь.

Комфорка плиты издала тихий пшик и зажглась синим пламенем. Видимо, этот дом еще не отключили от общего питания, что есть очень хорошо, ведь это значит, что ночью тут будет тепло, будут вода и газ.

«Интересно, кто здесь жил после моего ареста?»- пронеслось в голове у мужчины.

Машина так и осталась на своем месте, перепланировки не было(да и кто бы стал делать перепланировку в такого рода развалюхе). Вопрос еще в том, кого бы сюда поселили? Его не было здесь год, а потом еще год после его побега.

«Ах, Донни, старина, когда сбежишь из этой богодельни не смей бежать в свой дом, тебя сцапают»

Так говаривал Хоуп, ну, если быть точным, Томас Хоуперман. Его посадили за несогласие с режимом разделения людей на касты. Хоуп говорил, что сам попался, по глупости и «юношеской наивности», но, на самом деле, Хоуп был искусным старым плутом, он устраивал акции восстания, погромы, но все это были мелкие проделки в сравнении с тем, что социумы не могли отловить его пять лет. Чертовски большой срок. Хоуп рассказал свой секрет скрытности Доновану лишь однажды. Это было гениально, умно и просто. Услышав схему, по которой действовал Томас, Донован чуть ли не вскрикнул от смеха и торжества одновременно. Схема была проста: каждый солдат знал в лицо и по именам только троих членов команды. При этом, эти три человека знали еще троих человек и так далее. Но своего командира или главного зачинщика никто не знал, Хоуп действовал за спинами своих солдат. Но, когда эта ‘елочка знания’ доходила до самого Хоупа, то он назывался именем первого члена отряда, тем самым замыкая кольцо и оставаясь вне него.

Донован не возвращался в свой дом до этого момента. Он следовал приказу Хоупа, который отдавался в его голове эхом каждый раз, когда тот думал о доме.

После скудного ужина мужчина решил, что самое время отойти ко сну. Донован прокрался к выходу из кухни, далее шел длинный коридор, выводящий путника к развилке: входная дверь, гостиная и лестница на второй этаж. Лучше всего, конечно забраться на второй этаж там есть. кровать.

«Надеюсь она все еще там»- мысленно пробурчал мужчина

На ощупь, мужчина пошел к «развилке». Простояв немного, решая куда именно идти, он принимает решение подняться на второй этаж.

«Вторая комната слева» – отдается единственная мысль в голове.

Он приоткрыл дверь в комнату, звук старости отозвался гулким эхом и забился где-то в отдалении . Донован аккуратно выглянул из-за двери, точнее, из-за того, что от нее осталось. В комнате все было как и раньше, словно и не проходило тех 2 лет. Мужчина не думая больше ни минуты лег на постель и провалился в царство сна…