Анекдоты от Марка Лемона

Гравюра на титульном листе книги издания 1865 года.

Избранное из книги британского писателя Марка Лемона (Mark Lemon) “The Jest Book”, 1865 г.

***

Сестра советует своему брату, большому любителю выпить, последовать примеру одного джентльмена, который питается овощами и злаками и пьет одну лишь воду. «Ты что, сестренка?! — воскликнул тот. — Хочешь, чтобы я щипал травку, как вол, и пил, как верблюд?!»

***

Некорректное сравнение

Как-то раз супруга лорда-канцлера Хардвика наказала управляющему имением раздобыть для свинарника свиноматку, дав ему подробное описание признаков породы, размеров и проч.

Через нескольку дней радостный управляющий вбежал в столовую, где в это время миссис Хардвик давала званый обед, и воскликнул: «Госпожа, я привез вам свиноматку — с Ройстонской ярмарки! В точности вашей породы и ваших размеров!»

***

Дэниэла Парсона, знаменитого остряка, как-то раз в компании попросили развлечь всех какой-нибудь шуткой. «Насчет какой вещи?» — спросил он.

«Насчет короля!»

«Ох, сэр! — воскликнул Дэниэл. — Но король — это не вещь

***

Любезное приглашение

Ричардсон рассказал как-то раз об одном джентльмене, который пригласил его к себе в гости. «У меня есть редкая картина Рубенса, — сказал он писателю, — а мистер Г. заявил мне, что это всего лишь копия. Я так вспылил тогда… что теперь размозжу голову наверное всякому, кто мне такое повторит. Умоляю вас, мистер Ричардсон, сделайте одолжение — посмотрите ее и выскажите свое суждение!»

***

Видимая тьма

Некий джентльмен, войдя в едва освещенный тусклыми свечами гостиничный номер, крикнул в холл: «Эй, швейцар! принеси-ка сюда пару приличных свечек — чтобы отыскать те, которые здесь горят!»

***

Женская слабость

Некий любящий муж, жена которого страдала болезнью глаз, обратился к доктору с просьбой прописать ей для лечения какое-нибудь снадобье. «Пусть каждое утро она наливает в стаканчик немного бренди, — посоветовал доктор, — и попеременно окунает в него каждый глаз».

Спустя несколько недель доктор встретил супруга на улице и поинтересовался у него результатами своего предписания.

«Ничего, к сожалению, не получилось, доктор, — ответил тот. — Поднять стаканчик выше своего рта ей просто не под силу».

***

Мазила

Когда однажды некий горожанин, гуляя на природе, развлекался стрельбой из ружья, случилось так, что одна из его пуль, прошив насквозь доску изгороди, сбила с головы шляпу стоявшего за ней джентльмена.

— Сэр, вы стреляли в меня?! — вскричал насмерть перепуганный хозяин шляпы.

— Нет, в птичку!.. Да не волнуйтесь вы, я стрелок плохой: во что ни стрельну — всё промах!

***

Долг вежливости

Молодой поэт на публичном чтении своей трагедии заметил вдруг, что один из слушателей очень часто — после каждой почти строфы — приподымает на голове шляпу.

— Сэр, скажите, а что именно в моей пьесе вызывает у вас такую реакцию? — поинтересовался он.

— Просто долг вежливости — перед каждым очередным моим давним знакомцем!..

***

«Никогда не критикуйте дам! — изложил как-то раз один ирландский пэр свое жизненное кредо. — Истинный джентльмен должен смотреть на недостатки леди всегда закрывая на них глаза».

***

Рассудительный сынок

Ведьма, когда привязывали её к столбу на площади, чтобы сжечь на костре, заметив в толпе своего сына, крикнула ему, чтобы принёс он ей кружку воды — потому что у неё совсем в горле пересохло.

— Э, нет, мамаша, не нужна тебе вода сейчас! — откликнулся сын. — Чем суше ты будешь, тем лучше, — а не то гореть будешь долго!..

***

«Дядюшка, — спрашивает юноша своего родственника, — а на соверене — голова королевы есть?»

«Конечно есть, глупый мальчишка! Почему, болван, ты это спрашиваешь?!»

«Да так… Как он выглядит, позабыл просто…»

***

Вильгельм Оранский и Свифт

“Non rapui sed recepi” (‘Не присвоил, но обрёл’) — такой девиз был начертан на гербе Принца Вильгельма Оранского при коронации его на английский престол. «Этот обретатель сто очков вперёд любому вору даст!» — c саркастической улыбкой заметил Джонатан Свифт, когда ему показали эту надпись.

***

«Любовь — это море!» — восклицает восторженная леди своему возлюбленному.

«Я готов любить тебя до безумия! — отвечает тот. — Но предпочел бы на берегу».

***

«Виноград?.. Спасибо, но я предпочитаю его из бутылки, а не пилюлями!» — заявил один выпивоха, отодвигая от себя блюдо с виноградом, которое подали ему на десерт.

***

Джеррольд сказал как-то раз одному очень худому джентльмену: «Сэр, вы похожи на булавку; только без головки и тупую».

***

Комику Футу, когда отобедал он в трактире «Касл» в Солт-Хилле, хозяин принес счет, который поразил актера своей чрезмерностью.

«Звать тебя как, милейший?» — спросил он хозяина.

«Удодсон, сэр».

«Удодсон… А счет на целого фазана тянет!..»

***

Новая вывеска

Нетрезвый господин стоит задрав голову вверх и пошатываясь перед входом в магазин.

— Что… это они написали там… — интересуется он у прохожего, — на своей новой вывеске?

— Они написали там, что ты пьян.

***

Одну леди ее подруги спросили, правда ли, что она собирается выйти замуж за мистера N, который в общем-то неплохой человек, но слишком уж экстравагантен.

«Ну, скажу я вам, — ответила она, — если так не похож он на всех прочих, очень даже похоже, что именно он и станет моим мужем».

***

За сухого и выходите!..

Чарльз Диккенс рассказал однажды такую историю, что случилась недавно в Америке: некой молодой леди, в которую влюбились сразу пятеро молодых джентльменов, был дан совет броситься с палубы парохода в море — и в мужья себе избрать того из ухажёров, кто тотчас кинется в воду спасать её.

Наутро, когда вся пятёрка претендентов в женихи, показавшись на палубе, не спускала преданных глаз с возлюбленной, та неожиданно бросилась вдруг головой вниз в воду. Четверо из ухажёров не раздумывая прыгнули за борт в море вслед за ней.

«Ну и за которого же мне идти замуж?» — поинтересовалась «спасённая» у своего советчика — капитана судна, — когда её и четверых её воздыхателей извлекли из воды и подняли на палубу. — «Вон — четверо ведь их, и все мокрые!»

«Вот за сухого и выходите!» — последовал ответ.

Молодая леди и от второго совета, что дал ей капитан, не отказалась.

***

Ни дня без строчки…

Скандалят две дамы:

— Как ты лжёшь, лгут лишь воровки и шарлатанки!!

— А как ты — лишь дамочки, что пишут в журналы: каждый день и весь год напролёт!

***

Долгая история

«Простите, а времени вам сколько ещё потребуется, чтобы историю вашей болезни дорассказать? — прервал доктор Эбернти обстоятельный рассказ одной чрезвычайно словоохотливой леди (к ней приглашён он был для консультации) о всех подробностях развития её заболевания. — Дело в том, что мне ещё одного пациента — на соседней улице — нужно навестить».

«Думаю… минут двадцать ещё…»

«Продолжайте, мадам, рассказывайте! Когда возвращусь, — надеюсь я, успеете закончить…»

***

Вырубили его из них…

Когда антрепренёр Дэвид Моррис назначен был директором Королевского театра на Хеймаркете, драматург Дуглас Джеррольд, просмотрев репетицию актёров труппы вверенного ему заведения, дал весьма нелестную оценку их мастерству.

— О, но не суди ты их всех строго так! — вступился Моррис за своих новых подопечных. — Есть, есть тут замечательные актёры: вот мистер В. — который взрастал на этих подмостках!..

— Взрастал? А не взяли ли, да просто вырубили его из них — о таком подумаешь скорей!..

***

Тондапамубоменосом обзавёлся…

Когда установка капканов и самострелов для охраны садов и огородов подпала в Англии под законодательный запрет, один джентльмен, знаток древнегреческого языка, на ограду своего землевладения прикрепил доску с надписью на ней крупными буквами: «Осторожно! Сад охраняется тондапамубоменосом».

Участившиеся было тайные визиты за забор к нему охотников до его овощей и фруктов прекратились с того дня раз и навсегда.

***

Известный ирландский торговец спиртным разместил в газете объявление, что у него осталось немного виски, «которое во время своего визита в Дублин пил покойный Его Величество».

***

Две жительницы Уоппинга шумно бранятся на улице. Открывается дверь ближайшего дома, и дочка одной из них высовывает в проём голову и кричит: «Мамочка, поскорей обзови ее воровкой, — не то она опять тебя опередит!»

***

«Умоляю, милорд, бросьте хоть полпенни — не то все мы здесь в Этлоне так и останемся думать, что наш собрат побрезговал даже поздороваться с нами!» — крикнула одна старая нищенка из толпы попрошаек, окруживших экипаж некого скупого джентльмена на станции в Этлоне.

***

Счёт-переросток

«О, да не спеши ты, любезный, другое место уже искать! — предпринял попытку удержать последнего своего лакея некий промотавшийся джентльмен, когда тот, объявив ему о своём уходе, потребовал оплатить весь долг по жалованию. — Да, должен я тебе, но ведь деньги на счёт тебе набегают из месяца в месяц; счёт растёт твой, растёт…»

«Да… но боюсь я, перерастёт он уже скоро, счёт мой, — до денег не дотянусь потом, и не допрыгну!..»

***

«За честных мужчин и чарующих нас своей красотою дам!» — воскликнул некий джентльмен, подняв бокал и глядя прямо в лицо славящейся своим умом миссис М.

«О, мистер N, — с улыбкой ответила ему та, — ни ко мне, ни к вам ваш тост не относится!»

***

Чудо-подушка

У актёра Фута, когда на распродаже за долги имущества некоего джентльмена приобрёл он себе подушку, поинтересовались, почему из всего многообразия выставленных на аукцион вещей соблазнил его именно этот предмет.

— Потому что бессонница замучила меня, — ответил Фут.

— ??

— Но ежели хозяин, будучи в долгах по уши столько лет, мог спасть покойно с подушкою вот этой под его головою — должна же, хочу я верить, и мне она помочь!..

***

Одна ирландка заявила своему бывшему возлюбленному, что не прочь была бы иметь у себя его портрет. «А что, если его вдруг увидят твои нынешние друзья?» — спросил он. «Ну, я попрошу художника изобразить твое лицо так, что никто тебя не узнает!..»

***

Два джентльмена стоят на тротуаре; мимо них проходит некая девица.

— Глянь, какая красотка! — замечает один из них.

Девушка оглядывается и смотрит на него.

— Думаете, в ответ я назову красавцем вас, сэр?

— Почему бы и нет?! Солгите, как это сделал я, милашка!

***

По смерти некоего адвоката, умершего в нищете, организовали сбор пожертвований — по одному шиллингу — на его похороны.

«Шиллинг за адвоката?! — в ответ на объявленную ему сумму взноса воскликнул Лорд Главный Судья Норбери. — Вот вам гинея — добавьте к нему в коллегию ещё двадцатку их!..»
_______
Примеч. переводчика: Гинея — золотая монета достоинством 21 шиллинг.

***

Разговор в фойе театра:

«Спектакль дрянь, конечно, но хоть не освистали…»

«Свистать и, вместе, зевать — очень трудно».

***

Ни капли больше!..

В стародавние времена, когда дороги в Шотландии были настолько плохи, что в колёсных повозках редко кто-либо по ним ездил, один лэрд после вечернего званого застолья возвращался в свой замок верхом на коне — со своей леди, сидящей позади него. На переправе через реку Урр леди, не удержав равновесия, свалилась в воду, — но обнаружить пропажу своей спутницы супруг смог лишь после того как подъехал уже к дверям замка. Тотчас же отправил он всю прислугу на её розыски, — и вскоре потерянная — к её удаче, как нельзя вовремя, — была ими найдена: лёжа на спине на мелком месте, увещевала она набегавший ей раз за разом на лицо речной поток: «Ни капли!.. Ни капли больше!.. Ни грога, ни эля!..»

***

Свадьба моряка

Однажды моряк по имени Джек, вернувшись из плаванья и промотав в порту все деньги, решил жениться. Однако священник, поскольку суммы, необходимой для того, чтобы внести плату за обряд у жениха не набралось, венчать новобрачных отказался. «Не беда, братец! — воскликнул Джек и швырнул в рукав его облачения несколько шиллингов. — Обвенчай меня на срок, на какой хватит этой мелочи!»

***

Медиум-недоучка

Человека, который рассказал о своей встрече с призраком, спросили, на каком языке тот с ним общался. «Откуда мне знать! — ответил «медиум». — Мертвых языков я не изучал».

***

Писатель — драматургу Джеррольду:

— Вы и впрямь, говорят, считаете последнюю мою книгу худшей из всех мною написанных?

Джеррольд:

— Нет-нет — прочего вашего моя оценка не касалась; я сказал, что книга эта — худшая из когда-либо написанных вообще…

***

Двое прохожих замечают лежащего на обочине дороги в пригороде Дублина мертвецки пьяного человека.

«Похоже, это убитый!» — восклицает один из них.

Второй подходит к пьяному, переворачивает на спину, внимательно осматривает его и говорит:

«Хотел бы я быть наполовину таким же убитым!..»

***

Выгодная инвестиция

В одном английском журнале напечатали недавно такое объявление: «Продаётся сто тридцать исковых дел, собственность уходящего в отставку адвоката. Все истцы очень богаты и очень упрямы».

***

Кандидат на выборах, которого отличала немногословность, после длинной и блистательной речи своего соперника заявил: «Уважаемые избиратели города N.! Всё, что он вам пообещал — я выполню!»

***

В один провинциальный театр как-то раз вечером пришло на спектакль всего лишь семеро зрителей. В ответ на неважную игру актеров из зала вдруг послышался свист. На сцену тут же выскочил возмущенный режиссер и свистнул в зал; его поддержали актеры, и вместе с ним засвистали публику.

***

— Ур-а-а! ура-а-а! — Начинающий адвокат вбегает в кабинет своего отца, юриста. — Завершил я ту самую тяжбу, давнюю! Не поверишь — полюбовным соглашением сторон!..

— Что-о?! — восклицает пораженный отец. — Идиот!! Ты что — не понял, для чего я подарил тебе эту тяжбу?! Чтоб кормила она тебя до конца твоих дней!..

***

Равный риск

«…А как погиб твой батюшка?»

«В море, во время шторма», — отвечает моряк собеседнику.

«А дедушка от чего умер?»

«Утонул в кораблекрушении».

«А прадедушка?»

«Пропал без вести, в плавании».

«Видать, отчаянный ты малый — коли сам не страшишься ничуть ходить в море!..»

«А твой батюшка где умер?»

«У себя дома — в своей постели».

«И дед с прадедом тоже?»

«Да, и дед с прадедом — в своей постели каждый…»

«Видать, отчаянный ты малый — коли сам не страшишься ничуть укладываться каждый вечер в свою постель!..»

***

Некий хвастун, чью физиономию украшали многочисленные шрамы от побоев, полученных в пьяных драках, рассказывал, что достались они ему в боях во время войны.

«Верю, — сказал слушавший его байки старый вояка, — вот только когда опять будешь драпать, не оглядывайся!»

***

О прислуге

Известный скряга Элуиз поделился однажды таким своим наблюдением: если у тебя один слуга — со своей работой справляться он будет; если их двое — работа будет делаться наполовину; если трое — всю их работу будешь делать сам.

***

Некий джентльмен сделал одной леди комплимент: заявил ей, что она прекрасна.

«Но отчего ж ты не воспользовался, однако, ее совершеннейшей красотой?» — поинтересовался его приятель, мистер Фут.

«Разве есть у меня на это право?»

«Конечно! Согласно международному праву, ты первооткрыватель».

***

Набросок переговорщика

Когда герцог де Шуазёль — имевший вид законченного тупицы — прибыл в Лондон для ведения переговоров о прекращении войны, у Чарльза Таунсенда поинтересовались, прислали ли французы свои предварительные условия для заключения мирного договора.

«Я этого не знаю, — ответил Таунсенд. — Можно не сомневаться лишь в том пока, что они прислали нам недоделанный набросок переговорщика».

***

Ограниченный человек подобен маленькой бутылке с узким горлышком: скудное содержимое выливает из себя с громким бульканьем.

***

Одного неглупого человека спросили, почему он так любит проводить время в компании некой болтливой девицы. «А мне просто нравится смотреть, как она говорит», — ответил он.

***

Без потерь

Робкая леди при переправе на раскачивающемся пароме с тревогой интересуется у паромщика, не случалось ли ему терять когда-либо своих пассажиров. «О, нет, — следует ответ, — мы всегда их на следующий день находим».

***

Когда Генрих VIII, король Англии, потерял свою третью жену — Джейн Сеймур, — у него возникли некоторые сложности с подбором очередной невесты. Так, вдовствующая Герцогиня Миланская, в ответ на его предложение, прислала письмо, в котором заявила, что «будь у меня две головы, одну из них я с радостью отдала бы в руки Вашего Величества».

***

«Клянусь, — восклицает джентльмен своей возлюбленной, — ты прекрасна!»

«Вот как?! Но ты можешь сказать мне это, даже не считая так!»

«А ты действительно считала бы так без моих слов?!»

***

Страшное оружие

«Ну как, господа, — спрашивает чересчур буйный участник диспута присутствующих, — никаких сомнений нет, что разгромил я моего оппонента в пух и прах?» «Никаких, — отвечает некий джентльмен. — И, хочу вас спросить, если мне придется вдруг когда-нибудь отправиться на битву с филистимлянами, — могу я надеяться одолжить у вас вашу челюсть?»
__________
Примечание переводчика: в Библии рассказано, что однажды силач Самсон в схватке с филистимлянами перебил их всех ослиной челюстью.

***

Перед законом равны все…

Такой разговор прозвучал однажды в суде, где слушалось дело по обвинению некоего горожанина в двоеженстве:

Секретарь — подсудимому: «Так вы считаете, судье — вопреки требованиям закона — следует проявить к вам какое-то снисхождение? И у вас есть какие-то доводы на сей счет?»

Подсудимый: «Да. Посудите сами, милорд, жена моя первая спуталась с торговцем-коробейником и сбежала от меня с ним пять лет назад; с тех пор я её и не видел, и где она — не знаю. А с нынешней моей супругой поженились мы лишь прошлой зимой…»

Судья Мол: «Что ж, я поясню вам подробно, что вам по закону надлежало сделать; и если вы ответите, что чего-то из этого не знали, должен буду вам заявить, что знать вы это — и закон того требует — обязаны были. Во-первых, вам следовало тотчас же возбудить через своего адвоката дело в суде о посягательствах того коробейника на ваши супружеские права. Это обошлось бы вам примерно в сотню соверенов*. После выигрыша дела вы уже могли бы через своего проктора обратиться в Церковный Суд: о возбуждении дела о разводе a mensa atque thoro**; это стоило бы вам двести-триста соверенов, или чуть поболее. После получения бумаги о разводе a mensa atque thoro вы имели бы уже право подать в Палату Лордов ходатайство о разводе a vinculo matrimonii***, и после прохождения решения через все инстанции обеих Палат — за всё это вместе уплатили бы от одной до двух тысяч соверенов — получили бы право вступить в новый брак. Быть может, вы скажете мне, что человек вы небогатый и за всю свою жизнь и тысячи фартингов**** не имели никогда у себя в наличии; но, подсудимый, сие не имеет никакого значения! Я, председательствуя здесь как британский судья, считаю моим долгом заявить каждому, что страна наша — вовсе не из тех, где для богатых есть один закон, а для бедных другой!»
__________
*Соверен — монета в 1 фунт стерлингов (20 шиллингов или 240 пенсов).

**a mensa atque thoro — юрид. термин: развод без официальной его регистрации; решение о нем выносится, как правило, церковными учреждениями, в частности, в случае побега или пропажи без вести одного из супругов. Возможности зарегистрировать новый брак не дает.

***a vinculo matrimonii — юрид. термин: развод, оформленный в соответствии с законодательством.

****Фартинг — мелкая монета в 1/4 пенса.

***

Лучшее вино

Когда Шеридана спросили, какое вино он предпочитает, тот ответил: «Которым меня угощают».

***

В любой, даже самой низменной профессии есть свои плюсы. Скажем, будь я могильщиком, или даже палачом, есть масса знакомых, для которых я мою работу выполнил бы с громадным удовольствием.

***

У одного ирландского джентльмена, уволившего свою служанку, вскоре поинтересовались, не боится ли эта девица работы.

«О, ничуть, ничуть не боится; сколько раз я заставал её спящей бок о бок с ней!..»

***

Говорящие полотна

Как-то раз друзья одного именитого живописца заметили ему, что, по их мнению, он всегда почему-то расхваливает далеко не лучшие из своих работ. «Лучшие — расхваливают себя сами», — ответил художник.

***

Необычное эхо

Судебное заседание по делу мистера Каррена проходило под аккомпанемент рёва осла под окнами на улице. «Необычное, однако, эхо в этом зале», — заметил защитник, когда осёл, взревев в полную мощь своих легких, прервал напутственную речь судьи к жюри присяжных.

***

«Она просто несносна», пробормотал джентльмен, думая о своей возлюбленной. Потом добавил: «Но это, наверное, ЕДИНСТВЕННЫЙ ее недостаток…»

***

«ДА НЕ ПРЕСТУПИТ СЕЙ ПОРОГ НИЧТО — КРОМЕ ДОБРА!» — прикрепляет над входной дверью табличку с надписью хозяин дома.

«И куда же сам-то ночевать сегодня направишься?!» — восклицает проходящий мимо сосед.

***

Не так поняли меня…

— Мой лорд, я думаю, вы уже слышали об ограблении моего сына — вчерашнем?! — воскликнул при встрече с бароном О’Грейди, главой Высшей Судебной Палаты Ирландии, отец одного известного дублинского адвоката.

— Нет-нет, мои ему поздравления! Кого выпотрошил-то?

— О, нет… вы… не так поняли меня! У него деньги отняли — когда из Уиклоу вчера возвращался, на дороге…

***

«Но по какому же, в конце концов, закону приговорили Карла Первого к смерти?!» — воскликнул однажды некто в споре с газетчиком Эдвардом Куином.

«По оставшемуся от него в ранге закона беззаконию».

***

Один из приятелей сэра Годфри Кнеллера дознался, что те из картин художника, которые писались в спешке на заказ ради заработка, обречены на весьма быстрое выцветание: краски для них — яркие и броские, но при том очень нестойкие, — Кнеллер подготовлял сам каким-то своим хитроумным способом.

«Но подумайте, сэр Годфри Кнеллер, — упрекнул он как-то раз художника, — что будут говорить потомки, которые увидят спустя годы эти ваши работы!»

«Что говорить будут?! Скажут, полотна эти — чьи-то примитивные подделки стиля живописных работ сэра Годфри Кнеллера, — вот что скажут, думаю!..»

***

Об одной известной актрисе, которая с возрастом пристрастилась к чрезмерному употреблению кармина, жемчужных белил и прочей косметики, Джеррольд сказал: «Ей-богу, в обществе ей следует появляться с обручем вокруг себя, на котором висела бы бумажка: ОСТОРОЖНО, ОКРАШЕНО!»

***

Покажу вам лжеца…

Один франт, войдя в залу, где горячо спорили о политике, спустя минуту, вытянувшись во весь свой рост, выкрикнул:

— А есть ли тут радикалы?! Господа, покажите мне радикала — и я покажу вам лжеца!

— Я радикал!! — выпалил тотчас некий джентльмен, вперив на франта пронзительный взгляд.

— Вы?..

— Да, сэр, я — радикал! А теперь лжеца — покажите же мне!

— Ну… если то вас не затруднит… сходить со мной вон до того угла… свернуть и пройти немного… Там только что перемолвился я парой слов с каким-то субъектом, и он заявил мне, что в этой части города я не найду ни одного радикала… Ну не лжец ли, право слово!..

***

Некий поэт декламировал, прогуливаясь с мистером Т. по улице, свои стихи.

«Потише — тебя вся улица слышит!» — заметил ему попутчик, указав пальцем на зевающего прохожего.

***

Полезнейшая практика

— Посоветуйте, мой лорд, — поинтересовалась как-то раз некая дама у Главного Судьи Ллойда Кеньона, — в чём бы попрактиковаться моему сыну — для того, чтобы изучение права давалось ему без такого тяжкого труда?

— В чём попрактиковаться? Пусть деньги он свои растрачивает, не препятствуйте ему в этом. В невесты побогаче девицу ему подыскать желательно; пусть проматывает и её состояние — пока шиллинга в кармане у него не останется. И вот — для успешной атаки на юриспруденцию, этого, думаю, вашему сыну будет достаточно вполне!..

***

Репетиции смотреть не хожу…

— Ходил вчера смотреть, как вешали меня на Тайберне? — спросил министр иностранных дел Чарльз Фокс Джорджа Селуина, известного парламентария, когда его тёзку и однофамильца — некоего Чарльза Фокса — повесили накануне в Лондоне по приговору суда.

— Нет, — ответил Селуин, — репетиции смотреть не хожу я.

***

Каков вопрос…

«А вот зачем, интересно, решётку на этих воротах частой такой сделали? — задала вопрос министру иностранных дел Джорджу Каннингу некая леди, когда подошли они вдвоём к воротам парка. — Промежутки между прутьями — вы посмотрите, какие узкие!»

«О, а это чтобы толстушки меж ними, прутьями пролезать не надумали, — раньше такое здесь случалось», — ответил ей Каннинг.

***

Некий торговец в Харрогите повесил у входа в свою лавку табличку с надписью «ЗДЕСЬ ЕСТЬ ПИВО». «Какая безграмотность! — воскликнул один из прохожих. — „ПИТЬ“ а не „ЕСТЬ“ надо писать».

***

Вся разница

Однажды, когда в компании зашёл разговор о королях Карле Первом и его сыне Иакове Втором, Даниэль Дефо заявил такое: сына от отца отличает, по его мнению, одно то лишь, что до «замочить его» — руки как-то не дошли.
_____________
Примеч. переводчика: Короля Карла I Стюарта в 1649 году казнили через обезглавливание. Его сын Иаков II, правивший Британией после Реставрации, был свергнут в 1688 году в результате бескровной «Славной революции»; бежал во Францию.

***

Ничего святого…

Известный в Эдинбурге зануда профессор Л. имел обыкновение как в компании, так и наедине с любым собеседником предаваться пространным рассуждениям о своём «коньке» — Северном Полюсе.

«Северный Полюс?! Сдохни он на виселице!!» — возопил судья Джеффри, когда профессор, обменявшись с ним однажды приветствием в городе на узкой улочке, не упустил случая завести речь о своём излюбленном предмете.

«О, мой дорогой друг, не принимай его слова так близко к сердцу! — попытался успокоить профессора литератор Сидней Смит, когда тот, кипя от негодования, рассказывал ему о в высшей степени неуважительном отношении судьи к Северному Полюсу. — Таков уж он человек, наш лорд Джеффри; нет для него ничего святого, ну абсолютно ничего нет! Что Северный Полюс! ты вот не слышал, и едва ли поверишь, а я слышал с неделю назад, какими словами он Экватор поносил!..»

***

© Перевод. Олег Александрович, 2014–2018