Лукреция Хейл. «Элизабет Элиза и её пианино» (перевод)

Элизабет Элизе, которая три месяца уже у дочери почтмейстера брала уроки игры на фортепьяно, купили пианино.

Возчикам велено было внести его в гостиную и поставить напротив окна. Расплатившись с ними, Петеркины вошли в дом и с удивлением обнаружили, что пианино стоит не у стены, что напротив окна, а вплотную к окну задней стенкой в комнату.

Но, разумеется, возчики, которые поперевозили покупателям наверное сотни инструментов, лучше, чем они, знают, как пианино следует устанавливать в гостиной!

Однако сможет ли Элизабет Элиза на нем играть? Как она будет его открывать? дотягиваться руками до клавиш?

Соломон Джон сказал, что можно попробовать открыть окно. Агамемнон высокий, он сумеет отомкнуть верхние шпингалеты. Тогда Элизабет Элиза вынесет из дома свой полученный в подарок от музыкального магазина крутящийся табурет, откроет пианино и будет играть музыку сидя на веранде.

Сказано — сделано. Все сошлись в том, что сидящая за клавиатурой в окружении лоз вьющейся жимолости Элизабет Элиза просто очаровательна.

Теплыми летними вечерами Петеркины в полном сборе — кроме главы семейства, который предпочитал полежать в гостиной на тахте — сидели на веранде, слушали музыку и любовались луной. Элизабет Элиза луной не любовалась: ей приходилось сидеть к ней спиной.

Но вот пришла осень. Сидеть по вечерам на веранде стало зябко, да и мистер Петеркин порой жаловался, что из открытого окна в гостиную тянет сквозняком.

Элизабет Элиза и сама была не прочь прекратить свои вечерние концерты на таком холоде; музыкальными экзерсисами она стала заниматься по утрам, укутавшись в шерстяной плащ.

Когда выпал снег, она, зайдя однажды на чашку чая к леди из Филадельфии, посетовала, что до теплой весенней поры вряд ли теперь сможет продолжать совершенствоваться в музыке.

Леди из Филадельфии чрезвычайно удивилась. И спросила:

— А почему бы вам это ваше пианино не развернуть?

— Как мы его развернем? — недоуменно спросил один из младших мальчиков. — Вертится только табуретка для него!

Но Элизабет Элизу вдруг осенило:

— И разворачивать не надо! — радостно воскликнула она, распрощалась, схватила братишку за руку и побежала домой.

Дома призвала она на помощь Агамемнона и Соломона Джона, и втроем они передвинули пианино от окна к стене напротив.

— Как же мы раньше до этого не додумались? — сказала миссис Петеркин. — Нелегко же нам будет, когда эта мудрая леди уедет от нас к себе в Филадельфию!

***
Вторая глава — “About Elizabeth Eliza’s Piano” — юмористического романа американской писательницы Лукреции Пибоди Хейл (Lucretia Peabody Hale, 1820–1900) «Семейные хроники Петеркинов» (“The Peterkin Papers”, 1880г.)
© Перевод. Олег Александрович, 2013
Иллюстрации из издания 1894 года.

***
Также:
Лукреция Хейл. «Кофе и соль». Первая глава.
Лукреция Хейл. «Петеркины решают набраться учености». Третья глава.
Лукреция Хейл. «Петеркины и упрямая лошадка». Четвертая глава.
Лукреция Хейл. «Кухонный лифт и жареная индейка». Пятая глава.