DIARY #001: ДВА ЛОНГЕРА БЕЗ САЛАТНОГО ЛИСТА, ПОЖАЛУЙСТА

Частенько заставляю себя сесть и что-нибудь написать сюда. Мне ведь хочется, да и мысли имеются, однако что-то постоянно отворачивало от клавиатуры. То неподходящее настроение, то вялое состояние, то отсутствие вдохновения. Ну или ещё какая-нибудь оправдывающая ерунда.

Я очень хотел сделать Diary — формат дневника — постоянным, но банально не знал, с чего начать. Эта, на первый взгляд, малозначительная деталь, на самом деле серьёзная проблема для автора. Особенно для автора, который отвык и посвятил свой следующий отрывок жизни иному занятию.

А когда не знаешь, с чего начать, — начни хоть с чего-нибудь. Поэтому я начну сейчас описывать и рассказывать всё, что вижу и о чём думаю. Возможно, это в реальном времени поможет мне преодолеть собственноручно выстроенный барьер, отправиться в определённый промежуток времени и вытащить на свет какую-нибудь историю.


Рядом со мной стоит пустая бутылка, в которой ранее находился чай. Казалось бы, столь неинтересный факт, но что он скрывает за собой? Возвращаясь вчера с тренировки по настольному теннису, я жутко хотел есть, поэтому и заглянул в ближайшее кафе. Войдя внутрь, мне показалось, что мой вид немного выбивался из общей картины. Грязные, почти убитые кроссовки, совершенно обычная футболка, взъерошенные волосы и убитый взгляд никак не сочетались с пафосом и напыщенностью посетителей.

Я медленно поплёлся к кассе, чтобы сделать заказ. Увы, но очередь слегка притормозила процесс. Парень, который стоял впереди меня, с увлечённым видом, будто турист, не знающий, куда ему отправиться, выбирал разновидность фри. Он не мог определиться, что лучше: картошка фри или картошка фри по-деревенски. Стоял и размышлял, пока знакомый не ткнул его в бок и посоветовал поторопиться. В итоге, расплатившись за курицу, он ушёл на своё место. А я, ещё отыгрывая свой последний сет, знал, что закажу.

— Два лонгера без салатного листа, пожалуйста. 
 — Хорошо. Как вас зовут? 
 — Павел.

Взяв чек и сев за свободный стол, я удивился, что девушка за стойкой могла произносить предложения и формулировать мысли, но запомнить, что клиент заказал не два лонгера без САЛАТА, а два лонгера без САЛАТНОГО листа она не смогла. Тем не менее у меня не было сил снова пробиваться через очередь и доказывать обратное. Вечер, сил ни у кого нет. Её можно было понять.

Десять минут. Пятнадцать минут. Двадцать минут. Складывалось ощущение, что еда отправлялась голубями из другой страны. На экране загорались самые разные имена: были и Расулы, и Асылбеки, и даже Никиты, но всё никак не было Павла. Будто это имя вычеркнули из истории. Зато у меня было время осмотреться.

Вокруг сидели люди, будто пришедшие в ресторан с двумя звёздами Мишлена. Они выглядели смешно и противно, каждый третий пытался казаться тем, кем, скорее всего, не являлся. Их общение друг с другом, поведение, вид, — всё выдавало безликих личностей, которые зачем-то пытались это скрыть.

Компания подростков, сидевшая позади меня, беспрерывно обсуждала какую-то неведомую чушь. Парни пытались изо всех сил шутить, чтобы впечатлить своих дам, а дамы пытались делать вид, что они не сидят в окружении двух долбоёбов. Идиллия та ещё.

Заказы потихоньку выполнялись (видимо, голуби всё же смогли преодолеть расстояние), каждый забирал своё. Кто-то заказал два мохито и шаурму, кто-то несколько порций фри и колу. А кто-то через несколько минут вышел с двумя лонгерами, не ощущая вкус салата.

Но он им всё простил. Какая же была вкусная, обжигающе горячая курица. Этот вкус, этот хруст корочки, этот пленяющий аромат и незабываемое послевкусие. Эти томительные 30 минут ожидания, за которые каждому в кафе могло влететь после одного звонка, прошли не зря. Я так был рад. Но… мне захотелось пить. И я сделал огромную ошибку — купил чай в бутылке.

Сделав всего один глоток, передо мной начали всплывать яркие вспышки, являя собой то озеро из морса, то шоколадную фабрику, то небеса из глазури. Всё это напоминало труды спятившей машины из “Облачно, возможны осадки в виде фрикаделек“. И как вдруг мои мечтания сверху прерывает падающий шеститонный кусок рафинада.

В общем, отвратительный чай, который я тут же вылил в унитаз, зачем-то оставив бутылку на память. Однако, если бы не она, этого текста могло и не быть.


Ставьте сердечко, если вам нравится такой формат и вы хотите больше дневников, рассказов и историй. Это будет меня мотивировать чаще возвращаться к рубрике и что-то писать.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Pavel Shapiro’s story.