К вопросу о происхождении слова ʻΡώς, ʻΡωσία, Россия

М. Сюзюмов
 
Вестник древней истории, — 1940, № 2, стр. 121–123

ст.121

Известно, что византийскте авторы никогда не употребляли название «рус», а всегда писали «рос» (οί ʻΡώς). В русских летописях, наоборот, нет названия «рос». Даже в тому случае, когда летописец заимствует непосредственно из греческой хроники известие о нападении народа ʻΡώς на Константинополь при императоре Михаиле, термин ʻΡώς переводится «Русь»¹.

Интересно выяснить, как появилась буква ω в словах ʻΡώς, ʻΡωσία? Как в действительности называли себя русские ІХ и Х вв.: «рос» или «рус»?

Можно утверждать с полной уверенностью, что древние русские никогда себя «россами» не называли: в древних памятниках русского языка подобного слова нет. Мало того, можно считать, что даже сами византийские греки в разговорной речи вряд ли называли русских «россами» (οί ʻΡώς).

Лиутпранд, епископ Кремонский, посетивший Константинополь в середине Х в., в своем труде «Antapodisis» упоминает о русских. При этом он сообщает, что русские получили свое наименование от греческого слова «ʻΡούσιοϛ» (что значит «красный») и что это название русским дали за особый оттенок цвета их тела (de qualitate corporis)². По сравнению со своим смуглым видом южан, византийцы и арабы могли считать, что славяне имеют красноватое тело³. Вероятно, византийцы, встретившись с народом, который называл себя «русь», невольно поразились оттенком цвета кожи. На основании приведенного замечания Лиутпранда можно сделать вывод, что в народном византийском произношении употреблялось не ʻΡώς, а ῤούσιοι, т. е. русских попросту называли при Лиутпранде «красными». Как же появилось в византийской письменности слово ʻΡώς? Почему «рос», а не «рус»? Почему слово ʻΡώς обычно не склоняется у византийских авторов⁴, тогда как все остальные наименования варварских народностей имеют падежные окончания (Πατξινακοι, Τοῦρκοι, Βάραγγοι, Φράγγοι и т. д.).

Известия о русском народе появляются у византийских авторов не ранее ІХ в. Однако безбрежная церковно-схоластическая литература, бесчисленные толкования на «Апокалипсис» и пророков употребляет наименование ʻΡώς, начиная с самого возникновения христианства. Дело в том, что название ʻΡώς встречается в греческом переводе Библии, у пророков. Имя народа ʻΡώς связывалось с пророчествами о конце света и поэтому очень часто употреблялось в церковной литературе. Византийцы чрезвычайно интересовались эсхатологическими вопросами. Книги пророков и «Апокалипсис» были очень популярны, имели многочисленных комментаторов, часто использовались в проповедях.

В греческом переводе пророка Иезекииля раз встречается название ʻΡώς: «И бысть слово господне ко мне, глаголя, сыне человечь, утверди лице твое на Гога и на землю Магога, князя Рос (ʻΡώς)»⁵.

В «Апокалипсисе» указывается, что Гог и Магог перед концом света во главе бесчисленных войск сатаны подойдут к «священному граду»⁶.

____________________________

¹ «Лаврентьевская летопись», 1926, стр. 17: «яко при сем цари приходиша Русь на Црьград, яко же пишеться в летописаньи гречестемь». Подобным же образом греческое ʻΡώς передается словом «Роусь» в славянском переводе хроники Георгия Амартола (например, Истрин, Хроника Амартола, І, 511 и II, 11).

² Liutpr., Antapod., V, 15.

³ Ибн-Фадлан (922): «Я видел русских купцов… тело у них красное».

⁴ Обычно: οί ʻΡώς, τών ʻΡώς, хотя иногда (например у Пселла) τών ʻΡώσων.

⁵ Иезек., 38, 2. Мы совершенно не касаемся вопроса о том, кого в действительности имел в виду Иезекииль, приводя наименование Рос (в действительности не «Рос», а «Рош», что в данном месте в древнееврейском тексте скорее всего — нарицательное имя = «глава»). Для византийского благочестивого читателя тексты Иезекииля имели не историческое, а эсхатологическое значение.

⁶ «Апокалипсис», 20, 7 и 8.

ст. 122

При том интересе, с каким византийцы относились к пророчествам о гибели мира, совершенно естественно, что схоластические комментаторы Библии стали искать, где же обитает этот страшный народ ʻΡώς. Большенство церковных комментаторов помещали страну Гога и Магога по ту сторону Кавказских гор, вообще куда-нибудь подальше на север, называя их гиперборейскими народностями (т. е. народами Севера) и скифами.

Итак, название ʻΡώς было хорошо знакомо византийскому обществу задолго до появления русских. Опустошительные набеги русских в начале IX в. навели ужас на византийцев. К тому же созвучие название «русь» с библейским «рос», конечно, не могло остаться незамеченным. Невольно могла зародится мысль, что выступивший на историческую сцену русский народ — это и есть библейский народец ʻΡώς, ужасный своим именем, связанным с эсхатологическими пророчествами. Понятно, почему в житии Георгия Амастидского пишется в русских: τοῦτο δἠ τὀ ϕϑοροποιὀν καἰ πρᾶγμα καἰ ὁνομα, т. е. нападающие русские — народ несущий гибель и по своим делам и даже по одному имени! Разумеется, для византийцев, хорошо знакомых с пророчествами и «Апокалипсисом», само имя ʻΡώς было зловещим, ϕϑοροποιὀν, т. е. несущим гибель. Понятно, почему в житии указывается, что это — общеизвестно (ώϛ πἀντεϛ ἲσασι): ведь в то время пророчества все знали хорошо¹.

Если иметь в виду библейское значение слова ʻΡώς, нам станут ясными непонятные и противоречивые тексты знаменитого послания патриарха Фотия о нападении русских на Константинополь. Патриарх Фотий говорил о русских как о народе, очень хорошо всем знакомом — πολλἀκιϛ ϑρολλούμενον (вернее: пресловутом). Эти слова Фотия приобрели в русской историографии значение непреложного доказательства того, что в ІХ в. русские были для византийцев уже давно знакомым народом. Однако, если внимательно проследить эпитеты патр. Фотия, прилагаемые им к русским, то оказывается, что Фотий впадает в очевидное противоречие. С одной стороны, он называет русских народом всем известным, с другой стороны — об этих же ῥώϛ в своей второй т. е. таинственный, неизвестный, ἐϑνοϛ ἀσημον (неясный), μηδἐ μἐχρι τῆϛ καϑἢωόν ἐπελύσεωϛ γιγνωσκόμενον (до похода на нас непонятный, нераспознанный). Как можно сочетать τό ϑρυλλούμενον (то о чем все болтают, общеизвестное, пресловутое) с ἀγνωστον (неизвестные), ἀϕανἐϛ (темное)? Если иметь в виду конкретную народность, русских, напавших на Константинополь, — получается противоречие, действительно непримиримое².

Обратим внимание на то, что, говоря о русских, Фотий все время приводит библейские цитаты из пророчеств, имеющих у византийских церковных комментаторов определяет эсхатологическое значение: из «Иезекииля», «Иеремии», «Апокалипсиса»³. В применении к русским эти эсхатологические пророчества имеют смысл только в том случае, если под словом ʻΡώς понимается одновременно и библейский народ Иезекииля и русский народ. Отсюда понятно, что если русский народ до начала ІХ в. и был неизвестен византийской общественности, то о библейском ʻΡώς действительно можно было говорить о πολλἀκιϛ ϑρολλούμενον⁴. Созвучие «русь» и ʻΡώς давало основание говорить о недавно появившемся на исторической арене руссом народе как о таинственном, неизвестном, и в то же время всем столь хорошо знакомом библейском народе ʻΡώς.

____________________________

¹ Васильевский В. Г. Житие св. Георгия Амастридского. Акад. изд. С. 64

² В данном случае В. Г. Васильевский (цит. соч. CXXXVI) допускает некоторую натяжку. Чтобы примирить оба текста, он переводит αγνωστον словом «незнатный», что является необычным пониманием этого слова, тем более что в другом месте Фотий вместо αγνωστον употребляет μνδε… γιγνωσκομενον: ср. также: «мы одновременно и увидели и услышали (о них) и пострадали».

³ Иез. 38; Иер. 6:22 сл.; Отк. 20:7.

⁴ Слово το θρυλλουμενον у византийских авторов применяется, главным образом, к персонажам Библии и античной мифологии и в акафистах. Это вполне соответствует нашему мнению о том, что Фотий в данном тексте имел в виде общеизвестность не русских, а библейских Рωζ.

ст.123

Связь русских с библейским ʻΡώς была общеизвестна и в Х в. Только этим сопоставлением русских со страшным библейским народом Гога и Магога можно объяснить, почему в распространявшихся среди константинопольского населения «пророчествах» грядущая гибель Византии связывалась именно с русскими¹. Лев Диакон тоже считает, что οί ʻΡώς — это и есть библейский народ ʻΡώς: «но что сей народ (т. е. тавро-скифы) отважен до безумия, храбр и силен, что нападает на всех соседственных народов, то многие свидетельствуют, и даже божественный Иезекииль о сем упоминает в следующих словах: «Се аз навожу на тя Гога и Магога, княза Рос» ².

Понятно также, почему византийцы в большинстве случаев слово ʻΡώς не склоняют: библейское ʻΡώς, как ’Ισραήλ и т. п. в греческом переводе «Библии» не склоняется.

Наименование современного народа античным или библейским названием соответственно литературным обычаям византийских авторов. Если русских в просторечье называли ῥούσιοι, то книжными названиями русских стали слова: οί ῥώς, σκῦϑαι, тавро-скифы, гиперборейские скифы.

Само собой разумеется, что после принятия русскими христианства сопоставление русского народа с библейским ʻΡώς стало совершенно неприемлемым и было отброшено. Однако библейская транскрипция ʻΡώς прочно завоевала место в церковных и официальных документах Византийской империи. Как производное от ʻΡώς, византийские авторы и чиновники императорских канцелярий изобрели название страны — ʻΡωςία; начиная с ІХ в. это название окончательно утвердилось в греческом языке³. Через церковную греческую письменность и официальные акты Византийской империи ʻΡωςία стала переходить в русский язык. Иван Грозный писал слово Росийский и Росия в полном соответствии с греческим начертанием через одно «с» ⁴. В XVII в. по аналогии со словом «русский» слова «российский» и «Россия» стали писать через два «с».

Таким образом, наряду с собственными названиями «русский», «Русь», в наш язык проникла утвердившаяся в IX в. под влиянием библейской транскрипции форма Росия, впоследствии Россия, российский.

____________________________

¹ Ch. Diehl («Byz. Ztschr.», 1930), выражает удивление, почему именно русским, а не болгарам или иным врагам приписывалась эта роль в X в.

² Лев Дьякон, IX, 6 (привожу в переводе Попова).

³ Официальное обращение в грамотах к русским князьям дохристианского периода: Гραμματα Κωνσταντινου και Ρωμανου των φιλοχριστων βασιλεων Ρωμαιων προζ τον αρχοντα Ρωσιαζ (Vogt, Basile, I, 433).

⁴ Иван Грозный. Переписка с кн. Курбским. С. 102, 117.

фрагмент