Мыслитель Хитлер

Hitler, a Thinker: Genesis, meaning and historical significance of “Mein Kampf” by Adolf Hitler in a context of Russian history

Adolf Hitler as a young man

Если заботиться о нефальсификации истории и памяти о наших мертвых, то “Майн Кампф” в России нужно изучать обязательным порядком если не в средней школе, то в вузах точно. Потому что надо знать как так получилось, что наша страна только чудом американской помощи осталась жива, и в борьбе против конкретно чего погибли наши предки. Спасибодедузапобеду (одно слово) — это, конечно, правильно, однако если внучок не знает, кого конкретно дед победил, его словестная признательность при отсутствии реального интереса выглядит как-то пустовато.

Ведь совершенно фантастические идеи гуляют. Мне на глаза попадались рассуждения насчет произрастания нацизма из христианства, насчет Гитлера как выразителя подсознательных общеевропейских ценностей и, соответственно, насчет похода объединенной Европы (привет нынешнему НАТО) против великой России, вечной сохранительницы моральных ценностей и полезных ископаемых. Говорят, что Гитлера “сделала” Дженерал Электрик, чтобы выйти нa германский рынок лампочек, ну и из общей вредности пиндосов. Заслуженно малоизвестный, но государственно-финансируемый российский публицист забросил на вентилятор идею “хорошего Гитлера” — будто у того сначала идеи были правильные и все шло как надо, а потом крыша поехала. Ага. Натанияху рассказал народу рассказку о том, что идею приморить евреев привезли Гитлеру палестинские арабы; сам бы он не догадался. Ну конечно.

Почему в книге Гитлера можно найти ответы на существенные вопросы? Многим такая перспектива кажется утопической — потому что эти многие выросли в окружении советско-постсоветской действительности, с ее полным отрывом вербального от органолептического. Действительно, ни “Малая Земля”, ни “Возрождение” (кто не помнит, догадайтесь сами, о чем я говорю) не дадут ответа на вопрос почему Брежнев дал добро на расстрел завернутого в ковер президента Афганистана советским спецназом. Точно так же в речах Путина до непосредственно крымнаша вы не найдете никаких указаний на возможность последнего.

Гитлер существенно отличается от этих деятелей последовательностью, честностью и гораздо большими способностями. Это не комплимент, потому что главное — направление действия, и, например, ленивый маньяк предпочтителен. Так вот, молодой Гитлер сам сочинил свой нелепый манифест, вложив в него свои реальные идеи, описав свои реальные намерения, а стареющий Гитлер не предал идеалов молодости. Он так и продолжал выполнять свой план, не останавливаясь как энерджайзер банни и не корректируя свои идеалы в соответствии с откликом непластичной реальности. (В известном смысле для всех исторических деятелей определенного толка, сталинов, полпотов, каддафи, да и нынешних, реальность не существовала — до непосредственного столкновения с ней, с материей в личных ощущениях.) Нас часто спрашивают (ТМ) — если это так, то как же современники не видели? И тут мы отвечаем вопросом на вопрос: так вы сами-то “Майн Кампф” все же читали? Кому могло прийти тогда в голову, что эта графомания и жириновщина — всерьез, что тут не клоун-популист, а полновесный маньяк. Ах не читали? Возвращаемся к началу этого текста — поэтому вы и понимаете тогдашние события, скорее всего, неверно. Фальсификация истории методом умолчания получается.

Так откуда же Гитлер набрался гитлеризма? Понятное дело, не мог он сам все придумать. Реальные политики обычно компиляторы, а не разработчики оригинальных философий и идеологий. Вы можете смеяться если смешно, но — от прогресса 19 века, развития в понимании природы человека и общества. То есть из того же источника, что и большевизм. Почему в данном случае источник оказался отравленным, что пошло не так? Это важно понимать, потому что причины тут общие и глубокие, и гарантированно люди и в будущем попадут не раз в те же ловушки. Проблема ослепления прогрессом в создаваемой им иллюзии, что вот теперь-то мы все понимаем! А на самом деле глубина нашего незнания беспредельна, и многие понятия гарантированно поменяются лет через пятьдесят. Будет даже непонятно, чего это тогда люди так возбудились. Но чтобы понимать эту динамику, нужно чуть менее самоуверенности и чуть больше ума, чем имелось в наличии у большинства исторических деятелей 20 века, решивших переустроить мир, базируясь на новейших научных принципах.

Гитлеризм вырос не столько из восточной мистики, сколько из социал-дарвинизма и мальтузианства, популярных и вполне легитимных в начале 20 века концепций. Справедливо считается, что человечество — своеобразная, но интегральная часть животного мира, и мы много можем узнать о поведении людей, изучая, например, стаи обезьян, а то и менее развитых животных. Сейчас мы к такому подходу привыкли, знаем его возможности и ограничения, а сто лет назад это было восхитительно свежо и прорывно объясняло все ранее необъясненное, открывая, в силу неразвитости данной области знания, чудесные просторы интерпретации и спекуляции. В самом деле, разве расы не похожи на виды? И тогда, если идея Дарвина об эволюции видов правильна, почему она не применима к видам людей, среди которых должны, согласно учению, быть менее и более развитые расы? В глазах дилетанта вопрос этот выглядел риторическим.

Что такое жизнь вообще, с точки зрения социал-дарвинизма? Это — борьба видов, естественное, положительное явление, механизм эволюции, т.е. прогресса. А есть за что бороться тем видам, которые не употребляют друг друга непосредственно в пищу? Конечно, есть! Если хочется/надо, всегда можно найти, за что побороться. И наиболее логичный с 19 еще века ответ тут дал Мальтус: за естественно-ограниченные ресурсы планеты. Все логично, если не обратить внимания на одно маленькое ничем не подтверждаемое допущение — что человеческие расы и виды животных — это одно и то же. Ну и там, еще слегка по мелочам — например, неизвестна смертельная борьба разных видов лягушек друг с другом, они в основном борятся с тяжелыми жизненными обстоятельствами, а едят все-таки мошек, как люди, скажем, рыбу. Понятия биодиверсификации и важности разнообразия видов для устойчивости биосистем тогда еще не были известны, так что это мы Гитлеру вменять не будем. Но то, что, скажем, разные виды змей не нападают друг на друга, а крокодилы одного вида нападают (на тех кто слабее) он мог бы вычитать в тех же научно-популярных брошюрках, где нахватался всего остального? Мог бы. Но не зря говорят, что нахватавшийся кусочков знания дилетант хуже полного невежи.

А вот после успешного заполнения логических пробелов аксиомами, теория становится стройной как лань и непротиворечивой как лох перед дулом пистолета. Согласно наиновейшей политической доктрине, основанной на чисто науке а не чом там еще, главные функции народов — убивать и ебаться. Чужих убивать, со своими ебаться гетеросексуально — и таким образом преуспеть как народ, исторически. И это правильно и хорошо, потому что закон природы. А все, что отвлекает от этих главных задач — неправильно и нехорошо, ибо приведет к доминированию других народов, а кому это надо? Врагам, понятно. С подобными упадническими тенденциями мы боремся. Вот и весь гитлеризм в одном параграфе. Заметьте — пока никаких евреев.

Вытекают ли эти замечательные взгляды из европейской традиции? Смотря какой традиции. Тут не уход от ответа — европейских традиций было много. Наиболее древняя (от древних греков и римлян) традиция была противоположной. Исходя из представления об отличии человечества от животного мира (в силу присутствия какого-никакого разума), европейская политическая мысль развивалась в направлении построения наиболее справедливых форм общества. Но взрывное развитие естественных наук в 19 веке, от которого общественные науки явно отставали, привело к идеям редукционизма, сведения сложных и плохо определенных закономерностей развития общества к уже установленным с гораздо большей степенью определенности принципам естественных наук. В природе нет добра и зла, победа сильного с поеданием слабого — основа прогресса. Социал-дарвинизм во времена молодости Гитлера был новой прогрессивной теорией, все успешно объяснявшей без гуманитарных соплей и греческих ваз.

Герберт Спенсер, а вовсе не Егор Гайдар начал проповедовать волшебную силу неконтролируемого капиталистического рынка. С другой (как тогда думалось; сейчас-то мы знаем, что с той же) стороны абсолютно то же проповедовал Второй Интернационал с его замечательной идеей смертельной борьбы классов; Карл Каутский обосновывал весь этот марксизм именно тем, что люди — животные. Гитлер просто пошел в том же направлении чуть дальше, добавив к букету еще один цветок европейской мысли — нигилизм. Мужики-то думали, что все эти конкуренции и классовые борьбы — просто средства достижения общего блага и светлого будущего, а на самом деле борьба — это цель и ценность сама по себе, кроме нее и нет ничего, никакого общего блага, а светлого будущего — ну, кому как повезет. Вот такой ихний кампф, типа. Жизнь — борьба. И все. Ничего другого в жизни нет, а кто украшает эту конечную правду розовыми бантиками — обманщики. Смертельная борьба — это не средство, это цель и существо жизни — как у всех других животных. А теперь — следите за руками — спросим, кто же с кем борется? Расы борются, расы, мы знаем. Почему именно расы? Быстро, пока никто не смотрит, заполняем логический пробел смесью аксиоматики и евгеники. Вуаля — теория готова!

Подобно другому декадентскому течению того времени, ленинизму-сталинизму, гитлеризм объединял, отвергая, религиозную и светскую европейские традиции. Он изготовил из науки тотем, замаскировав его под икону. Такая легкоусвояемая форма обеспечила скорость, с которой “пипл хавал” эту бурду. Кстати, аналогии со Сталиным бросаются в глаза, в советской идеологии наблюдалось принципиально то же объединение-отвержение науки и религии. Это не случайно — обе идеологии были заточены под христианские страны, глубоко пораженные вирусом декадентства, а их авторы, оба, выросли в христианской среде (Сталин даже профильный вуз закончил), а потом поднабрались азиатской отравы, типа “Бхават-Гиты” Гурджиев-стайл. “Хлеб наш насущный” — именно так называл Гитлер расовую борьбу. В гитлеризме, как и в более знакомом русским ленинизме-сталинизме, широко использовались религиозные клише с подменой сути, что в обоих случаях было в равной степени сознательным приемом и отражением умственных штампов, идущих от воспитания авторов. В “Майн Кампф” вы найдете всю терминологию — Бог, молитва, первородный грех, заповеди, пророки, избранный народ, мессия — однако наполненные новым, более прогрессивным и научно обоснованным содержанием. Вы ошибаетесь, если представляете рай как место гармонии. Нет, в соответствии с находками новейшей биологической науки, на самом деле рай был местом войны всех против всех, что и является божественной нормой. И плоды Творения, в смысле ресурсы природы, действительно созданы для человека. Только не всякого человека, а своего, типа из кооператива “Озеро”… пардон, представителя расы-победительницы. “Рай был не садом, а траншеей.” (Т. Снайдер) Жалость — грех, поскольку нарушает предназначенный порядок вещей, а “если я могу принять Божью заповедь, то вот эту: да сохранишь ты свою породу” (А. Гитлер). Грех познания, за который люди были изгнаны из рая, не телесный (ебаться почетно, если с расово близкими) — это осознаниe отличия добра от зла. Потому что в природе нет добра и зла, только борьба видов, эволюция, победа более совершенных над менее совершенными. Мне надо еще объяснять, в каких отношениях состоит гитлеризм с христианством? Таки да, “выебал и высушил” — это, пожалуй, лучшее описание.

Но кто же увел людей из рая-траншеи на гибельный путь гуманизма и сосуществования? Кто был этот чистоконкретный змей, ни человеческий (потому что род людской тут выступает в качестве объекта), ни природный (потому что природа, как мы знаем, одобряет только еблю и убийство), которого мы обвиним в том, что он испортил всю борьбу и обосрал райский сад? Догадайтесь с трех раз. Да, конечно, это был Еврей. Змей-еврей, шипел картаво. Не человек вообще, и даже не животное. Особое существо. Это Еврей сообщил людям, что они выше животных и могут сами распоряжаться своей судьбой, что политика отличается от жизни животных, а кроме войны есть человечность. То есть имелись в виду, что, думаю, не одному мне заметно, не какие-то там евреи, а то, что другой деятель умело назвал “говно нации”, только этот ярлык был уместен больше в теории с приматом классовой, а не расовой борьбы, а как раз назвать всех с кем не согласен евреями было удобно в Германии, с ее традицией антисемитизма. Змей-еврей совершил страшную вещь, направил человечество на гибельный путь: поскольку самоочевидно, что вид Homo sapiens может выжить только путем неограниченных убийств на расовой почве, распространение умеренности, разума и гуманизма должно неизбежно вести к гибели человечества. Жрачки-то на всех не хватит. Да-да, вот.

Так что там все-таки с евреями, где место этой расы в справедливой картине мира? А нигде. Те, которые друг друга бездумно и не заморачиваясь моралями убивают в борьбе за ништяки и риал эстейт, племена все эти — они люди и каждое из племен имеет шанс перебить других, доказав свою прогрессивность на шкале эволюции. А вот те, кто говорит им, что этого делать не надо и можно все решить какими-то другими способами — они вообще не-раса или антираса и не имеют права на существование. Потому что они противоречат зову природы и чисто отвлекают других от полезных дел (см. выше) с целью мирового господства над всеми расами, оболваненными ложными идеями справедливой организации общества, взаимного уважения и поддержки. Это все должно караться смертью, а не дискуссией.

В чем новизна идей Гитлера в сравнении с замечательными идеями других антисемитов? Традиционный подход к вопросу заключался в том, что люди, в принципе, хорошие, только их евреи испортили. Все совсем не так, обнаружил мыслитель Гитлер. По-настоящему, люди это животные и их предназначение — быть животными, а все что отвлекает от этой важной задачи (быть животными) — и есть неискупимый грех. Соответственно, те кто отвлекает — греховоды и, как было показано выше, метафизические змеи. (Почему? — А ты заткнись, жыдоффская морда!) Этика, мораль, общие идеалы и все такие дела — чисто жидовские выдумки; у животных нет морали, только верность стае/расе. (А у животных точно есть понятие верности? Они что, все стайные? — А ты заткнись, жыдоффская морда!) Поскольку все люди принадлежат своим расам и только нелюди-евреи не принадлежат никакой, все нерасистские идеи, самоочевидно, еврейские. Еврейский капитализм и еврейский коммунизм, и даже общая идея государства и верности государству, т.е. патриотизм — тоже еврейская, жидопатриотизм, да. На самом деле это все обманки, имеющие целью отвлечь народ от его истинной цели — мочить всех чужих, а самим размножаться и таким путем стать венцом дарвиновской эволюции. В ходе всемирной расовой борьбы нынешние политические границы будут неизбежно сметены, так нечего и заморачиваться. Нельзя быть нацистом и патриотом как нельзя быть коммунистом и патриотом — это глобальные учения, имеющие целью в итоге привести к единому знаменателю весь мир. С другой стороны, имперец-расист — это логически противоречивая конструкция. Гитлер тут, кстати, не был оригинален. Любое мессианское учение претендует на глобальность и требует верности исключительно себе, любимому. Так что или вот так, или ты чмо голимое, регионального значения. Нельзя быть мусульманином-патриотом. Или христианином-патриотом, к примеру. Вы не замечали? Так обратите внимание. Кстати, ничто не мешает быть фашистом-империалистом, но тут мы уже отклоняемся от темы.

Да, и закон, право — они сами по себе не имеют никакой абсолютной ценности, если не служат делу диктатуры пролетариата… пардон, расового превосходства… ну, то есть, начальству. Привет традициям западной цивилизации и конкретно немецкомy понятию о Rechtstaat, государствe закона, от традиций азиатской сатрапии. Равенство граждан оказывается вовсе не при делах, вместе с остальными лозунгами жидофранцузской революции, жидовозрождения и жидореформации.

Разумеется, какие-то разговоры о применении международного законодательства в правильном государстве — жидоересь, о чем вы? Да что законодательство! Вообще все, абсолютно все т.н. универсальные политические идеи — это жидовское заманилово — то же, что продавать землю фата-морганы. Содержание их не важно вообще — все эти либерализмы, национализмы, большевизмы не заслуживают никакого внимания как таковые, ибо все они — только обманные трюки мирового еврейства. Все, что не связано с расовой борьбой и отвлекает от расовой борьбы исходит, логичным образом, от не-расы, имея среднесрочной целью — доминирование этой не-расы, а в долгосрочном плане ведет к вырождению человечества за счет отрицательной селекции и в конечном счете к его гибели. Ведь самые передовые учения того времени — теория эволюции, генетика, евгеника учат чему? Тому что слабейший должен вымереть, не оставив потомства. И это правильно, справедливо, установленно естественным порядком вещей. А гуманизм еврейского змея подрывает эту природную справедливость, давая незаслуженную возможность выжить слабому. Кстати, есть в этой непротиворечивой картине мира место и Христу — как врагу евреев, учение которого было извращено Павлом до неприемлемой степени призывания милости к падшим. И эту линию обмана народа мыслитель Гитлер четко отследил от Св. Павла прямо до Троцкого. Месседж гитлеризма был прост — это все был пиздеж голимый, и не политические да теологические дискуссии тут надо применять, а дуст и огонь.

Есть только одно надежное средство спасти человечество — физически уничтожить не-расу. Иначе она опять чего-нибудь да наплодит. Тут, в разгаре пропаганды идей нашего мыслителя, мы добавим кое-что от себя. Как уже отмечалось, мягко говоря, не все идеи, отрицаемые Гитлером, исходили от этнических евреев (древние греки и римляне, к примеру, с трудом тут притягиваются). В евреи он просто зачислил, одним махом, всю интеллигенцию, не связанную с его движением организационно. В любой нормальной дискуссии графоманские упражнения таких чyдесных мыслителей как Ленин и Гитлер разбиваются за пол-часа, и чувствовали это означенные деятели. Знала кошка, чье сало съела. Ведь это именно они и сочинили свое популистское заманилово в видах исто практических, как инструмент захвата власти, и никакого другого смысла составленные ими сочетания слов, по большому счету, не несли. Так что имело полный смысл обвинить в этом всем всех остальных и заявить, что дискуссия по существу не имеет смысла — потому что с кем тут дискутировать — жидами и жидовствующими, что ли? Это был замечательный, надежный большевистский прием, которому Гитлер у них и научился (вспоминаем хронологию). Так слабый шахматист, видя неизбежное поражение, сбрасывает фигуры со стола.

Теперь, кто становится главной жертвой еврейско-гуманистических происков? Естественно, наиболее передовая раса, т.е. немцы (почему именно немцы? потому; меня только не спрашивайте, я не Гитлер). У них испорченный жидопорядок отнимает ништяки и заслуженные победы, распределяя последние среди каких-то… ну вообще. Ясный, самоочевидный пример: куда делась заслуженная победа германского оружия в Первой мировой войне? Вот куда? Она должна была быть, по всему порядку вещей, и где она? Конечно, ее украли евреи. Вот если бы всех их заранее приморить, Германия точно бы победила! (Нет, меня не спрашивайте, и особенно про пломбированный вагон не спрашивайте. Кстати, если не демонизировать чертей, во время написания своего труда Гитлер все же не был знаком с историей ПМВ в том объеме, который доступен нам сейчас.) Поскольку жизнь — борьба и следующая мировая война неизбежна, есть только один способ гарантировать окончательную победу германской расы. Все мы знаем какой. Он вот тогда этот способ и удумал. (Сильно помогло, да.)

Так вот, базируясь на передовой научной теории своего времени, борцун Гитлер недвусмысленно разделил в своей общей борьбе за правое дело германской расы две борьбы — практическую, с другими народами за землю и ресурсы и экзистенциальную, с евреями за духовное спасение человечества. Это очень важный момент, без которого мозаика истории Второй мировой войны не собирается и задается масса вопросов совсем ненужных, в том смысле что ответы на них давным-давно известны. Скажем, была у нацистов цель уничтожить русский народ? Нет, конечно, только отжать землю. Русские эмигранты беспрепятственно жили в нацистской Германии, власовская армия воевала, Локотская республика самоуправлялась. Убивали немедленно “евреев и комиссаров”, комиссаров потому что нацисты на самом деле, а не только для пропаганды представляли большевизм как еврейское насилие над русским народом, т.е. комиссары для них были — жидовствующие. Известна внутрипартийная дискуссия на тему являются ли русские и украинцы низшей расой — Розенберг был категорически против. В любом случае, теоретически, уничтожение менее передовых рас не подразумевалось, подразумевалось введение кастовой системы и подчинения более передовым (Бхавад-Гита была источником вдохновения для многих в нацистском руководстве, и вся эта восточная хрень про ариев и устроенное ими в древней Индии идеальное общественное устройство принималась ими совершенно всерьез; свастика тут — лишь мелкий элемент и свидетельство). Другое дело не-раса, экзистенциальная нечисть, которую следовало извести под корень. Именно отсюда пришла Ванзейская конференция — казалось бы, важнее были заботы, но единственно верная теория таки учила, что не убив всех евреев, не победишь никогда, а убийство их — более верный путь к победе, чем война с Красной Армией. Почему? Потому что. Духовность, и все такое. Евреи рассматривались как физические носители болезни (которую мы сейчас называем европейской цивилизацией) и подлежали как таковые уничтожению. Даже один оставшийся, как представлялось, обязательно придумает какую-то новую идею, которая опять всех погубит.

Изначальный тоталитаризм мыслителя Гитлера, как мы видим, заключался в объединении политики и природы на основе доступного ему научного знания и концепции дарвиновской борьбы как движущей силы органического прогресса. Научное знание было доступно ему из популярных брошюр в виде набора готовых типа ответов на стоявшие перед ним типа вопросы, то есть как система догматов, а не развивающийся механизм поиска. Мы теперь видим, чему наука могла научить ефрейтора. В то, что та же наука постоянно менется сама и может изменить отношения человека и природы, Гитлер искренне не верил, базируясь на известном ему (и тогдашнему человечеству) опыте. И вообще, для него наука помимо изложенных выше принципов имела ценность только как свод технических приемов, более умелых у более передовых рас (конечно, нерасовая наука для него не существовала). Идею, что войну за землю можно заменить “зеленой революцией”, он конкретно считал обычным еврейским демотиватором для немцев. Идеи прогресса, солидарности и гуманизации жизни он считал еврейским обманом. И так далее, и так далее…

Можно было бы посмеяться, когда бы эти замечательные идеи не стоили всем так дорого. И не возрождались вновь и вновь, в несколько отличающемся словестном оформлении. И если бы это была чисто пропаганда. Так нет. Мыслитель Гитлер и сам верил в им намысленное, и многих других убедил, и верен был этому всему всю жизнь, как Ленин, как Троцкий, как даже, в какой-то степени, предатель Сталин. Подумайте, он умер за эти идеи, утащив за собой в могилу Еву Браун и десятки миллионов вообще непричастных людей. И какая хрень была в основе: он, не понимая сущности научного метода и динамики истории, принял за абсолютную истину какой-то мгновенный, текущий эпизод в развитии человеческого знания и не смог отделить анализ реальности от личных, биографически обусловленных предрассудков. И так восхитился открывшейся ему типа истиной, объясняющей все вообще, что навсегда и полностью поверил в себя.

Почему каждый должен прочитать “Майн Кампф”? Потому что хрень, случившаяся с Гитлером, не частный случай — она имеет тенденцию повторяться вновь и вновь, в разном масштабе. Никто, на своем уровне, от этого не застрахован. Потому что история мыслителя Гитлера, ценность которой в том, что она вся, со всеми последствиями, прозрачна, эта история архетипична. Мы обречены видеть ее повторения снова и снова, и если человечество все же погибнет, то не от жидомасонских козней, а вот от одной из таких аберраций политического мышления.

Литература:

T. Snyder, Hitler’s World, The New York Review of Books, 2015, LXII (14), 6–10

A.Hitler (Ed. R.Hess), Mein Kampf — My Struggle: Unabridged edition of Hitler’s original book-Four and a Half Years of Struggle against Lies, Stupidity, and Cowardice. Haole Library, 2015.

(http://www.amazon.com/Mein-Kampf-Unabridged-Stupidity-Cowardice/dp/1682040216/ref=sr_1_2?s=books&ie=UTF8&qid=1447547926&sr=1-2&keywords=my+struggle+hitler)

(https://www.ladoshki.com/972-books-%D0%BA%D0%BD%D0%B8%D0%B3%D0%B0-%D0%9C%D0%BE%D1%8F-%D0%91%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B1%D0%B0.htm)

(http://www.istmira.com/drugoe-vtoraya-mirovaya-voyna/7124-adolf-gitler-mayn-kampf.html)

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Sergei Buff’s story.