Скотт Гилмор: Путинская Россия — бедный, пьяный футбольный хулиган

Предисловие. Я обычно пишу сам, а не перевожу. Но бывают исключительные случаи. Мне кажется важным, чтобы те, кто интересуется русскими делами, особенно живя в России, с этой статьей ознакомились. Поэтому я размещаю русский перевод (пожалуйста, не надо стучать в Бостон Глоб — некоммерческое размещение со ссылкой, у нас это можно). Все, что здесь написано, по факту правда. Я знаю точно, потому что опубликовал несколько лет назад главу в книге о положении России в мире по объективным показателям — за пять лет тенденции только прояснились, они не меняются. Так что все все знают, в принципе. Но вот в таком стиле про Россию пять лет назад серьезные американские газеты не писали. Это сдвиг парадигмы. Именно в стиле и в том, как сейчас объясняют Россию публике. Это объяснялово началось с фундаментальной, академической статьи Роберта Каплана (https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2016–02–15/eurasias–coming–anarchy 
 — всем читать, кстати!); и теперь “я милого узнаю по походке” / я нахожу какие–то его тезисы во многих новых публикациях по России. Каплан — это была нынешняя “Длинная Телеграмма”, объяснение происходящего и программа действий на долгий период. А вот предъявляемый ниже веселый Гилмор — это расходный материал, популяризация. Не надо с ним спорить, даже мысленно, и он вас точно не прочитает. Повторю: по факту все правда, а по стилю — это литературная иллюстрация отношения нормальной, интеллигентной публики к России после всех случвшихся с этой страной приключений. 
****************************************************************

Putin’s Russia is a poor, drunk soccer hooligan 
Scott Gilmore, Boston Globe, June 22, 2016

Путинская Россия — бедный, пьяный футбольный хулиган 
Скотт Гилмор, Бостон Глоб, 22 июня 2016

https://www.bostonglobe.com/opinion/2016/06/21/putin–russia–poor–drunk–soccer–hooligan/0HjzEzAUT4J58guK170F0H/story.html

Россия — не та страна, что вы думаете. Ее экономика меньше чем у Южной Кореи. Ее народ беднее, чем в Казахстане. Она отстает от Финляндии в технологиях. И ее военный бюджет меньше, чем у Саудовской Аравии.

Большую часть 20 века то, о чем думала и что делала Москва, имело значение в пространстве от Гаваны до Ханоя. Потом распад Советского Союза оставил изношенную, разбитую скорлупу страны. С падением Берлинской стены пал и статус России как мировой державы.

Хмельной Борис Ельцин был подходящим представителем страны, где средняя продолжительность жизни ошеломляюще упала на пять лет после ее распада. Там были перевороты, крушение промышленности, распространение коррупции и уменьшающаяся территория. После того как поколения людей жили в страхе Советского Медведя, Запад потрепал его по щеке, послал кое–какую помощь, и развернулся с ожиданием в сторону растущих Бразилии, Индии и Китая.

Но приход Владимира Путина ко власти кардинально изменил судьбу России. И мировой взгляд на Россию стал меняться. Лидер, часто появляющийся с голым торсом, сознательно вырастил новый бренд, для себя и для страны. Путинская новая Россия была страной, которая снова стала что–то значить.

Россия провела Олимпиаду, набила морду Грузии, забрала назад Крым, вторглась в Украину, посылала бомбардировщики в воздушное пространство НАТО, построила военные базы в Арктике, и в целом показывала мышцы, создавая впечатление постаревшего, но еще в форме, бодибилдера. И мы обращали на все это все более живое внимание, не замечая старческого ходунка за сценой. Более пристальный взгляд открывает почти скандальную картину.

Согласно последним данным МВФ, экономика России примерно такого же размера, что у Австралии и немного меньше чем у Южной Кореи. Как экспортер, она сейчас менее важна, чем Бельгия, Мексика или Сингапур.

И она бедна. Всемирный Банк оценивает ВВП России на дужу населения как более низкий, чем в Литве, Экваториальний Гвинее и Казахстане. БОльшая часть ее населения находится ниже уровня бедности, чем в Индонезии, Индии и Шри Ланке. По показателю мировой конкурентоспособности она на 67 месте в мире, а по показателю человеческого развитий ООН на 66.

Экономические проблемы имеют серьезные социальные последствия. Сейчас в стране меньше врачей, чем десять лет назад. Продолжительность жизни в России на девять лет меньше, чем в США, и падает дальше. Младенческая смертность — в два–три раза выше, чем в большинстве западных стран. Ее уровень алкоголизма сейчас самый высокий на планете, в три раза выше североамериканского, и потребление алкоголя удвоилось за последние 20 лет. Неудивительно, что Росстат идентифицировал старение и сокращение населения как самый большой вызов, который встречает страна в следующие 30 лет.

Интеллектуально, Россия — отдаленное пятно в зеркале заднего вида. Когда–то уважаемые советские университеты давали образование инженерам и врачам развивающихся стран. Ныне ООН оценивает систему образования в России как находящуюся позади практически любой другой европейской страны, на уровне тихоокеанского острова Палау. Тот технический лидер, который запустил спутник, сейчас выдает меньше патентов на душу населения, чем Исландия. Российские научные публикации цитируются реже, чем финские.

По любому показателю здоровья, дохода и влияния, Россия находится на уровне ниже стран среднего уровня <он имеет в виду, ниже стран второго мира>. И что у них осталось? В основном, ружья и бомбы. При 8000 ядерных боеголовках, это все еще на 700 больше, чем у США. Она на втором месте в мире по боевой авиации, военным спутникам и атомным подлодкам. Военный бюджет рос каждый год после прихода Путина в 1999.

Но и эти цифры обманчивые. Согласно данным Стокгольмского института международного мира, оборонный бюджет России все еще меньше, чем у Китая и Саудовской Аравии. Он примерно такой как у Индии, Франции или Великобритании. И он в девять раз меньше бюджета Пентагона.

Дело обстоит так, что если бы не Сирия, Крым и несколько стареющих боеголовок, Россия привлекала бы к себе мировое внимание не больше, чем Словакия или, может быть, Уэльс. Неслучайно, именно эти две страны недавно играли с Россией на идущем Чемпионате Европы по футболу. В обоих случаях, результатом было сокрушительное поражение России, несмотря на то, что страны соперников были 1/12 и 1/40 ее размера, соответственно. Однако несмотря на эти сокрушительные поражения, которые обеспечили стране место внизу таблицы, российская команда и ее болельщики доминировали в новостях.

Когда мы говорим о Чемпионате Европы, мы говорим о руских хулиганах, которые бузят на трибунах, атакуют других зрителей, и даже нападают на туристов в поездах по пути домой. Или мы изумляемся воинственному ответу из Москвы, когда Игорь Лебедев, вице–спикер российского парламента и крупный чиновник в российском футболе, помещает твит: “Я не вижу ничего плохого в том, что болельщики дерутся. Наоборот, молодцы, ребята, так держать!” <я перевожу с английского>

Лебедев усвоил урок, хорошо преподанный ему Путиным: Если ты не можешь соревноваться в поле, производи как можно больше шума. Россия настолько отстала экономически, технологически, социально и политически, что она просто уже не имеет значения. Но она все еще может привлечь к себе наше внимание, что она и делает.

Когда Россия в следующий раз выдвинет свои танки к границам, мы должны отнестись к этому серьезно. У нее много танков (хотя меньше, чем у Пакистана). Но мы также должны помнить, что это не мировая держава. По всем показателям, даже не среднего уровня. Россия — это футбольный хулиган: бедный, пьяный и обиженный тем, что не может больше выигрывать. Он может только кидаться пивными бутылками со скамеек.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.