Цветы отечественного зла: Руслан С., поэт–душегуб

Hаше пост–советское моногатари

Привольно и радостно читать УГ невнятных придурков, щедро раскидываемое за денежку малую на просторах русского интернета. Их зарифмованные столбики преисполняют тебя уверенности в том, что те, кто купился на политические обманки, они и по жизни все бездарные мудаки. А вот если нет? Как тогда жить?

Руслан С. — приличный поэт, не первого ряда, но весьма достойный. И был таким, и есть, и будет, независимо от всех его поступков. Это разные измерения; человек многомерен. А еще Руслан С. — не просто убийца и международный преступник. Он — рекрутер. Кто в теме, знает, что задолго до всех событий Россию покрыли сетью военно–патриотически–спортивных клубов, мест встреч ветеранов предыдущих войн, поддержки инвалидов и воспитания молодежи. Была реализована старая схема Хамаса: сплав социальной поддержки, политической индоктринации и рекрутирования в бандиты, когда надо. Руслан руководил таким клубом в Питере. Когда события пришли, он стал поставлять прикормленную ранее молодежь (это реально отягчающее обстоятельство — совсем дурных, молодых пацанов) полевым командирам на Украине. Он не прятался, он и сейчас где–то там, в донецколуганске, но это ничего не меняет: он стрелял сам и замазал невинной кровью молодых питерских ребят, лишив их будущего — даже если они вернутся живыми и не инвалидами. Потому что до них дойдет потом, что тараканы в голове — не оправдание, и за чужую смерть ты всегда ответишь смертью своей души. Руслан у нас — двойной убийца, это как если бы Раскольников не только старуху зарубил из теоретических соображений, но и взял с собой на дело Соню Мармеладову.

В отличие от Раскольникова, впрочем, Руслан вполне себе сознавал, зачем он это делает. Совершенно случайно я этот тип поведения описал в вольном переводе известного очерка Боланьо (“Карлос Рамирез Хоффман”; http://www.stihi.ru/2008/12/20/1180); там обсуждается, можно ли таких людей оставлять в живых даже если они пока ничего не совершают (ответ Боланьо — нет). Так вот в этом герое Руслан узнал себя, он сам сказал — “да, это я”. Он превратился в маньяка–с–триггером в результате психологической травмы на его прошлой войне. И сейчас подталкивает сам к той же метаморфозе новое поколение.

А теперь про триггер. Маньяк–маньяком, а что человека заводит, какой образ мыслей кончается превращением в бессмысленного убивца? Не пустой вопрос. Раньше наиболее известным литературным примером — но далеким от восточнославянских реалий — был Луй (Луи–Фердинанд Селин), бескомпромиссный критик гнилой Европы и мерзкого либерализма. Его за эту критику одно время любили в СССР и щедро переводили; “Путешествие на край ночи” вышло такими тиражами, что копии сохранились до брежневского времени. Ему хотелось чего–то более настоящего, посконного, без жидомасонов и с батогами. Тот же бабский характер, что у Маяковского или Маринетти, им всем хотелось, чтоб начальство их било. Луй стал крайним случаем, потому что с батогами пришли вообще немцы, и стал он коллаборационистом, со стандартными последствиями. А ведь можно было бы и догадаться, куда такой образ мысли ведет. Ну, если иметь мозги. Что характерно, примеры всех этих старых борцунов с гейропой не научили никого ничему, и нынче все пошло по кругу.

Ниже небрезгливому читателю предлагается маленькая подборка сочинений Руслана С., в которой более интересно, какими проблемам он озабочивался и как себя позиционировал до событий. Потому что после событий — это уже не к врачу, а к патологоанатому. А мы хотим все же опознавать ложную логику, фальшивые заботы и следы манипулирования до того, как человек превратился в зомби.

Если я не очень понятно для вас изложил, то тут может быть как минимум две причины: (а) я непонятно изложил и (б) вы не жили моей жизнью и не дружили с моими друзьями, и нам не понять друг друга никогда, в смысле вообще. По–любому вы можете написать в комменте какую–нибудь гадость, если это помогает.

*************************************************************

Размышления в эпоху воплей

Я падонак, каких 
Мало,
Мне по жизни на все
Похуй.
Даже если меня
Валят –
Не дождутся тупых
Охов.
Даже если меня 
Пиздят,
Мне обида не жмет
Губы.
Я такого творил
В жизни –
Можно прямо сейчас
В трупы.
Я на все положил
Лихо
Хуй да йайца свои
Разом,
Мне бы только чего
Пыхнуть
И запить. Не простым
Квасом.
Но сегодня туплю 
В телек –
Чё за хуй — мировой
Кризис?
Снова, чтоле, в гавно
Сели
Буржуазные, блять,
Крысы?
Чё–та в мире опять
ГнИло,
Денег нету — одни
Фразы,
Кто–то снова нас всех
Кинул.
Лихо — шарик земной
Разом?!
И со всеми меня,
Чохом
Понял я. И очко
Сжато.
Мне, конечно, на все
Похуй,
Но лавэ…Это жешь
Свято!!
И куда мне теперь 
Деться?
Целый Мир нынче — ад
Сущий.
Ведь картина таких
Бедствий
Мой уютный мирок 
Рушит.
…Пыхнул. Стало в момент
Ясно –
Трачу зряшно свои
Нервы.
Ну и пусть упадут 
Баксы,
Пусть повалятся рупь
С еврай.
Дитыфхуй, этот мир
Рабьий!
Мой топор, не играй
В прятки!
Снова — бабок пойду
Грабить,
Я же спец. По любым 
Бабкам.
А у бабок — всегда
Хавка.
Бабка в день — вот и сыт
Нынче.
А, быть может, найду
Бабки –
У старух–то всегда 
Нычки!
Я тогда прикуплю
Шишки
И бухла прикуплю,
Может.
Хули — бабок вокруг
Тыщщи.
Мир прекрасен! И я –
Тоже…
Хорошо быть спецом,
Честно!
Без профессии — бля!!
Стремно…
Ладно, кризис, саси 
Чешку!
Я пойду, посмотрю
Порно.
2008

Про_ибало (диалох)

Эк, судьбина тебя покидала!
И туда, и сюда, и на деньги.
Фэйс — истертое в мясо кресАло,
Да не фэйс–то — ебало (на сленге),
Ни красы на котором, ни шарма,
Лишь морщин федеральные трассы,
И такое обилие шрамов,
Что мужчину уже не украсит.
Ты, наверное, так и не понял
(Сорок лет, блять, а все, как мальчишка!),
Непомерный в количестве гонор
Коррелирует с качеством шишек.
Жить, как люди, по–сути, нетрудно:
Наслаждаясь, легко и спокойно.
Почему ты всегда лезешь в блудни?!
И зачем были все эти войны?!
Ни на что ты, в итоге, негоден,
Не разжился ни хатой, ни жиром,
Лишь на башне твоей год от года
Возрастает количество дырок.
А давалась–то жизнь, что корона!!
Скоро смежишь бесстыжие зенки,
И — последние бабки — Харону.
…Не по шапке, видать, этот Сенька.

***

Кто еще мне здесь мозги не трахал?!
Не стерплю от бездушного хлама –
Слушай, зеркало, ну тебя нахуй!
Откровенная муть амальгамы.
Время мной, как мячом поиграло?
Подвиг мой и велик, и неистов –
Кто б с такими судьбой и ебалом
Оставался хоть чуть оптимистом?
Не поймут ни предметы, ни люди –
Я из ордена ищущих Китеж!
…И вообще — больше бриться не буду,
“Ты меня никогда не увидишь”.
2008

Суровый взгляд паранойи

Осень, злобная сука, рычала, плевалась, дождями текла перманентно, 
Завывая в преддверии смерти своей, ну, и может быть, чьей–то еще. 
Непогожие звуки во мне оставались каким–то нездешним крещендо .— 
Как эпиграф мистерии “Гибель дождей”. Старт зимы — начинаем отсчет.

Телевизор ругался и выл. Заклинал, уверял, будто знает, как надо. 
На дворе долго корчился в муках предсмертных сдыхающий капитализм. 
Труп почти что остыл — но, похоже, не зря телеящик пасет свое стадо, 
Наводя злую порчу. По–сути — омЕрта под ласковой магией линз.

Наступает зима! И не нужно шарад — от нее не найдешь оберега. 
Наступает, как армия ада из древних, седых скандинавских баллад. 
Сквозь осенний туман к нам спешит разведбат агрессивного первого снега 
С артиллерией града. Бьет ветер поддых — к нам ворвался зимы авангард.

Я запомнил, что было тепло. Я так рад — было раем ушедшее лето. 
Им живу. Запишу в дневнике: “Похуй зимы и кризисы — тусклая быль”. 
И, наморщив ебло, a la старый пират, вспоминаю свои пистолеты. 
Я грущу, понимая — совсем ненапрасно поблизости их схоронил.

Но не к битве ж с природой готовлю себя, запираясь в пещере квартиры — 
Вслед зиме ненатужно крадется пиздец, разрушенья и беды суля… 
Время — бритва! Совсем не любовью отметит рождение нового мира! 
Откопать мне оружие, чтоли, покуда вконец не промерзла земля? 
2008

Охуенно русский

Проживу ли с такой нагрузкой? 
Правда — часто бывает страшно. 
Я такой — охуенно русский! 
Будто спелая рожь на пашне.

Как звезда над кремлевской башней, 
Сердце жжет и горит рубином… 
Скажут мне о России — “рашка” — 
Бью конкретно и сразу — в дыню

За такие тупые речи. 
Не боюсь ни сумы, ни зоны. 
Да, характер мой явно крепче 
Целых полуведра казенной!

Я по жизни искал свой Китеж, 
Не нашел — ни в воде, ни в людях. 
Сердце стонет! Не плакать — цыть, уж! 
Не бывает добра без худа.

Мир, хоть бей меня, хоть зарежь ты, 
Я не стану ужом бескрылым! 
Жить — без веры и без надежды 
Только русский, наверно, в силах!

…Ночью лампу затЕплю тускло. 
Жизнь идет. Без лавэ зверею. 
Я такой — охенно русский, 
Но так хочется быть евреем!

2008

Душегубить…

Мне собрать бы остатки сил — 
Я в разбой бы рванул шальной, 
Чтобы случай опять решил, 
Что — подъем? Или — все, отбой.

Чтобы кровь кипятил гормон, 
Жилы–мышцы мои дразня, 
Чтоб играла в душе гармонь 
(Щас клубится в башке попсня),

Раззуделося чтоб плечо. 
Ух, дубинушка! Мы — одно! 
Обтереться нам калачем, 
Обращая вину вином.

Наперед не считать потерь, 
Злобой морщить черты лица. 
Лох зажиточный — редкий зверь, 
Но — и он бежит на ловца.

Прибежит! И не надо слов, 
Чтоб, дубиной вминая зуб, 
Мне, под лозунгом “Фхуй ментов!”, 
Брать на дУшу который труп.

Я готов душегубить, братЪ — 
И хочу пробавляться тем. 
Лишь бы — больше не торговать. 
Не по русски оно…Совсем.

2008

Есть, сынок, такое слово — Родина!

Я, конечно, не жду 
От судьбы ни покоя, ни фарта. 
Отучил себя плакать, 
А также — смеяться во сне. 
Сдали Вечность жиду, 
Ну, а русским — крапленая карта — 
Все мы дети бараков, 
Наш мир до сих пор на войне.

Люди русской зимы 
Да заложники у расстояний, 
На мороз и пространство 
Все платим врожденный налог. 
Неудачники мы? 
Ну, вопрос этот спорный и странный. 
Здесь — земля тунеядства, 
Но также — подкованных блох.

Не страна дураков — 
Сука, даже не думай об этом! 
Пусть не латаны дыры, 
Пусть время здесь — будто бы вспять. 
Но понять так легко, 
Что Россия — иная планета, 
И вся физика мира 
Не в силах ее описать.

И сомненья рассей — 
Здесь по жизни не так уж и плохо. 
Да, обилие бедствий, 
Бардак, вызывающий злость. 
Но давленье властей 
Ослабляет всеобщее “похуй!”, 
И народное средство — 
Вся жизнь, как рывок “на авось”.

Да, гламурный фашизм 
Правил тут на ура и с гип–гипом, 
Но светильник погас, 
И, похоже, закончился бал. 
Что ж — харизма харизм — 
Вся Россия — аврального типа. 
…А ведь в Мире как раз 
Прозвучала команда: “аврал!”

2009

Есть, сынок, такое слово — Родина! —2

Патроны тоскуют в обойме, 
ХарАлужность плачет клинка — 
И хочется, хочется в бой мне, 
Но знаю, что рано пока.

Гремит теледурь позитивно, 
Но — так неминуем афронт. 
Буржуи спасают активы, 
Пихая в карманы Стабфонд.

Что было, что не было ценно — 
Распилят без всяких препон. 
Себе приготовят спасенье, 
На нищих готовя ОМОН.

И дремлет страна в летаргии — 
Каникулы в каждой душе… 
Как близко вы, годы лихие. 
Да нет! Наступили уже!

****** 
Я вижу — пиздец. Очень скоро. 
Когда всё, что было — не в счёт. 
Узбекско–таджикское море 
На улицы наши плеснет.

Пойдет миллион азиатов, 
Оставшихся вдруг без копья, 
На поиск последних богатых, 
На поиск жратвы и бабья.

У русских — брат ссорится с братом, 
И, после пальцовок и поз, 
В вопросе “А кто виноватый?” — 
Поймут, наконец — не пиндос!

Мурашки скребутся подкожно — 
Ведь груз осознанья весом, 
Просрав, что нельзя и что можно, 
Мы сами виновны во всем!

Пришло понимание блицем — 
Давай же, Емеля, мели: 
Мы сами своим кровопийцам 
Отдали кровь нашей земли.

Побыли и сыты, и пьяны, 
Аж цельные восемь годков. 
Теперь же (не правда ли, странно?) 
Страна вновь полна дураков.

Пусть мерно ворочались гайки, 
Но сами ведь мы, кореша, 
За телек, кредиты и пАйки 
Забыли о праве — решать.

А нынче не спрячешься в щели, 
И вот — не мудрец, не поэт, 
На русский вопрос “хуйли делать?” 
Не даст достоверный ответ.

****** 
Ты, память, сегодня не висни! 
Давай, ставь рецепты на кон. 
Себя — я готовил полжизни 
Для этих суровых времен.

Настала развязка болезни, 
К чертям сожаленья и брань! 
Сегодня — я буду полезен. 
Все ясно…Шагаю за грань…

2009

Здравствуй, оружие!

Скопом комплексы лезут… 
Страх — первейший вампир! 
Доминанта железа 
Возвращается в Мир.

Все! Ни связей, ни блата, 
Ни привычных богов, 
Снова — время булата, 
Вороненых стволов.

И вчерашние крезы, 
И богемная муть 
Доминанту железа 
Успевают вдохнуть —

Запах порха жженый, 
Разворочены лбы. 
Ну, велкомьте, пижоны 
В дорогие гробы.

Как деньгам антитеза, 
Бодро множит на нуль 
Доминанта железа — 
Злая музыка пуль.

Обесценилось злато, 
Некто новый, большой 
С видом Старшего Брата 
Сортирует лошье.

Даже древние сфинксы 
В грязи дезабильЕ — 
Как букашки под линзой 
На предметном стекле.

Ждут оружия руки: 
Превращается в тир 
Переполненный мУкой, 
Свежий, яростный мир.

2009

Неудавшийся стих

Я хотел написать 
Стих 
Про чудеснейший край — 
Крым, 
Но внезапно порыв 
Стих, 
Я подумал — и хуй 
С ним!

Много разных про Крым 
Саг 
Все творят — тока, бля, 
Дай! 
И, к тому же, я что, 
Маг, 
Чтобы взять, описать 
Рай?

Не опишешь строкой 
Плеск 
Атакующих пляж 
Волн. 
И природы его 
Блеск, 
Развеселых небес 
Фон.

Ты пиши — не пиши — 
Нет, 
Не воспеть круть его 
Скал. 
Получается лишь 
Бред, 
Хоть сними сам с себя 
Скальп…

Умер стих. Да и хуй 
С ним, 
За одно подниму 
Хай: 
Почему ж у хохлов 
Крым? 
Так за что же хохлам — 
Рай?..

2009

Другу

Похоже, это — правда навсегда: 
Деление на нищих и богатых, 
Бюджетные распилы и откаты, 
Народы, обращенные в стада.

Нет, право! Это даже не зима. 
Как русский бунт — бессмысленная — осень. 
И набок опрокинутая “восемь” — 
Недобрая, пугающая тьма.

Конечно же, пророчить не берусь, 
Но чувствую, еще достанет силы 
И времени, чтоб лицезреть могилу… 
Могилу, именуемую “Русь”

Влетишь ко мне когда–нибуь с утра 
И — весь порыв — вскричишь: Вставай скорее! 
Окошко распахнешь. И мы узреем, 
Как там ликуют быдло и урла.

Ты скажешь мне: Россия умерла… 
И снова, кстати, нету виноватых, 
Развалена, как и Союз когда–то 
Вся. Сразу, до последнего села…

И будет это скоро, чорт возьми! 
Ну, а пока — не так уж всё и плохо. 
Живём и пишем. Подъедаем крохи 
И остаемся — вроде бы людьми.

Но, раз уж разговор такой пошёл, 
Скажу, что мы пока ещё — не стадо 
Но кто решил, что так оно и надо? 
И кто сказал, что это — хорошо?

Ведь, ежели судьбу не изменить, 
То — человеком был, иль частью стада — 
Ты все равно участвовал в распаде, 
И с ними рвал “связующую нить”.

Сдается мне — совсем зазря и даром 
Я не погиб тогда под Кандагаром. 
И вот с тех пор я целый “четвертак” 
Доматываю явно — просто так…

2010

Имя Победы

Время — затвором лязгнуло –
Кто там еще нейтрален?
Знамя Победы — красное,
Имя Победы — Сталин.

Вам не сломать историю.
Жалки потуги ваши.
Люди? Нет, инфузории, 
Вам и Россия — Раша.

И, у иллюзий своих в плену,
Вам не Победа — горе!
Хоть замотайте вы всю страну
Власовским триколором.

…Помним, гордимся, ясно нам
(Мы–то своих не сдали) –
Знамя Победы — красное!
Имя Победы — Сталин!.
2015

http://udaff.com/users/nick2007_07/

P.S. Вся информация, использованная в данном материале, размещена в общедоступных — на момент данной публикации — ресурсах самим героем нашего обсуждения.

Show your support

Clapping shows how much you appreciated Sergei Buff’s story.