Может ли психолог помочь достичь вашей цели?

Меня часто спрашивают, чем вот действительно может помочь психолог в достижении целей. «Ты или делаешь, или не делаешь. Всё остальное — отмазки». Или в работе со страхами и тревогой, что такого можно в психотерапии достичь? «Просто делай то, чего боишься, через силу, страх уйдет».

Конечно, и «через силу» у кого-то работает, и осознание того, что «это всё отговорки» кому-то помогает перестать откладывать и начать делать. Но такие люди или не приходят на консультацию вовсе, или после первой встречи, получив поддержку, энергию, заряд от специалиста уже не возвращаются. Но есть множество бессознательных механизмов, которые могут нас удерживать от тех или иных действий (даже если эти шаги должны привести нас к цели). В теории это слишком абстрактно, чтобы в это поверить, поэтому я привожу примеры.

Сегодня я делюсь с вами примером из своей практики, с разрешения клиента, естественно. Имена и некоторые факты изменены для сохранения конфиденциальности.

Лера пришла ко мне сразу с несколькими запросами, но на первой консультации было принято решение поработать с её желанием переехать пожить в Германии. Лера с мужем давно думали над этой идеей, она им очень нравилась, вдохновляла, но постоянно откладывалась и переносилась. Мы стали разбирать ситуацию, искать препятствия, мешающие Лере и её семье осуществить задуманное. «Страшно, что я это сделаю — перееду, и облажаюсь. Что все увидят мой провал, если мы решим вернуться.» У Леры с тех пор, как она вышла замуж, всё складывалось замечательно. В её окружении сложился образ Леры как женщины, которая может все, что любое ее намерение удачно реализуется. Этот образ будто бы накладывал на Леру определенные обязательства соответствовать идеалу. Как же так, все узнают, что я не идеал? Но в целом Лера подобные мысли опровергала словами о том, что в общем-то всем всё равно, никому не нужно это злорадство из тех, кто её знает, да и шаги к «отступлению» есть: Лера с мужем не ставили цель уехать насовсем, это был эксперимент. Это означало, что если они вернутся — это будет не провалом, а завершением получения опыта жизни в другой стране и решением вернуться обратно. На осознаваемом уровне всё казалось простым и безопасным, но что-то всё же мешало Лере действовать.

Тогда мы начали исследовать опыт прошлых успехов и неудач, реакций окружающих на «провалы», рассматривать решения, которые Лера сейчас оценивала как ошибочные. И в процессе такого путешествия во времени в какой-то момент сложилась картинка.

В отношениях с родителями Лере повезло не так, как в супружеских. Её родители развелись, и с 9 лет Лера жила с мамой. Как это часто бывает, родители Леры расстались не в самых лучших отношениях, и обиды и агрессия матери по отношению к бывшему супругу часто выражались в сторону Леры, которая сильно напоминала своего отца. Лера всё время ощущала нелюбовь своей матери и представляла себе, как хорошо было бы жить с папой. После 14-ти Лера попросилась жить с отцом и они договорились с мамой, что годик она поживет у папы, а дальше они посмотрят, как быть. И вот тут, словами Леры, начался ад.

Жить с отцом оказалось ужаснее, чем с холодной матерью, который временами как будто и не было совсем. Лере пришлось столкнуться с психологическим и физическим насилием, очень быстро ей захотелось обратно. Когда Лера запросилась к маме, та ее не пожалела, не поддержала, не приняла домой с распростертыми объятиями, а холодно заметила: «Я тебя предупреждала». Лера совершила ошибку, переехав к отцу, в итоге ей не к кому было обратиться за помощью. Последствия переезда между квартирами родителей оказались хуже, чем Лера себе представляла.

Кстати, сейчас, в переезде в Германию отец Леры ее очень поддерживает, мать же отговаривает это делать. Ситуация спустя много лет повторяется: Лера делает выбор между вариантами, один из которых нравится маме, другой приятен папе. Конечно, Лера сейчас уже другая, и ужасы детства больше повторятся — есть кому её защитить, она сама уже умеет за себя постоять. Но 14-летняя её девочка, которая живёт внутри нее и до сих переживает тот «ад», переезда в другую сторону очень боится. Потому что если она вернется в Москву, мама ей скажет: «Я тебя предупреждала», а для нее это очень больно, — остаться без чьей-либо поддержки в 14 лет.

Мы с Лерой шли к её 14-летней девочке, живущей «в аду», которой не на кого было положиться, которой никто не собирался помогать. Мы забирали её из этого ужаса, страха, унижения и чувства вины (вслед за мамой, Лера быстро обвинила себя за то, что приняла неправильное решение и уехала к папе). Лера разрешила своей девочке ошибаться и гарантировала, что поддержит в трудной ситуации, по чьей вине бы она ни произошла. Лера обещала своей девочке стать для нее самой лучшей мамой, в которой она так нуждалась.

Лере удалось пережить жестокое обращение дома благодаря своей внутренней силе, стойкости, мужеству. Но сама Лера себя видела по-другому. В её представлении, после замужества она стала сильной, уверенной, способной осуществить любое свое желание, до этого же она казалась себе слабой, неуверенной, ленивой… Лера даже перестала называть себя Валерией, решив оставить полное имя в прошлом, считая Валерию неудачницей. Выйдя замуж, она стала исключительно Лерой.

В ходе работы мы увидели, что Валерия была очень сильной, и что она-то как раз справится с любым переездом, потому что самое страшное она уже пережила. Более того, если бы не Валерия, Лера сейчас не была бы той, кто она сейчас.

Как видите, Лера не осознавала свой страх, вызванный прошлым опытом. Более того, она не принимала важную и сильную часть себя, желая ее ото всех спрятать. Подобные ситуации могут влиять на наше настоящее, порождая внутренний конфликт. Мы можем очень хотеть достичь цели, но какая-то наша часть сталкивавшаяся с негативными последствиями каких-либо действий ранее, будет мешать совершать шаги в сторону цели.

One clap, two clap, three clap, forty?

By clapping more or less, you can signal to us which stories really stand out.