Несколько слов о российской конфликтологии

Фрагмент книги А. Я. Анцупова и С. Л. Прошанова “Российская конфликтология. Указатель 1555 диссертаций отечественных ученых (1949–2012)”

5.6 Принцип борьбы со Злом в его конфликтах с Добром

Сущность данного принципа состоит в том, что в современных условиях конфликтолог уже не может ограничиваться бесстрастным поиском истины. Он должен уметь отличать Добро от Зла и в меру своих сил, но все же не щадя их бороться со Злом в его конфликтах с Добром.
Западная конфликтология выдвигает принципом работы конфликтолога положение о том, что он не отвечает за результат разрешения конфликта. Он отвечает лишь за такую организацию процесса взаимодействия борющихся сторон, при которой они сами смогут конструктивно завершить развитие противоречия, вызвавшего конфликт. Конфликтолог не участвует в борьбе. Он стоит «над схваткой» и делает ее более конструктивной. Такая позиция заметно облегчает деятельность конфликтолога. В этом принципе заключен глубокий, правильный, но все же ограниченный смысл.
Ущербность данного принципа состоит в том, что он ориентирует конфликтолога на организацию сотрудничества или компромисса в конфликте Ангела и Черта. Однако, если в такой ситуации мы не сражаемся на стороне Ангела, значит мы однозначно поддерживаем Черта. Наша поддержка Черта неочевидна. Она замаскирована попытками примирить Добро и Зло. Многовековая практика показала, что компромисс, а тем более сотрудничество между Добром и Злом в конечном счете приводит к полной победе Зла.
«…безразличие к несправедливости есть предательство и подлость» (О.Мирабо).
«Ничто так не ободряет порока как излишняя снисходительность». (В.Шекспир).
В современных условиях процесс деградации цивилизации быстро и заметно обострился. Ситуация, сложившаяся сейчас в российском обществе по многим параметрам напоминает катастрофу. «Если за период 1988 -1992 гг. смертность в СССР возросла на 15%, то только за один 1993 г. — на 18%. В специальной литературе подчеркивается, что такое явление отмечается только в военные годы. Более того, детальный анализ показывает, что даже в годы Первой и Второй мировых войн прирост смертности у гражданского населения европейских стран, включая Германию, был значительно ниже, чем в сегодняшней России» (С.П. Расторгуев).
В ситуации войны нельзя жить по законам мирного времени. Точнее жить можно, но эта жизнь будет трудной и короткой. Конфликтолог не может сегодня ограничиваться ролью «фотографа», объективно и бесстрастно фиксирующего социальные конфликты между Добром и Злом. Именно к такой роли по-прежнему, опираясь на западные установки, тяготеет отечественная конфликтология. Сегодня, на пока еще бескрайних просторах России, Зло часто побеждает Добро, уничтожает его, глумится над ним. Яркий пример — убийство в 2010 году 12 человек, среди которых было четверо детей. Более 10лет банда, возглавляемая С. Цапком, держала в страхе не только свою Станицу Кущевская, но и соседнюю — Ленинградскую. Она терроризировала тысячи честных тружеников, насиловала их детей, убивала непокорных. Глава банды — кандидат социологических наук, районный депутат, член партии «Единая Россия». Хотя 2 года идет следствие, некоторые участники частично осуждены. Скоро банду ждет судебное решение.
Размывание грани между Добром и Злом — одна из основных задач информационно-психологической войны. Непротивление Злу насилием — коварная дезинформация, запущенная Злом, для того, чтобы облегчить себе и без того не тяжелую жизнь.
Российский конфликтолог должен сегодня энергично превращаться из «фотографа-информатора» в бойца, который в меру своих сил, но все же не щадя их борется с социальным Злом, масштабно поразившим наше общество. безоружное, неорганизованное Добро в нынешней конкретной ситуации Зло. Конфликтолог не имеет права быть безразличным в конфликтах между Добром и Злом. Он должен сражаться в батальоне Добра против армии Зла. Именно в этом состоит основное отличие отечественной конфликтологии от западной.