Дожили — как молодёжь Марий Эл и Йошкар-Олы скоропостижно ушедших земляков поминает. Или почему за ними не следит местная администрация?

По просьбам патриотично-настроенных граждан… Для этого надо было специально выждать. Попытаться обдумать лишь после того пока пыль не осядет, пока не закончатся обсуждения и не прекратятся диспуты с пресловутыми обвинениями. Без шума разобраться легче. Речь идёт об общественной реакции жителей Марий Эл на недавнюю дорожную трагедию с многочисленными жертвами в микроавтобусе, которая произошла в середине месяца сего года на трассе Йошкар-Ола — Юрино. Подчеркнём и повторимся: тема заключается не в рассуждениях о причинах автокатастрофы (в ней разберутся профильные специалисты), а в том каким образом осуществлялось “административное регулирование” по организации мероприятий народной скорби

Всем известно, характер российских людей таков, что мы всегда объединяемся перед лицом общего врага, либо супротив одной беды. Нам свойственны коллективное сострадание и стремление поддержать близких, пусть даже малознакомых, при обстоятельствах, когда они неожиданно потеряли своих родственников, друзей, коллег. Как бы не грызлись между собой, смерти друг другу не желаем — норма в нашем менталитете. Следовательно, глумления и искажения в подобных материях тем более неприемлемы. А если в совершённых ошибках ещё случайно замешана, не дай Б*г, чиновничья практическая ошибка, то соответствующее бичевание просто требовательно. Чтобы прививать нелепицу на официальном уровне и тупить неповадно было. Здесь также без преувеличений имеется сакрально-конкретная ответственность перед молодым поколением и целостным будущим ▼▼

Да, конечно, искренне жалко погибших. Настоящее горе. Земля пухом. Есть и слова благодарности за необходимую — максимальную из возможных — финансовую помощь от республиканского руководства жертвам и пострадавшим в страшной автоаварии. Объявленный в Марийской Республике 17 ноября День траура по погибшим в ДТП опять доказал отзывчивость и добрую сердобольность жителей Марийской Республики… Однако, так получается, “некоторые” и “особо прыткие” из “нечаянно в кабинет залетевших” при регламентном приминении служебного положения умеют, к сожалению, у нас громко и некорректно… сложно подобрать приемлемые слова. Короче, неужели когда надлежит срочно всплакнуть, все дороги ведут именно к Вечному Огню? Кто инициативно нафантазировался смешать красное с твёрдым? Почему старшие не объясняют молодым и не поправляют их? Или — наоборот — это взрослые ребята с крупной зарплатой профнепригодно отправили на поля “бригаду юных бойцов”? А до и позже определённые СМИ и всякие горадминистрации какую-то чушь настойчиво анонсируют, тиражируют и распространяют. Остальные смотрят, наблюдают, участвуют и считают, что всё якобы вполне нормально. Размытие критического мышления, обыкновенный эффект окон Овертона ▼▼▼

Источник скриншота

Развивая мысль о патриотическом воспитании, точнее о её абсолютной недостаточности в нашем регионе, подступаешься к выводу — символизм и значение Вечного Огня у нас понимают слабо. Напоминает гайд-площадку под использование абсолютно в любом случае. Тем, кто не в курсе, напомним: Вечный Огонь в столице Марий Эл зажжён от Вечного Огня Пискаревского мемориала в Ленинграде и посвящён защитникам Родины не пришедшим с войны. “Они” ещё бы сообразили с Георгиевскими свечами по трауру ДТП подойти к — тоже непременно уважаемой — “Афганской стене”. Разве сложно обратить внимание на опыт цивилизованных городов России? Допустим, в городе возложить венки и поставить свечи с записками на том месте (или рядом с ним), откуда выехало пассажирское транспортное средство. Приди, помолчи, вспомни. Без пафоса, выслуживаний, заявлений и пиара… Действуя для отчётности, комкая или сокращая идею, мы создаём подставленных “мальчиков из Бундестага”. Наивные не виноваты, а синдром не улетучивается. Намедни созданному Министерству молодёжной политики, спорта и туризма работы в Марий Эл хватит вдоволь.

30

30 claps
Константин Строкин

Written by

Вольный публицист… [который из Марий Эл]