Папа наш!

18 мая на Facebook-странице пресс-секретаря Украинской православной церкви Московского патриархата появилась такая запись: “К сведению народных депутатов Верховной Рады Украины. Ватикан обеспокоен возможностью принятия 4128 и 4511. Вызвали нашего посла Украины при Ватикане. Ватикан полностью солидарен с позицией, высказанной римско-католическим епископом Станиславом Широкорадюк на эту тему”.

Речь идет о законопроектах, ограничивающих антиукраинскую деятельность религиозных организаций и регламентирующих процесс перехода церковных приходов под другую юрисдикцию. “Позиция” римско-католического епископа,оглашенная им полгода назад в эфире католического “Радио Мария”, ничем не отличается от точки зрения Московского патриархата:

  • православные приходы УПЦ МП — неотторжимая собственность “юридического лица” (Московского патриархата);
  • закон №4128 — “коррупционная схема”;
  • право верующих самостоятельно определиться с юрисдикцией своих приходов — “Майдан”;
  • смена юрисдикции — “рейдерство”.

И так далее.

Строго говоря, это не позиция, а ругань. Примерно в таких выражениях помещик-самодур в старину дискутировал с “черной костью”. Или архиерей — с приходским батюшкой. Например, с отцом Павлом Адельгеймом, который до своего последнего дыхания боролся за независимость приходской жизни от архиерейского произвола. В общем, ничего нового. Если бы не епископская шапочка на голове оратора, которая поставила в крайне неловкое положение украинских грекокатоликов. Сошлись на том, что это частное мнение отдельного епископа, и постарались забыть. И вот теперь пришлось вспомнить…

Понятное дело, в Украине информацию о вызове посла “на ковер” сочли “уткой”. Не может же Ватикан вот так, с бухты-барахты выступить против Украины! Но попытки получить полноценное опровержение дали крайне неубедительные результаты. Если не сказать, обескураживающие. Ватиканская пресс-служба дала сухую справку: “В сегодняшнем расписании встреч папы римского не значится аудиенция с послом Украины при Ватикане”. А официальное опровержение МИД Украины оказалось больше похожим на подтверждение. Да, у посла был “ряд рабочих встреч в Государственном секретариате Ватикана, где обсуждали различные вопросы внутренней и внешней политики”. “В том числе на этих встречах обсуждали и эти законопроекты, — признала пресс-секретарь внешнеполитического ведомства Марьяна Беца. — Критики со стороны Ватикана не было”.

Наконец, точки над “i” расставила Апостольская нунциатура в Украине (посольство Ватикана): “В различных ситуациях некоторые высокопоставленные лица Государственного Секретариата Святого Престола встречали Посла Украины при Святом Престоле, чтобы выразить определенные беспокойства относительно законопроектов, посвященных церковным вопросам, о которых говорится в эти дни. Аналогичные вопросы были подняты Апостольским нунцием в Украине в беседах с некоторыми представителями украинского правительства”. Понятно, что “некоторые высокопоставленные лица” встретили посла не в кафетерии за чашкой cappuccino, а пригласили в “высокий кабинет”. Понятно, что скрывается под “определенными беспокойствами” и “аналогичными вопросами”, которые посол Ватикана “поднял” в Киеве.

Можно, конечно, продолжать себя тешить “неформальностью” этих вынужденных контактов, но лучше признать очевидное: при папе Франциске Ватикан фактически стал союзником Москвы. И случилось это не вчера. Слишком быстро забылась Совместная декларация, подписанная папой и патриархом Кириллом в Гаване 17 февраля 2016 года. Отдельные церковные консерваторы в России возмущались самим фактом встречи, греко-католики — “московской трактовкой” событий в Украине, но мало кто обратил внимание на главное: папа в декларации представляет католиков, а патриарх — православных. Не заметили подвоха? Тогда напомню: документ был подписан накануне Всеправославного собора на Крите, который Московский патриархат попытался сорвать.

Москва — не Рим, а Кирилл — не “православный понтифик”. Строго говоря, патриарх не может полноценно представлять даже прихожан храмов, находящихся в юрисдикции Московского патриархата, — это прерогатива Поместного собора. Что же говорить о мировом православии, в котором, на момент подписания Гаванской декларации, московский патриарх выступал в роли смутьяна и раскольника?! Предшественники Франциска свои примирительные жесты всегда адресовали только Вселенским патриархам, которым принадлежит то, что в православии принято называть “первенство по чести”. С 1964 года, когда в Иерусалиме встретились папа Павел VI и патриарх Афиногор, таких мероприятий было много. Инициатор Всеправославного собора патриарх Варфоломей в 2006 году принимал в своей резиденции папу Бенедикта XVI и подписал с ним совместную декларацию. В 2014-м Варфоломей встретился уже с Франциском и опять подписал с ним совместную декларацию.

В то же время отношения с Москвой у Рима не складывались из-за оригинальной доктрины “неприкосновенности канонической территории”, которую изобрели и яростно отстаивали в Русской православной церкви. Возвращение отнятых при Сталине храмов грекокатоликам в Украине и миссионерская деятельность римско-католической церкви в России и странах СНГ вызывали в Москве бурные протесты и делали невозможным полноценный диалог. И вдруг почти в одночасье все изменилось: Ватикан не просто отвернулся от Константинополя и выступил в предсоборном конфликте на стороне Москвы. Новый понтифик де-факто признал московского патриарха себе ровней — полномочным представителем всего православного мира.

Понятное дело, у такой перемены должны быть очень веские причины. Их довольно просто найти. Достаточно внимательно прочитать текст Гаванской декларации. Если выбросить риторическую шелуху, у нас останется сухой и понятный политический документ. Своего рода шаблон программы для правой консервативной партии: христианская Европа в опасности, агрессивный секуляризм, семья разрушается, гей-браки, эвтаназия, аборты, абыр, абыр, абырвалг. В России подобные сборники унылых мантр принято называть “духовными скрепами”. На момент подписания Гаванской декларации все это было очень актуально и в Европе, которая, казалось, застыла в тревожном ожидании “правого марша”: замеры общественного мнения свидетельствовали о взлете популярности крайних политических сил, чему способствовали наплыв мигрантов и постоянные теракты. Ожидалось, что в ближайшие год-два либеральная Европа с ее общечеловеческими ценностями уйдет в прошлое.

Папа Франциск, безусловно, талантливый актер и гений самопиара. В Аргентине многие считают его пособником военной хунты, но на папском престоле мы увидели улыбчивого чудака-бессребреника: моет ноги прокаженным, празднует день рождения в компании бомжей и собак, сам себе готовит еду. Помните Его Воробейшество в телесериале “Игра престолов”, с половником или половой тряпкой в руках? Джонатан Прайс не только внешне похож на понтифика, он талантливо воспроизвел его стиль, его манеры, его повадки. Экранный персонаж тоже покорял людские сердца скромностью и житейской мудростью. Оболваненные им вельможи сами не замечали, как становились послушным орудием в руках монстра…

Несколько десятилетий Ватикан искал себе место в современном мире, смиренно следуя в фарватере общечеловеческих ценностей. То же самое можно сказать и про Русскую православную церковь 1980–90-х годов. Но вот ветер подул в другую сторону, и… РПЦ первой вернулась в исходное положение — стала верным слугой престола. После неожиданной отставки Бенедикта XVI, очевидно, пришел черед церкви католической. Ватикан хочет снова “раздавать короны” и определять политику, ценности и будущее Европы. Москва, имеющая целую армию прикормленных агентов влияния и мощные рычаги для вмешательства в политические процессы на континенте, для Ватикана — естественный союзник, за услуги которого он готов расплачиваться, в том числе, предательством Украины. “Прошу вас, будьте терпеливы… То, что люди будут помнить, это их объятия, и объятия являются святой вещью. Но вы скажете: даже Иуда поцеловал Иисуса Христа, но потом Его предал. Иногда все мы бываем маленькими предателями”, — так ватиканский посол Клаудио Гуджеротти ответил на возмущение главы Украинской грекокатолической церкви “украинскими пунктами” Гаванской декларации.

На этот раз посол поберег свое красноречие для членов украинского правительства, с которыми “поднял” свои “аналогичные вопросы”. Украинские грекокатолики Ватикан больше не интересуют. Не до них сейчас. “Правый марш” в Европе захлебнулся, так толком и не начавшись. Впереди много работы.

Владимир Голышев — публицист и драматург

Высказанные в рубрике “Право автора” мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода